А почему все боялись прачечных магдалины. Про приюты Св.Магдалины – Innocentia

Покайся или умри: приюты святой Магдалины в Ирландии

А почему все боялись прачечных магдалины. Про приюты Св.Магдалины - Innocentia

По этой причине тысячи ирландских сестер и дочерей были заклеймены позорным званием «падшей женщины» и изгнаны собственными семьями в католические приюты святой Магдалины, нередко до конца своей жизни.

Ежедневный рабский труд, психологическое и физическое насилие со стороны священнослужителей, безысходность и отчаяние — это были неизменные спутники 30 000 сестер Магдалины на протяжении более чем двухсот лет.

Особенно пугает то факт, что последнее заведение подобного типа было закрыто в Ирландии только в 1996 году.

Приюты Магдалины начали создаваться в Ирландии с 1767 года благодаря протестантскому «Движению спасения» и личным стараниям филантропа леди Арабеллы Денни, которая решила перенять успешный опыт реабилитации проституток у других стран.

Первое заведение подобного типа было открыто в Дублине на Лисон-стрит и представляло собой временный приют для падших протестанток, где женщинам предоставляли крышу над головой и возможности освоить новую профессию.

Благородные цели Арабеллы Денни были по достоинству оценены обществом, поэтому вскоре на территории Ирландии была построена целая сеть подобных заведений.

Неслучайным был выбор духовной покровительницы для приютов: известного, что в библейских писаниях Мария Магдалина была раскаявшейся блудницей, которая впоследствии стала ярой последовательницей учений Иисуса Христа. Уже тогда к работе над перевоспитанием падших женщин привлекались священнослужители и сестры милосердия. Согласно сохранившимся регистрационным книгам, подопечные приютов приходили и покидали его территорию по собственной воле, порою неоднократно.

Постепенно протестантское движение потеряло поддержку государства, что вызвало серьезные финансовые затруднения во всех сферах ее деятельности. Католическая церковь, напротив, только укрепляла свою власть.

Со временем приюты Магдалины полностью перешли в ее ведомство. Это внесло ряд кардинальных изменений в быт и жизнедеятельность этих заведений.

По характеру приюты стали больше напоминать воспитательно-исправительные учреждения долгосрочного пребывания, а выражаясь простым языком, превратились в настоящие тюрьмы.

Изменился и контингент воспитанниц: если раньше обитательницами приюта были исключительно проститутки, то при католической церкви узницей исправительного учреждения могла стать жертва сексуального насилия, умственно отсталая или молодая женщина, вступившая в половую связь и родившая ребенка вне брака.

Чаще всего, несчастные становились воспитанницами приюта по просьбе членов семьи, но иногда среди «заключенных» встречались девственницы, поведение которых было расценено опекунами или персоналом детского дома как излишне игривое и распущенное.

При отсутствии совершеннолетнего родственника, который смог бы взять на себя опеку над девушкой, она была обречена «отбывать пожизненное заключение».

Девушки, попавшие в приют, лишались не только личных вещей, одежды и свободы. Их заставляли забыть кто они есть: запрещалось использовать собственное имя, вспоминать родственников, незаконнорожденных детей и любые эпизоды из прошлой жизни.

Тех же, кто ослушался, сестры милосердия могли жестоко избить, закрыть в холодном помещении без окон и несколько дней морить голодом. Воспитанницы были обязаны называть своих мучительниц «матерями», ежедневно выслушивать проповеди о грехопадении и заучивать наизусть длинные молитвы.

Для поддержания монастырской атмосферы девушек вынуждали проводить большую часть дня в гнетущем молчании, ведь простое человеческое общении и дружба были строго запрещены.

Адский труд с утра до вечера, психологическое и физическое насилие, постоянные издевательства со стороны монахинь — это был ад на земле, посредством которого женщины должны были искупить свои грехи перед Богом. Конечно, некоторые девушки пытались бежать, что в принципе было бессмысленно. После того как полиция или родственники привозили беглянку обратно, ее стригли наголо.

Приюты были лишены какой-либо финансовой поддержки со стороны католической церкви. Поэтому все воспитанницы были обязаны трудиться с утра до вечера, чтобы расплатиться со своими «благодетелям» за те убогие условия жизни, которые были им доступны.

В качестве основного способа заработка для жительниц приютов был выбран достаточно символичный вид бытовой работы — стирка. По-видимому, именно этот тяжкий женский труд ассоциировался у священнослужителей с очищением души от скверны.

Дешевыми услугами несчастных рабынь пользовались различные госучреждения, армия, больницы, гостиницы и знаменитые пивоваренные компании, к примеру, Guinness.

Вскоре, за приютами закрепилось шутливое название «Прачечные Магдалины», а «церковный бизнес» стал приобретать промышленные масштабы: для повышения эффективности рабочего процесса во дворах неприметных католических приютов стали отстраиваться профессионально оборудованные помещения для стирки. Тем временем сотни девушек были вынуждены проводить дни во влажных помещениях, стирать руки в кровь о грязное белье незнакомых им людей, дышать вредными химическими средствами, которые наносили непоправимый вред их здоровью.

Неоднократно воспитанницы приютов получали тяжелые травмы и увечья в процессе работы. Никакой медицинской помощи пострадавшим не оказывалось, а воспитанницы, которые по состоянию здоровья не могли выходить на работу, попросту исчезали.

Никто не может сейчас ответить на вопрос, сколько женщин было погребено в безымянных могилах, как их звали и насколько ужасными были последние дни их жизни. Одно можно сказать точно — спасти «современных рабынь» могло только чудо. И оно свершилось! В начале XX века на свет появилось чудо технического прогресса — стиральная машина с электрическим приводом.

С каждым годом этот вид крупной бытовой техники становился все дешевле и доступнее для ирландского потребителя, что постепенно привело к упадку сетей прачечных Магдалины. Получая свободу, бывшие сестры Магдалины кое-как обустраивали свою жизнь, находили нормальную работу, выходили замуж, стараясь не вспоминать о страшных годах, проведенных в заточении.

Никто бы и не узнал о тысячах искалеченных судеб ирландских женщин, если бы не публичный скандал, разгоревшийся в связи с продажей одного из приютов некой частной компании.

В 1993 году монашеский орден в Дублине решил продать часть своих земель вместе с бывшим приютом Магдалины. При осмотре территории сотрудники компании по торговле недвижимостью обнаружили безымянные могилы, где покоились 115 неизвестных женщин.

Останки извлекли, кремировали и перезахоронили на кладбище Гласневин. Кремация в Ирландии неофициально находится под запретом, так как христианское общество приравнивает процесс сожжения тел к языческому обряду.

На волне всеобщего негодования бывшие узницы приютов одна за другой стали нарушать обед молчания: женщины давали интервью различным печатным изданиям, открыто выступали на телевидении с рассказами о самых страшных годах своей жизни.

В 1997 году жертвы приютов приняли активное участие в создании независимого документального фильма «Секс в холодном климате», который произвел настоящий шок на современное ирландское общество.

В 2002 году о приютах Магдалины узнала мировая общественность. На большие экраны вышел художественный фильм «Сестры Магдалины», снятый знаменитым ирландским режиссером Питером Мулланом. Картина произвела неизгладимое впечатление на жюри Венецианского кинофестиваля и получила «Золотого льва» — главный приз конкурса.

Вскоре жертвы приютов создали собственный профсоюз Magdalene Survivors Together. Представительницы организации требовали от государственных чиновников выплаты компенсаций за физический и моральный ущерб, причиненный им за годы проживания в приютах.

Также бывшие воспитанницы хотели получить официальное извинение от католической церкви и государства. Но ни те ни другие не спешили идти навстречу женщинами, возможно, потому что понимали — официальное извинение равно полному признанию вины.

Вскоре скандал разгорелся с новой силой, и слова прощения здесь уже не могли помочь.

В 2009 году главой правительства Ирландии был подписан Лиссабонский договор, который обязал страны Евросоюза начать борьбу с дискриминацией и социальной несправедливостью на своих территориях. В связи с этим сеть ирландских католических приютов и церковных школ была подвергнута тщательной проверке независимой комиссии.

Согласно представленному отчету, в течение 80 лет более 800 католических священнослужителей, монахинь и учителей церковных учреждений регулярно подвергали своих воспитанников моральным унижениям, физическому и сексуальному насилию. В этих преступлениях принимали участие нецерковный персонал и спонсоры приютов.

Только за последние годы за помощью обратились около 10 000 пострадавших, а общее количество жертв за 80-летний период может превысить 150 тысяч.

Римский Папа Бенедикт признал вину церкви и извинился перед пострадавшими, а кардинал Шон О’Мэлли и архиепископ Дублина Диармуид Мартин совершили публичное омовение ног жертвам сексуального насилия в главном католическом соборе Дублина.

В докладе 2009 года несколько раз прозвучали обвинения в сторону держателей приютов святой Магдалины, и Комитет ООН против пыток настоял на проведении еще одно расследования касательно деятельности этих учреждений.

В 2013 году специальной комиссией был опубликован доклад, в котором подтверждалось, что в период с 1922 по 1996 год в прачечных Магдалины бесплатно трудились и подвергались насилию около 10 тысяч женщин. Но правительство Ирландии как будто бы не замечало происходящего.

В ответ на их молчание бывшие узницы приютов Магдалины стали устраивать акции протеста и угрожать голодовкой.

Под давлением премьер-министр Энда Кенни все же согласился посвятить этой теме одно из предстоящих собраний.

Спустя несколько недель на очередном заседании правительства премьер выступил с официальным заявлением, в котором публично извинился перед жертвами приютов и пообещал выплатить компенсации всем выжившим женщинам.

Во время своей проникновенной речи Кенни назвал приюты Магдалины «национальным позором Ирландии» и даже расплакался, чем заслужил теплую поддержку со стороны присутствующих.

Пожилые сестры Магдалины доказали всему миру, что они не просто жертвы церковного произвола.

Это сильные духом женщины, посвятившие свою жизнь борьбе: в юности они боролись за собственную жизнь, будучи в зрелом возрасте, — за возможность стать счастливыми, несмотря на пережитое.

В старости сестры Магдалины продолжил борьбу с несправедливостью и людским равнодушием, призывая к ответу церковь, государство и общество за тысячи сломанных жизней молодых ирландских женщин.

Источник: //www.cablook.com/mixlook/pokajsya-ili-umri-priyuty-svyatoj-magdaliny-v-irlandii/

Концлагеря святой Марии: как католическая церковь перевоспитывала грешниц

А почему все боялись прачечных магдалины. Про приюты Св.Магдалины - Innocentia

Лишь двадцать лет назад закрылся последний Приют Магдалины. История этих учреждений — это рассказ о попытке создания системы реабилитации проституток, которая превратилась в систему трудовых лагерей при католической церкви.

В середине XVIII века Великобритания была одним из пионеров в создании учреждений особого типа: тюрем в их современном виде и работных домов (нечто среднее между трудовым лагерем и приютом для бездомных). На базе вторых и появились Приюты Магдалины.

Если тюрьмы нового типа должны были бороться с преступностью, а работные дома — с нищетой и безработицей, то приюты были задуманы для искоренения такого порока, как проституция.

Первый приют открылся в Лондоне в 1758 году. Проститутки, которые хотели завязать с этим ремеслом, приходили в учреждение, где могли получить кров и оплачиваемую работу швеи или прачки.

Вскоре практика создания Приютов Магдалины, названных по имени раскаявшейся Марии Магдалины, распространилась по всей территории Британской империи, в которую на тот момент входила и Ирландия. Там первый приют открылся всего через семь лет после лондонского. Но если английские приюты создавались в основном частными лицами, то в католической Ирландии это стало делом религиозных общин.

Католическая церковь пересмотрела условия, необходимые для попадания в приюты. И в них начали принимать не только проституток, но и всех, чьё поведение выбивалось из морального кодекса того времени. А самое главное — без какого-либо элемента добровольности.

Теперь женщины в приюты попадали по представлению родственников и приходских священников. В них оказывались те, кто рожал вне брака, подвергся насилию, те, кого сегодня принято называть трудными подростками. Самые набожные — а с такими семьями в католической Ирландии проблем не было — отдавали в приюты даже «слишком красивых» дочерей.

После того как Ирландия в 1922 году получила сперва автономию, а позже и независимость, приюты стали уникальным ирландским явлением.

Во всём мире аналогичные программы «реабилитации» проституток сошли на нет, так как, во-первых, эффект от них был невелик, а во-вторых, мир всё-таки стал более гуманным и просто так заставить работать за гроши женщин, не совершивших преступлений, было невозможно.

Но в Ирландии последний Приют Магдалины закрылся всего двадцать лет назад — 25 сентября 1996 года. За три года до его закрытия произошёл грандиозный скандал. Конгрегация сестёр Пресвятой Девы решила продать землю одного из приютов. Во время сделки на территории обнаружили братскую могилу, в которой было найдено 155 неопознанных женских тел.

Только после этого ирландское общество впервые заинтересовалось, что же происходило за стенами этих «исправительных прачечных» в течение всего ХХ века.

Приюты функционировали в качестве прачечных по двум причинам. Во-первых, сам характер подобной работы носил религиозный подтекст, отсылал к чистоте.

Во-вторых, до массового распространения стиральных машин процесс стирки был очень тяжёлым, поэтому прачечные пользовались большой популярностью.

А может ли быть что-то выгоднее бесплатного труда? «Дети», или «Магдалины» (как называли «исправляемых») не получали денег за свою работу, так что Приюты Магдалины были сверхприбыльными учреждениями.

Первые подробности о том, как в приютах всё было устроено, стали известны только в конце ХХ века, когда бывшие «Магдалины» наконец заговорили.

Женщина, оказавшаяся в приюте, теряла все гражданские права, даже право на имя: в лучшем случае их просто переименовывали (иногда даже мужским именем), а то и обходились номером, как в концлагере.

Ограничений по сроку пребывания не существовало, хотя из 10 тыс. ирландок, которые прошли приюты в ХХ веке, большая часть находилась в них менее года.

Но бывали случаи, когда в прачечных жили годами, кроме того, попадать в приюты можно было неоднократно.

Освобождали из приютов, когда находился родственник, готовый взять ответственность за «Магдалину». Но родным не сообщали точное местонахождение «исправляемой», так что найти конкретного человека в системе католических прачечных было непросто, ведь и имена у них были изменены.

Кроме того, родственникам, чтобы они не беспокоились, могли и банально врать, высылая табель с хорошими отметками, хотя вместо учёбы «Магдалина» занималась тяжёлым физическим трудом.

А в случае побега (естественно, из таких заведений часто сбегали) беглянку ловила полиция и возвращала обратно без решения суда.

Условия труда в Приютах Магдалины оставались такими же, как в XVIII веке. Рабочий день не ограничивали, он мог длиться по двенадцать и более часов. Стирку вели в промышленных объёмах — с использованием прессов, пара, едких веществ.

При этом охрана труда осуществлялась на самом примитивном уровне. Женщину, получившую травму, могли на долгое время оставить без медицинской помощи, например, в наказание за какой-либо проступок.

Видимо, в результате таких происшествий и появилась братская могила на участке сестёр Пресвятой Девы.

Одна из самых известных узниц «Приютов Магдалины», Мэри Норрис, рассказывала в одном из интервью: «Лучше бы я оказалась в женской тюрьме. Там, по крайней мере, понятно, когда закончится срок».

В 1997 году вышел документальный фильм «Секс в холодном климате», в котором некоторые бывшие «Магдалины» (в том числе и Норрис) решились наконец-то впервые публично рассказать о том, что им пришлось пережить: изнурительные работы, психологическое и сексуальное насилие, тяжёлые моральные травмы. После выхода фильма стали появляться и другие свидетельства, вплоть до художественного фильма Питера Маллана «Сёстры Магдалины», который вышел в 2002 году.

Среди тех, кто побывал на «исправлении», — известная ирландская певица Шинейд О’Коннор, которая с тех пор занимает очень недоброжелательную позицию по отношению к официальной католической церкви.

Ирландское правительство до последнего пыталось избежать любой ответственности за функционирование в стране легальных католических трудовых лагерей. Только под давлением Комитета против пыток ООН ирландское правительство в 2011 году создало специальный комитет, который должен был исследовать этот вопрос.

Из итогового доклада комитета, опубликованного в 2013 году, следовало, что ирландское правительство не просто знало о существовании в стране сети принудительного труда.

Оно напрямую поддерживало Приюты Магдалины, обеспечивая их выгодными государственными заказами. Рабский труд в Ирландии существовал при прямом участии государства.

Только после обнародования этой информации премьер-министр Ирландии Энда Кенни впервые принёс извинения всем, кто прошёл приюты.

На сегодняшний день Ирландия выплатила более €10 млн в качестве компенсации жертвам Прачечных Магдалины. Судебные процессы продолжаются до сих пор.

Виктор Миронов

Источник: //russian.rt.com/article/322726-konclagerya-svyatoi-marii-kak-katolicheskaya-cerkov-perevospityvala

Про приюты Св.Магдалины

А почему все боялись прачечных магдалины. Про приюты Св.Магдалины - Innocentia

You are not a man of God… 

Вы слышали о приютах Святой Магдалины? Видели фильм “Сестры Магдалины”? Про религиозных фанатиках и беспредел в приютах.. Так вот..

Первый приют Св.Магдалины открылся в Лондоне в 1758 году. Вскоре практика создания Приютов Магдалины, названных по имени раскаявшейся Марии Магдалины, распространилась по всей территории Британской империи, в которую на тот момент входила и Ирландия. Там первый приют открылся всего через семь лет после лондонского.

Но если английские приюты создавались в основном частными лицами, то в католической Ирландии это стало делом религиозных общин.

Приюты Магдалины начали создаваться в Ирландии с 1767 года благодаря протестантскому «Движению спасения» и личным стараниям филантропа леди Арабеллы Денни, которая решила перенять успешный опыт реабилитации пуританок у других стран.

Первое заведение подобного типа было открыто в Дублине на Лисон-стрит и представляло собой временный приют для падших протестанток, где женщинам предоставляли крышу над головой и возможности освоить новую профессию. Благородные цели Арабеллы Денни были по достоинству оценены обществом, поэтому вскоре на территории Ирландии была построена целая сеть подобных заведений.

Женщина, оказавшаяся в приюте, теряла все гражданские права, даже право на имя: в лучшем случае их просто переименовывали (иногда даже мужским именем), а то и обходились номером, как в концлагере.

Ограничений по сроку пребывания не существовало, хотя из 10 тыс. ирландок, которые прошли приюты в ХХ веке, большая часть находилась в них менее года.

Но бывали случаи, когда в прачечных жили годами, кроме того, попадать в приюты можно было неоднократно.

Освобождали из приютов, когда находился родственник, готовый взять ответственность за «Магдалину». Но родным не сообщали точное местонахождение «исправляемой», так что найти конкретного человека в системе католических прачечных было непросто, ведь и имена у них были изменены.

Кроме того, родственникам, чтобы они не беспокоились, могли и банально врать, высылая табель с хорошими отметками, хотя вместо учёбы «Магдалина» занималась тяжёлым физическим трудом.

А в случае побега (естественно, из таких заведений часто сбегали) беглянку ловила полиция и возвращала обратно без решения суда.

.

29 марта 1862 года, в Петербурге открылся первый в России приют святой Марии Магдалины для “кающихся женщин”. Его организовали на базе Калинкинской больницы, но по структуре и внутренним распорядкам он скорее напоминал монастырь.

Приют должен был стать местом для лечения и реабилитации проституток. Монахини и благотворители намеревались находить работу для уличных девок, давать им образование и уводить с грешной стези.

Согласно библейскому сюжету, Иисус Христос исцелил Магдалину от сидевших в ней семи бесов и она стала первой из женщин, служащих ему “именем своим”. Она стирала его одежду, готовила пищу, оплачивала расходы по насущным потребностям и неустанно давала милостыню нуждающимся.

По мнению создателей приютов, их воспитанницы должны были пройти по схожему пути, чтобы исцелиться от душевных недугов. Поэтому их день состоял в основном из тяжкого принудительного труда. Женщины работали в прачечных, шили одежду, готовили еду и очень много молились.

В течение дня во многих приютах действовал обет молчания — девушки не должны были разговаривать ни с кем, кроме своих смотрительниц.

За непослушание следовали строгие телесные наказания — палки, розги, особо провинившихся заставляли стоять на ногах без сна до тех пор, пока девушки не падали без сознания.

Так как Католическая церковь не оплачивала содержание приютов, все финансовые вопросы они решали самостоятельно.

Пришедшие за помощью женщины сутками трудились на тяжёлом производстве и в швейных цехах, деньги за их работу шли на нужды приюта и благотворительность. К началу ХХ века их даже стали называть прачечными святой Марии.

Путешествующий по Европе Пётр I нашёл практичный способ борьбы с ночными бабочками и создал так называемые прядильные дома, по сути — тюрьмы для проституток.

 Гравюра П. Штелина «Вид на Подзорный дворец и Прядильный двор со стороны Фонтанки», 1762 г.

Так и появился Калинкинский дом — первый прядильный дом, построенный на берегу Фонтанки в 1720 году. Для работы в нём были приглашены мастера из Голландии, дабы научить бывших пуританок “делать добрую и лёгкую ткань на голландский манер”. Но не сложилось.

Спустя полтора столетия, после многочисленных попыток организовать в Петербурге работные дома для дам лёгкого поведения, в здании Калинкинского дома появилась больница, а в ней — созданный по европейскому образцу приют Марии Магдалины.

Он перенял у своих английских и ирландских собратьев основную концепцию работы с “кающимися женщинами”. От тяжкого недуга и сложной судьбы они исцелялись телесными наказаниями, трудом, постом, молчанием и молитвой.

В повести Куприна “Яма”, созданной в начале XX века, упоминается дурная слава петербургского приюта. Однако к моменту написания повести в Калинкинской больнице больше не было приюта Марии Магдалины. Ещё в начале 1780-х годов она превратилась в первую российскую венерологическую клинику. 

  Одна из самых известных узниц «Приютов Магдалины», Мэри Норрис, рассказывала в одном из интервью: «Лучше бы я оказалась в женской тюрьме. Там, по крайней мере, понятно, когда закончится срок».

 Приют Магдалины в Ирландии

Но в Ирландии последний Приют Магдалины закрылся всего двадцать лет назад — 25 сентября 1996 года. За три года до его закрытия произошёл грандиозный скандал. Конгрегация сестёр Пресвятой Девы решила продать землю одного из приютов. Во время сделки на территории обнаружили братскую могилу, в которой было найдено 155 неопознанных женских тел.

Только после этого ирландское общество впервые заинтересовалось, что же происходило за стенами этих «исправительных прачечных» в течение всего ХХ века. 

 В Петербурге мрачная история Калинкинской больницы закончилась более полувека назад. В 30-х годах прошлого века её здание занял институт кожно-венерологических заболеваний, однако в 1954 году его перепрофилировали в НИИ антибиотиков и ферментов. В этом статусе институт дожил практически до наших дней — несколько лет назад его занял бизнес-центр “Калинкин”.

Калинкинская больница

Среди тех, кто побывал на «исправлении», — известная ирландская певица Шинейд О’Коннор, которая с тех пор занимает очень недоброжелательную позицию по отношению к официальной католической церкви.

ИМХО:  Родители развелись, когда ей было восемь лет. Из католической школы, где она училась без всякого энтузиазма, её исключили. А вскоре О’Коннор арестовали за магазинную кражу и отправили в Приют Магдалины.

 Одной из таких заключенных была и Кэтлин Легг. Она попала туда как раз из-за того, что была внебрачным ребенком. Сейчас Кэтлин 77 лет.

Она вспоминает те годы ужаса и насилия, когда она жила и трудилась в школе Святой Марии в Дублине. И хотя с тех пор прошло уже 60 лет, Кэтлин до сих пор не может забыть то время.

Мать двоих детей вспоминает: “Это было рабство. Каждый раз, когда я закрываю глаза ночью, я возвращаюсь туда”.

Когда мать Кэтлин отдавала ее в эту школу, она была уверена, что 14-летняя дочь будет жить в обычном интернате для детей, где за ней будут присматривать. Но как только девочка пересекла порог заведения, у нее отняли имя и дали ей номер: 26.

Кэтлин рассказывает: “Мы были роботами. Мы потеряли всякое чувство индивидуальности. У нас отобрали свидетельства о рождении. У нас даже не было зеркал и календарей.

Я даже не знала, как я выгляжу, а через несколько лет уже не могла понять, когда мой день рождения”.

В 2002 году о приютах Магдалины узнала мировая общественность. На большие экраны вышел художественный фильм «Сестры Магдалины», снятый знаменитым ирландским режиссером Питером Мулланом. Картина произвела неизгладимое впечатление на жюри Венецианского кинофестиваля и получила «Золотого льва» — главный приз конкурса.

Действие происходит в Ирландии в 1960-е. Три юные девушки попадают в приют святой Магдалины, чтобы искупить свои грехи и встать на путь истинный. Грязные падшие женщины успели изрядно нагрешить находясь на воле.. Роза родила внебрачного ребенка и обрекла свою семью на позор.

За это родители отправляют девушку в приют, а ее сына отдают на усыновление. Маргарет была изнасилована, что поставило на ней клеймо- шл*ха. А Бернадетта  была непростительно хороша собой и не боялась смеяться в компании противоположного пола.

Чудовищные грехи, не так ли?
 

Вскоре жертвы приютов создали собственный профсоюз Magdalene Survivors Together. Представительницы организации требовали от государственных чиновников выплаты компенсаций за физический и моральный ущерб, причиненный им за годы проживания в приютах.

Также бывшие воспитанницы хотели получить официальное извинение от католической церкви и государства. Но ни те ни другие не спешили идти навстречу женщинами, возможно, потому что понимали — официальное извинение равно полному признанию вины.

Вскоре скандал разгорелся с новой силой, и слова прощения здесь уже не могли помочь.

Из итогового доклада комитета, опубликованного в 2013 году, следовало, что ирландское правительство не просто знало о существовании в стране сети принудительного труда.

Оно напрямую поддерживало Приюты Магдалины, обеспечивая их выгодными государственными заказами. Рабский труд в Ирландии существовал при прямом участии государства.

Только после обнародования этой информации премьер-министр Ирландии Энда Кенни впервые принёс извинения всем, кто прошёл приюты.

На сегодняшний день Ирландия выплатила более €10 млн в качестве компенсации жертвам Прачечных Магдалины. Судебные процессы продолжаются до сих пор. 

Источник с Интернета

 Хосе де Рибера. Кающаяся Мария Магдалина 

Какие фильмы еще про религиозных фанатиков знаете?

Источник: //dnevniki.ykt.ru/Innocentia/1067939

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий