Анна Иоанновна. Биография. А.П. Волынский, став кабинет-министром, принялся интриговать против Остермана. Своих врагов Анна Иоанновна не забывала и не прощала никогда

Если Вам понравилась статья и Вам интересна данная тема, то ждем Ваш лайк и Ваши комментарии, а также подписку на канал. 🙂

Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Правление Анны Иоанновны, являющейся племянницей Петра Великого, неотъемлемо связывается в учебниках истории с таким понятием как “бироновщина”.

Большинство исследователей сходятся в том мнении, в котором Бирон является фаворитом, реакционером, а также тем государственный деятелем, который затормозил развитие Российского государства.

Бирон стал одним из самых влиятельных личностей послепетровской эпохи, несмотря на то, что обществом он воспринимался не иначе как “злой гений” императрицы Анны.

Портреты императрицы Анны Иоанновны и её фаворита – Бирона. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Чем же, собственно говоря, интересен период правления Анны Иоанновны? Вопрос. Во время правления племянницы Петра не происходило, грубо говоря, ничего.

Целостности Российского государства ничего не угрожало, во внутренней политике не имелось каких-либо существенных преобразований, правда-таки лишь можно было отметить усиление мздоимства и укрепление власти чиновничества.

И если мы имеем представление о том, что Анна Иоанновна отличалась легким нравом, Бирон являлся её фаворитом и “злом во плоти”, а немцы буквально-таки сковали Русь-матушку, то кто, собственно, являлся “героями” “Бироновщины”? Кто, кроме самого Бирона, был “звездой” эпохи, чья влиятельность распространялась на все и всех?

Восковые фигуры Бирона и Анны Иоанновны. Источник изображения открытая база “Яндекс. картинки”.

1. Артемий Петрович Волынский

В ноябре 1730 года Артемий Петрович получает назначение в Персию, а уже в конце 1731 года он определяется воинским инспектором под командованием самого Миниха. Его политические взгляды стали известны истории, благодаря “Записке”, которая хоть и была составлена сторонниками самодержавия, однако содержала поправки, сделанные его рукой.

Артемий Петрович являлся ярким представителем дворянства, чьи интересы он выражал и отстаивал. Волынский явным образом заискивал за влиятельной “плеядой” немцев, а именно перед Минихом, Левенвольде и, конечно, Бироном.

В тоже время Волынский ищет дружбы и с их врагами – П.М.Еропкиным, А.Ф.Хрущовым, В.Н.Татищевым.

С ними же Артемий Петрович ведет диалоги о политической действительности времени, выражая заинтересованность в исправлении внутренних дел Российского государства.

В 1733 году Волынский становится начальником отряда армии, которая в ту пору осаждала Данциг, а уже к 1736 году он назначается обер-егермейстером.

На следующий год Артемий Петрович послан вторым министром на конгресс, проходящий в Немирове, на котором обсуждались вопросы относительно заключения мира с турками. Возвращаясь в Петербург, его карьерный рост неумолимо идет вверх. 3 февраля 1738 года Артемий Петрович назначается кабинет-министром.

Волынский, находясь на данной должности, начал приводить в порядок дела кабинета, расширять его численность благодаря созыву “генеральных собраний”.

Артемий Петрович Волынский. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

В 1739 году Волынский является единственным докладчиком по делам Кабинета у Анны Иоанновны. Однако милость императрицы коротка… Остерман, противник Волынского, воспользовался всею своей хитростью и заискиванием, дабы настроить императрицу Анну против Артемия Петровича.

Волынский пытался вернуть расположение Анны Иоанновны. Он устроил шуточную свадьбу-спектакль между князем Голицыным и калмычкой Бужениновой. Данная забава вернула расположение императрицы, однако не надолго. До ушей самодержицы всероссийской дошли слухи о диалогах Волынского, в которых он резким образом критиковал власть.

Остерман и Бирон донесли императрице на Волынского, требуя показательного суда над ним. Анна Иоанновна не соглашалась. Тогда Бирон, который считал себя оскорбленным отказом императрицы и тем, что Волынский избил в “покоях” Бирона некоего Тредьяковского, прибегнул к шантажу.

Он представил племяннице Петра весьма жесткий выбор – либо он, Бирон, либо Волынский.

В апреле 1740 года Волынскому было запрещено появляться при царском дворе, а вскоре он и вовсе был подвергнут домашнему аресту за 500 рублей государственных денег, которые были взяты дворецким Артемия Петровича из конюшенной канцелярии. Вскоре началось следствие по делу Волынского…

Если изначально Волынский отказывался от всех обвинений, то по прошествии некоторого времени он сознался во взяточничестве и утайке государственных денег. Однако врагам волынского признания ненавистного им деятеля было недостаточно.

Следственная комиссия продолжала искать новые улики. И им удалось! Некто Василий Кубанец донес о речах Артемия Петровича, в которых последний говорил не только о вреде и позоре иноземного правительства, но и об убийстве Остермана и Бирона.

Доказательством вины Волынского служили его бумаги и книги. В них был обнаружен проект о преобразованиях в области государственного устройства и проект о исправлении государственных дел. Так пал некогда всесильный Волынский.

2. Андрей Иванович Остерман

Если при Петре I Остерман являлся всего лишь дипломатом, то при Екатерине, супруге Петра, Андрей Петрович становится вице-канцлером, а также главным начальником над почтой, президентом коммерц-коллегии и, наконец, членом Верховного тайного совета. Неплохой карьерный рост, согласны?

В 1730 году Андрей Иванович решил уклониться от заговора представителей совета, сославшись на свое иностранное происхождение и болезнь ног. Остерман примыкает к шляхетству, сближается с Феофаном Прокоповичем, а также начинает вести переписку с Анной Иоанновной.

Андрей Иванович Остерман. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Анна Иоанновна становится императрицей, а Остерман получает графский титул. Интриган Остерман сдружился и с Бироном, став его и лучшим другом.

и советником относительного всего внутреннего управления империи. Именно благодаря идеи Остермана был основан Кабинет министров, где вся инициатива принадлежала только лишь ему.

учитывая тот факт, что мнение Остермана было беспрекословным, ему можно приписать следующие государственные “подвиги”:

  • уменьшение дворянской службы;
  • сокращение податей;
  • меры, укрепляющие и развивающие торговлю, промышленность и грамотность среди населения;
  • преобразования в судебной и финансовой области и пр.

Остерман занимался вопросами не только внутренней политики государства, но и внешней. Например, именно благодаря ему были заключены торговые соглашения Российской империи с Англией и Голландией.

После “бироновщины” Андрей Иванович сохранил все прежние звания и обязанности. При Анне Леопольдовне и её малолетнем сыне Иване Остерман становится генерал-адмиралом. И это несмотря на удаление Бирона со двора! Однако беспечная жизнь Остермана длилась недолго.

Следующей императрицей на его веку становится Елизавета Петровна. дочь Петра Великого. Остерман попадает под арест, а после предается суду. Каковы же были обвинения против Андрея Ивановича у следственной комиссии? Во-первых, это измена присяге.

благодаря подписанию духовного завещания Екатерины I, во-вторых, устранение Елизаветы Петровны от престола после смерти малолетнего Петра II (сына Алексея Петровича, внука Петра Великого) и Анны Иоанновны, в-третьих, сочинение манифеста о назначении наследником престола Российского принца Иоанна Брауншвейгского, а также советы Анне Леопольдовны по выдаче Елизаветы Петровны замуж за какого-либо иностранного “убогого” принца. Ну и, конечно, раздача государственных мест иностранцам, русофобия, оскорбления дочери Петра – Елизавете и пр. Список, как мы видим, весьма внушительный.

Императрица Елизавета Петровна, дочь Петра Великого. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Андрей Петрович Остерман был приговорен к колесованию, но его помиловали и он всего лишь отправился в ссылку.

3. Никита Юрьевич Трубецкой.

Карьерный рост молодого князя Трубецкого начался в 1730 году, поскольку он оказал поддержку императрице Анне Иоанновне, ведущей в то время борьбу с представителями Верховного тайного совета за власть. Никита Юрьевич в 30 лет становится генерал-майором и занимает должность главного интенданта армии.

Трубецкой принимает участи в войне за польское наследство и в русско-турецкой войне 1735 – 1739 гг.

В это время, а именно в 1737 году, Никита Юрьевич становится генерал-лейтенантом, а после заключения мира с Турцией ему даруется орден св. Александра Невского. Взлет карьеры продолжается…

Князь Трубецкой становится вскоре генерал-прокурором и председателем Правительствующего сената в чине действительного тайного советника.

Никита Юрьевич Трубецкой. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Когда у престола оказывается Елизавета Петровна, князь активным образом содействует её желанию восстановить Сенат. Дочь Петра оставляет Трубецкого во главе восстановленного государственного учреждения.

Во время своей коронации Елизавета Петровна и вовсе награждает Трубецкого орденом св. Андрея Первозванного. Как мы видим, несмотря на то, что времена и власть сменились, Трубецкой все-таки не утрачивает своего влияния.

Впоследствии Трубецкой становится причастным к рассмотрению дел и судов относительно упомянутого нами ранее Остермана и графа Миниха в 1741 н., а также А.П.Бестужева-Рюмина в 1758 г. Уже с 1751 г. Трубецкой становится генерал-губернатором Москвы, однако вскоре покидает свой пост.

Никита Юрьевич награждается чином генерал-фельдмаршала и уже с 1760 г. получает звание президента Военной коллегии. В 1763 году карьерист Трубецкой уходит в отставку на заслуженный покой.

4. Андрей Иванович Ушаков

С начала правления Анны Иоанновны Андрей Иванович Ушаков назначается сенатором. а уже в 1731 г. он становится начальником канцелярии тайных розыскных дел. Он принимает участие в таких важных следственных делах как, например, дело Волынского.

Андрей Иванович Ушаков. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

После кончины Анны Иоанновны и во время воцарения малолетнего Иоанна Антоновича Андрей Иванович поддерживает Бирона. Ставка не удалась.

Бирон пал и Ушакову ничего не оставалось, кроме как “войти к милость” к Елизавете Петровне. Если все высшие чины былого управления либо лишались своих мест, либо отправлялись в ссылку, то ситуация с Ушаковым обстояла иначе.

Он входит в число представителей обновленного Сената, но к нему в качестве помощника назначается доверенное лицо новой императрицы – граф А.И.Шувалов.

«Управляя тайной канцелярией, он производил жесточайшие истязания, но в обществах отличался очаровательным обхождением и владел особенным даром выведывать образ мыслей собеседников».Бантыш-Каменский, историк.

5. Принц Антон Ульрих Брауншвейгский

Женихом принцессы Анны Меклебург-Шверинской, племянницы Анны Иоанновны, стал Антон Ульрих Брауншвейгский. данный выбор был продиктован влиянием Австрийского двора на императрицу Анну.

Принц Антон Ульрих Брауншвейгский. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Антон Ульрих прибывает в Россию в 1733 г., будучи маленьким мальчиком. В России начинают заниматься воспитанием принца. Интересным здесь является то, что все воспитание и занятия проходили у Антона Ульриха совместно с принцессой Анной.

Императрица надеялась, что таким образом между мальчиком и девочкой установится прочная связь, которое со временем будет способно перерасти в любовь. Однако расчеты были не верны…

Анне Меклебург-Шверинской принц Брауншвейгский абсолютно не понравился, поскольку она считала его очень ограниченным, мягким, податливым, да и к тому же обладающим маленьким ростом.

Несмотря на неприязнь принцессы по отношению к принцу Брауншвейгскому их свадьба все-таки состоялась в 1739 г., а уже летом 1740 г. на свет появился их первенец – Иван.

После рождения малыша Анна Иоанновна захворала, а сын Анны и Антона был объявлен наследником престола Российского при регенте Бироне.

Принц Антон Ульрих Брауншвейгский остается недовольным завещанием почившей Анны Иоанновны и стремится избавиться от Бирона. Антон Ульрих стремится найти поддержку и обращается к Остерману и Кейзерлингу, однако те сдерживают его.

В это же время против Бирона восстает гвардия, однако их заговор раскрывается. Заговорщики (кабинет-секретарь Яковлев, офицер Пустошки и пр.

) наказываются кнутом, а принц Брауншвейгский приглашается в чрезвычайное собрание кабинет-министров, сенаторов и генералитета, где также почитается как виновный в заговоре против Бирона.

Именно на чрезвычайном собрании принимается решение, по которому родителям Иоанна Антоновича причитается ежегодная выплата в размере 200000 рублей.

Также Антону Ульриху на данной встрече намекают, что в случае очередной попытки свержения Бирона и действующего режима, с ним поступят весьма сурово и жестко.

Плюс ко всему на чрезвычайном собрании Антона Ульриха заставляют подписать прошение об увольнении со всех должностей, которые были им занимаемы.

Как складывались отношения Бирона, Антона Ульриха и Анны Леопольдовны после раскрытого заговора? Бирон относился к родителям императора весьма пренебрежительно, позволял высказывать в их сторону самые гнусные оскорбления, а также высказывал угрозы отобрать трон у малолетнего Иоанна, после чего выслать все Брауншвейгское семейство из империи.

Анна Леопольдовна с сыном – императором Иоанном Антоновичем. Источник изображения открытая база “Яндекс. Картинки”.

Анна Леопольдовна, получавшая ежедневные донесения о подобных речах Бирона, решается на отчаянный шаг. она приходит к фельдмаршалу Миниху, который 8 ноября 1740 г.

свергает Бирона и ликвидирует его господство в государстве. Судя по всему, свержение происходило без участия принца Брауншвейгского. Регентство над малолетним императором Иоанном переходит к его матери – Анне Леопольдовне, а Антон Ульрих провозглашается в ноябре 1740 г.

генералиссимусом российских войск. Как показала история. их “песня звучала” недолго.

После воцарения Елизаветы Петровны они подверглись опале, а их сын был заточен в крепость и во времена очередного переворота, с целью воцарения супруги Петра III Екатерины Алексеевны, бывший император Иоанн Антонович был убит.

Подписаться на канал Вы можете здесь.

“Chekharda” рекомендует:

1. Интриги царского двора Петра Великого. Семья Монс: зависть, измена и казнь.

2. За что Марина Мнишек прокляла род Романовых?

3. Как появилось российское дворянство?

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d385f9589a5de00ae1e497b/5d920b0079c26e00aea40357

Читать Анна Иоанновна

Анна Иоанновна. Биография. А.П. Волынский, став кабинет-министром, принялся интриговать против Остермана. Своих врагов Анна Иоанновна не забывала и не прощала никогда

Особое, исключительное место в системе управления времен Анны занимал ее фаворит Э. И. Бирон, о чем уже сказано выше.

Нет сомнения, что ни одно мало-мальски важное назначение на государственные должности не обходилось без одобрения временщика.

Он контролировал и Кабинет министров, хотя в какие-то моменты Остерман, пользуясь своей незаменимостью, пытался вести и свою игру. Бирону это, конечно, не нравилось. Он опасался, что вице-канцлер полностью подчинит себе Кабинет министров.

После смерти канцлера Головкина в январе 1734 года в Кабинете остались двое — Остерман и Черкасский, что сразу же нарушило равновесие: бесспорно, что пронырливый Андрей Иванович быстро подмял бы под себя анемичного Алексея Михайловича. Это заставило Бирона задуматься — за вице-канцлером, явно метящим в канцлеры, нужен был глаз да глаз.

И тогда Бирон делает следующую рокировку: Черкасского назначают канцлером, а в Кабинет срочно вводят возвращенного из почетной берлинской ссылки Павла Ягужинского.

Конечно, твердо полагаться на неуравновешенного Павла Ивановича Бирон не мог, зато мог уверенно рассчитывать, что тот — антипод осторожному Остерману — не позволит вице-канцлеру втайне обделывать свои дела и вредить Бирону.

Но в начале 1736 года Ягужинский занемог, и Бирон деловито и озабоченно пишет Кейзерлингу: «Ягужинский умрет, вероятно, в эту ночь, и мы должны стараться заместить его в Кабинете».

На пустующее место кандидата подбирали долго, уж слишком были высоки требования к нему: с одной стороны, он должен быть неплохим администратором, а с другой — креатурой, доверенным лицом Бирона.

И Бирон нашел Артемия Петровича Волынского, который хорошо зарекомендовал себя и как администратор, и как прилежный искатель милостей временщика и к тому же, к радости Бирона, не ладил с Остерманом. 3 апреля 1738 года, пройдя своеобразный испытательный срок, Волынский становится кабинет-министром.

Введение деловитого, поначалу горячо преданного Бирону Волынского восстановило некое равновесие сил в Кабинете, нарушенное после смерти конфликтовавшего с Остерманом Ягужинского. Так временщик сохранил контроль за действиями скрытного вице-канцлера.

В свою очередь, Остерман, недовольный тем, что приходилось делить власть с Волынским, интриговал против бироновского выдвиженца… Это тоже устраивало Бирона — ибо за Волынским тоже следовало присматривать. Словом, Бирон вел довольно сложную игру. И все же фаворит так и не решился сам войти в состав Кабинета. Ему больше подходила роль судьи, наблюдателя за деятельностью этого высшего учреждения — роль, которая избавляла его от ответственности.

У истоков дворянской эмансипации

Кабинет министров начал свою работу осенью 1731 года не на пустом месте — с самого начала царствования Анны шел поиск своей модели политики.

Ее основами становятся, с одной стороны, во многом показная, формальная преемственность идеалов Петра Великого, верной последовательницей которого стремилась изобразить себя Анна, а с другой стороны — намерение исходить из той реальности, которая была уже несовместима с петровским политическим опытом и требовала другой политики.

В начале анненского периода заметны попытки выработать общие принципы политики, которыми надлежало руководствоваться и в дальнейшем. Сохранилась записка Остермана за 1730 год, где он сформулировал принципы, которые надлежало, по его мнению, учитывать императрице во внутренней политике.

Остерман считал, что основу правления должны составлять «Страх Божий, милосердие и снисходительство, любовь к правосудию и исполнение онаго».

Были и более конкретные предложения: проводить регулярные совещания сановников, привлекать к ним сенаторов и президентов важнейших коллегий, учредить комиссию, чтобы закончить свод законов — Уложение (давняя мечта законодателей XVIII века, все еще державших на столе устаревшее Уложение 1649 года). Остерман предлагал создавать новые школы, следить за судопроизводством и тем, что теперь называют «исполнительской дисциплиной». Разумеется, все это были благие пожелания, как и неопределенные советы «все слушать и все изследовать». Но все же в проекте вице-канцлера были хоть какие-то конструктивные принципы политики. До этого, во времена верховников, и таких общих положений не было — двигались вслепую.

Драматические события начала 1730 года выдвинули на передний план проблему статуса и положения российского дворянства. С петровских времен произошли заметные изменения в положении, а главное — в мировоззрении вчерашних служилых людей, а теперь — «шляхетства». И новое правительство Анны уже не могло не считаться с их требованиями и настроениями.

Анна пошла навстречу пожеланиям и сословным требованиям шляхетства, а это расширяло социальную основу ее власти. Расчет был верный — как бы по-разному ни относились группировки дворян к проблеме ограничения власти императрицы, все они были едины, когда заходила речь об их сословных интересах.

Наиболее полно социальные требования шляхетства отразил проект Черкасского, который был поддержан и авторами других проектов. Дворяне единодушно просили уменьшить срок службы до 20 лет, заменить учебой в специальных учебных заведениях тягостную службу своих сыновей рядовыми в полках.

Все дворяне настаивали на отмене закона Петра I о единонаследии 1714 года, согласно которому помещик имел право передавать свое имение только старшему из сыновей, младшие же были обречены искать пропитание в канцеляриях и в армии.

Правительство Анны провело несколько изменений в сфере дворянской политики, которые позволяют говорить о том, что в 30-е годы XVIII века была начата новая глава в истории русского дворянства.

9 декабря 1730 года был издан указ, в котором констатировалось, что положения указа 1714 года о единонаследии «по состоянию здешняго государства не к пользе происходят».

И далее детально обосновывалась необходимость его отмены: «отцам не точию естественно есть, но и закон Божий повелевает детей своих всех равно награждать», а потому помещики, пытаясь обойти петровский указ, продавали деревни, чтобы на вырученные деньги обеспечить будущее младших сыновей.

Не меньше ухищрений было и с оформлением приданого для дочерей. Эти пункты, «яко необыкновенные сему государству», предлагалось отменить и «с сего указа в разделении детям как движимых, так и недвижимых имений чинить по Уложению» 1649 года и на этом основании помещикам «дать в том волю».

Указ дал дворянам несравненно большую, чем прежде, свободу распоряжения имением, своим главным достоянием.

В марте 1731 года был издан еще один указ, подтверждавший отмену закона о майорате и предписавший «как поместья, так и вотчины именовать равно одно: «недвижимое имение-вотчина», и отцам и матерям детей своих делить по Уложению всем равно, також и за дочерьми в придания давать по-прежнему».

Слияние двух весьма различных видов собственности — поместья (временного держания) и вотчины (родового владения) — было также важным изменением, ибо, согласно букве закона, все поместья становились вотчинами, то есть наследственными, в принципе неотчуждаемыми владениями.

(Впрочем, на практике вотчины, как и поместья, с легкостью отписывались на государя — полноправного властителя и повелителя жизни и имущества служилого человека, каким был и остался в это время дворянин.)

Исчезновение юридического понятия «поместье» как временного земельного владения, предоставленного дворянину на срок службы, знаменовало изменение самого понятия «служба». Образование при Петре I шляхетства как особого сословия не изменило сущности прежней службы, которую исполняли служилые люди в прошлые века.

Более того, с образованием регулярной армии, «правильного» бюрократического государства служба становилась все труднее, требования к ее исполнению — все строже, а наказания за провинности — все суровее.

Дворянин первой трети XVIII века уже не мог, как его отец или дед, отсидеться в деревне, ограничиваясь присутствием на ежегодных, довольно формальных, смотрах, куда он приезжал «конно, людно и оружно», а затем с облегчением возвращался в свое поместье. При Петре I служба дворянина, оставаясь поголовной, пожизненной и обязательной, стала еще и регулярной, постоянной.

Она вынуждала его надолго, если не навсегда, покидать свое поместье. К тому же эта служба стала требовать серьезной профессиональной подготовки, исполнительности, самоотверженности и дисциплины, что давалось не просто.

Источник: https://online-knigi.com/page/228913?page=53

Читать

Анна Иоанновна. Биография. А.П. Волынский, став кабинет-министром, принялся интриговать против Остермана. Своих врагов Анна Иоанновна не забывала и не прощала никогда
sh: 1: –format=html: not found

Предисловие

Иному читателю может показаться странным, что биография императрицы Анны Иоанновны издается в знаменитой серии «Жизнь замечательных людей». Однако слово «замечательный» в русском языке имеет два значения. Согласно первому, «замечательный» — это «выдающийся, необыкновенный по своим качествам».

Именно так в советское время понимали это слово в названии серии «ЖЗЛ», хотя и в ней было много биографий людей совсем не выдающихся и даже вполне заурядных. Но есть и второе значение этого слова: «замечательный» — это «заслуживающий внимания», «примечательный», «интересный».

Для педантов биография Анны Иоанновны вполне может проходить «по второму департаменту» — как биография человека, несомненно заслуживающего нашего внимания.

При этом сразу скажу, что я не был преисполнен к своей героине ни особой симпатии, ни особого неприятия, поэтому стремился сказать о ней все и не утаить ничего.

Книг и статей об Анне Иоанновне у нас и за рубежом написано немного. Уж если историки и обращались к ее царствованию, то их, как правило, привлекал 1730 год, когда была предпринята уникальная попытка ликвидировать самодержавие, создать олигархическую монархию.

Этот сюжет из истории XVIII века стал любимым для либеральных историков начала XX века и служил неким подтверждением возможностей развития России не только по самодержавному пути. На Анну Иоанновну историки смотрели при этом с пренебрежением и некоторым раздражением, как смотрят на случайного прохожего, который загораживает нам вид из окна на интересное происшествие на улице.

С ней было все ясно — случайно попала на русский трон в результате политической интриги верховников и сама по себе внимания не заслуживала.

Другой темой из времен Анны Иоанновны, на которую обращали свое внимание историки и литераторы, была так называемая бироновщина или «засилье немецких временщиков» во главе с Бироном.

Это весьма спорное толкование анненского периода явилось следствием определенных исторических традиций, уходящих корнями в правление Елизаветы Петровны.

Последняя насильственно и с формальной точки зрения незаконно захватила трон в 1741 году и стремилась обосновать свое узурпаторство необходимостью свержения «немецкого ига» и возвращения утерянного со времен Петра Великого могущества России. И в этом случае ничего хорошего об Анне Иоанновне не писали.

Очень часто книги о правителях, в сущности, таковыми не являются. Их можно условно назвать «Россия во время правления…», причем о личности самого правителя говорится мало, рассказ же идет в основном о социальных, экономических, военных и иных событиях эпохи, в которую довелось править этому человеку.

Книгу об Анне я решил писать немного иначе, отталкиваясь от личности императрицы Анны Иоанновны и от тех документов, которые позволяют судить о ее характере, привычках, пристрастиях, которые дают возможность внимательно присмотреться к ее окружению, создать некий «групповой портрет с дамой», ни на минуту не упуская из виду находящуюся в центре этого «портрета» государыню. Я старался уделять внимание прежде всего миру, в котором жила Анна Иоанновна, и тому, каким видела она этот мир. Слов нет, задача оказалась трудной — императрица Анна была личностью не особенно интересной, приземленной, неяркой. Она не оставила после себя богатых по мыслям и чувствам писем, подобно Екатерине II, не была она и столь честолюбива, чтобы думать о том, как изобразят ее в будущем. Но в ее простоте, даже простоватости, безыскусности есть своя прелесть, в ее поступках и решениях есть своя логика и смысл, а поэтому для историка личность Анны Иоанновны кажется вполне подходящим предметом для исследования.

Глава 1. Тридцать семь дней без самодержавия

* * *

Ночь с 18 на 19 января 1730 года многие в Москве провели без сна. В императорской резиденции — Лефортовском дворце (который в конце XVII века построил Петр Великий для своего фаворита Франца Лефорта) — умирал российский самодержец Петр II Алексеевич.

Двенадцатью днями ранее — в один из главнейших православных праздников, Крещение Господне, или день Водосвятия, 6 января, юный царь — полковник Преображенского полка, прошел торжественным маршем во главе гвардии от Красных ворот до Кремля, долго простоял на литургии у «иордани» на Москве-реке на ветру и сильно простудился. Это стало ясно в тот же день вечером. Жена английского дипломата леди Рондо писала своей приятельнице, что государь пробыл на морозе четыре часа и сразу по возвращении во дворец «пожаловался на головную боль. Сначала причиной сочли воздействие холода, но после нескольких повторных жалоб призвали его доктора, который сказал, что император должен лечь в постель, так как он очень болен. Потом все разошлись». Полагали, что речь идет об обыкновенной простуде. Вскоре, однако, к простуде прибавилась оспа, нередко посещавшая дома наших предков. Как писал испанский посланник де Лириа, через три дня у императора «выступила оспа в большом обилии». Окружение Петра II было встревожено, но пока что не очень сильно.

Оспа была обычной, широко распространенной болезнью того времени. Ею болели десятки миллионов людей во всем мире. (Как выяснили современные ученые, нашествия оспы избежали только туземцы Каймановых, Соломоновых островов и острова Фиджи.) «Оспа и любовь минуют лишь немногих!» — говорили тогда в Европе.

На оспу обращали не больше внимания, чем мы сегодня на грипп, шутливо называли ее Оспой Африкановной, намекая на ее происхождение с Черного континента.

Чтобы успешно справиться с оспой, нужно было знать всего несколько простых правил: в комнате больного «в присутствии» «Оспицы-матушки» (второе ее имя в России) не ругаться матом, не сердить ее, часто повторять: «Прости нас, грешных! Прости, Африкановна, чем я перед тобой согрубил, чем провинился!» Полезным было также трижды поцеловаться с больным.

А после этого следовало подождать и поглядеть, как будет вести себя Африкановна, в какую сторону повернет болезнь, ибо у нее были две формы: легкая и тяжелая, причем последняя почти всегда со смертельным исходом. Обычно большая часть больных переживала легкую форму оспы и только каждый десятый мог отправиться к праотцам раньше времени.

Однако даже при легкой форме выздоровевший становился рябым от оспинных язвин, которые высыпали на лице и затем прорывались, оставляя после себя глубокие «воронки». Как зло говорили в деревне, на лице перенесших оспу «черти ночью горох молотили». Впрочем, юный император — не красна девица, и оспины для него были не страшны…

«Запрягайте сани, хочу к сестре!»

Болезнь императора протекала как будто нормально: испанский посланник писал, что «до ночи 28 числа (по российскому календарю — 17 января. — Е. А.)все показывало, что она будет иметь хороший исход, но в этот день оспа начала подсыхать, и на больного напала такая жестокая лихорадка, что стали опасаться за его жизнь».

С этого дня состояние больного резко ухудшилось — Африкановна не смилостивилась! Петр некоторое время пролежал в забытьи и умер, не приходя в сознание.

Как сообщал в Дрезден саксонский посланник Лефорт, последние слова умирающего императора были зловещи: «Запрягайте сани, хочу к сестре!» Царевна Наталья Алексеевна уже полтора года лежала в склепе Архангельского собора Московского Кремля — родовой усыпальницы Романовых…

Ночь на 19 января была одной из тех страшных ночей России, когда страна в очередной раз оказалась без своего верховного повелителя. Умер не просто император, самодержец, четырнадцатилетний рослый юноша.

Умер ПОСЛЕДНИЙ мужской потомок династии Романовых по прямой линии, продолжатель рода основателя династии, своего прапрадеда Михаила Романова, прадеда царя Алексея Михайловича, деда Петра Великого и, наконец, отца, несчастного царевича Алексея Петровича, погибшего в Трубецком бастионе Петропавловской крепости в Петербурге в 1718 году от рук палачей.

Кто же унаследует трон? — думали сановники, собравшиеся у постели агонизировавшего царя. Ведь Петр II умирал бездетным, он не оставил завещания! Страшная тень гражданской войны, смуты, казалось, нависла над Россией.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=157179&p=53

Читать онлайн Анна Иоанновна страница 53. Большая и бесплатная библиотека

Анна Иоанновна. Биография. А.П. Волынский, став кабинет-министром, принялся интриговать против Остермана. Своих врагов Анна Иоанновна не забывала и не прощала никогда

Особое, исключительное место в системе управления времен Анны занимал ее фаворит Э. И. Бирон, о чем уже сказано выше.

Нет сомнения, что ни одно мало-мальски важное назначение на государственные должности не обходилось без одобрения временщика.

Он контролировал и Кабинет министров, хотя в какие-то моменты Остерман, пользуясь своей незаменимостью, пытался вести и свою игру. Бирону это, конечно, не нравилось. Он опасался, что вице-канцлер полностью подчинит себе Кабинет министров.

После смерти канцлера Головкина в январе 1734 года в Кабинете остались двое — Остерман и Черкасский, что сразу же нарушило равновесие: бесспорно, что пронырливый Андрей Иванович быстро подмял бы под себя анемичного Алексея Михайловича. Это заставило Бирона задуматься — за вице-канцлером, явно метящим в канцлеры, нужен был глаз да глаз.

И тогда Бирон делает следующую рокировку: Черкасского назначают канцлером, а в Кабинет срочно вводят возвращенного из почетной берлинской ссылки Павла Ягужинского.

Конечно, твердо полагаться на неуравновешенного Павла Ивановича Бирон не мог, зато мог уверенно рассчитывать, что тот — антипод осторожному Остерману — не позволит вице-канцлеру втайне обделывать свои дела и вредить Бирону.

Но в начале 1736 года Ягужинский занемог, и Бирон деловито и озабоченно пишет Кейзерлингу: «Ягужинский умрет, вероятно, в эту ночь, и мы должны стараться заместить его в Кабинете».

На пустующее место кандидата подбирали долго, уж слишком были высоки требования к нему: с одной стороны, он должен быть неплохим администратором, а с другой — креатурой, доверенным лицом Бирона.

И Бирон нашел Артемия Петровича Волынского, который хорошо зарекомендовал себя и как администратор, и как прилежный искатель милостей временщика и к тому же, к радости Бирона, не ладил с Остерманом. 3 апреля 1738 года, пройдя своеобразный испытательный срок, Волынский становится кабинет-министром.

Введение деловитого, поначалу горячо преданного Бирону Волынского восстановило некое равновесие сил в Кабинете, нарушенное после смерти конфликтовавшего с Остерманом Ягужинского. Так временщик сохранил контроль за действиями скрытного вице-канцлера.

В свою очередь, Остерман, недовольный тем, что приходилось делить власть с Волынским, интриговал против бироновского выдвиженца… Это тоже устраивало Бирона — ибо за Волынским тоже следовало присматривать. Словом, Бирон вел довольно сложную игру. И все же фаворит так и не решился сам войти в состав Кабинета. Ему больше подходила роль судьи, наблюдателя за деятельностью этого высшего учреждения — роль, которая избавляла его от ответственности.

У истоков дворянской эмансипации

Кабинет министров начал свою работу осенью 1731 года не на пустом месте — с самого начала царствования Анны шел поиск своей модели политики.

Ее основами становятся, с одной стороны, во многом показная, формальная преемственность идеалов Петра Великого, верной последовательницей которого стремилась изобразить себя Анна, а с другой стороны — намерение исходить из той реальности, которая была уже несовместима с петровским политическим опытом и требовала другой политики.

В начале анненского периода заметны попытки выработать общие принципы политики, которыми надлежало руководствоваться и в дальнейшем. Сохранилась записка Остермана за 1730 год, где он сформулировал принципы, которые надлежало, по его мнению, учитывать императрице во внутренней политике.

Остерман считал, что основу правления должны составлять «Страх Божий, милосердие и снисходительство, любовь к правосудию и исполнение онаго».

Были и более конкретные предложения: проводить регулярные совещания сановников, привлекать к ним сенаторов и президентов важнейших коллегий, учредить комиссию, чтобы закончить свод законов — Уложение (давняя мечта законодателей XVIII века, все еще державших на столе устаревшее Уложение 1649 года). Остерман предлагал создавать новые школы, следить за судопроизводством и тем, что теперь называют «исполнительской дисциплиной». Разумеется, все это были благие пожелания, как и неопределенные советы «все слушать и все изследовать». Но все же в проекте вице-канцлера были хоть какие-то конструктивные принципы политики. До этого, во времена верховников, и таких общих положений не было — двигались вслепую.

Драматические события начала 1730 года выдвинули на передний план проблему статуса и положения российского дворянства. С петровских времен произошли заметные изменения в положении, а главное — в мировоззрении вчерашних служилых людей, а теперь — «шляхетства». И новое правительство Анны уже не могло не считаться с их требованиями и настроениями.

Анна пошла навстречу пожеланиям и сословным требованиям шляхетства, а это расширяло социальную основу ее власти. Расчет был верный — как бы по-разному ни относились группировки дворян к проблеме ограничения власти императрицы, все они были едины, когда заходила речь об их сословных интересах.

Наиболее полно социальные требования шляхетства отразил проект Черкасского, который был поддержан и авторами других проектов. Дворяне единодушно просили уменьшить срок службы до 20 лет, заменить учебой в специальных учебных заведениях тягостную службу своих сыновей рядовыми в полках.

Все дворяне настаивали на отмене закона Петра I о единонаследии 1714 года, согласно которому помещик имел право передавать свое имение только старшему из сыновей, младшие же были обречены искать пропитание в канцеляриях и в армии.

Правительство Анны провело несколько изменений в сфере дворянской политики, которые позволяют говорить о том, что в 30-е годы XVIII века была начата новая глава в истории русского дворянства.

9 декабря 1730 года был издан указ, в котором констатировалось, что положения указа 1714 года о единонаследии «по состоянию здешняго государства не к пользе происходят».

И далее детально обосновывалась необходимость его отмены: «отцам не точию естественно есть, но и закон Божий повелевает детей своих всех равно награждать», а потому помещики, пытаясь обойти петровский указ, продавали деревни, чтобы на вырученные деньги обеспечить будущее младших сыновей.

Не меньше ухищрений было и с оформлением приданого для дочерей. Эти пункты, «яко необыкновенные сему государству», предлагалось отменить и «с сего указа в разделении детям как движимых, так и недвижимых имений чинить по Уложению» 1649 года и на этом основании помещикам «дать в том волю».

Указ дал дворянам несравненно большую, чем прежде, свободу распоряжения имением, своим главным достоянием.

В марте 1731 года был издан еще один указ, подтверждавший отмену закона о майорате и предписавший «как поместья, так и вотчины именовать равно одно: «недвижимое имение-вотчина», и отцам и матерям детей своих делить по Уложению всем равно, також и за дочерьми в придания давать по-прежнему».

Слияние двух весьма различных видов собственности — поместья (временного держания) и вотчины (родового владения) — было также важным изменением, ибо, согласно букве закона, все поместья становились вотчинами, то есть наследственными, в принципе неотчуждаемыми владениями.

(Впрочем, на практике вотчины, как и поместья, с легкостью отписывались на государя — полноправного властителя и повелителя жизни и имущества служилого человека, каким был и остался в это время дворянин.)

Исчезновение юридического понятия «поместье» как временного земельного владения, предоставленного дворянину на срок службы, знаменовало изменение самого понятия «служба». Образование при Петре I шляхетства как особого сословия не изменило сущности прежней службы, которую исполняли служилые люди в прошлые века.

Более того, с образованием регулярной армии, «правильного» бюрократического государства служба становилась все труднее, требования к ее исполнению — все строже, а наказания за провинности — все суровее.

Дворянин первой трети XVIII века уже не мог, как его отец или дед, отсидеться в деревне, ограничиваясь присутствием на ежегодных, довольно формальных, смотрах, куда он приезжал «конно, людно и оружно», а затем с облегчением возвращался в свое поместье. При Петре I служба дворянина, оставаясь поголовной, пожизненной и обязательной, стала еще и регулярной, постоянной.

Она вынуждала его надолго, если не навсегда, покидать свое поместье. К тому же эта служба стала требовать серьезной профессиональной подготовки, исполнительности, самоотверженности и дисциплины, что давалось не просто.

Источник: https://dom-knig.com/read_440160-53

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий