Чем отличаются горы мойры и хариты. Мифы и Легенды * Мойры

Мойры – богини судьбы: имена и задачи

Чем отличаются горы мойры и хариты. Мифы и Легенды * Мойры

С древних времен подмечено, что век у всякого человека складывается особенным образом, не похоже на других. Принято было верить, что руководят этими процессами боги, никак не меньше.

Люди описывали их и пытались договориться, чтобы выпросить долю получше. Греки считали, что их за руку ведут Мойры – богини судьбы. Это три сестры, стоящие в сторонке от общего Пантеона.

Давайте познакомимся с ними поближе, может, пригодится кому в жизни.

Мойры – богини судьбы

Довольно показателен тот факт, что при формировании понятий о роке людьми руководил страх. Они боялись неведомой силы, довлеющей над ними.

Ни избавиться от нее, ни как-то повлиять на то, что предначертано, казалось невозможным. Кстати, нынешние мыслители недалеко ушли от людей древности.

Говорят все то же, судьба каждого члена общества предначертана еще до рождения, от нашей воли зависят только мелочи.

Древние люди связывали свои представления о будущем поначалу с материальными объектами. Например, судьба могла заключаться в камне или головешке от костра. Разбив этот предмет, можно было забрать чужую долю. С развитием абстрактного мышления, образ богов становился сложнее.

Высшие существа обретали черты, характеры, наделялись волей, целями и обязанностями. Так и возникли в общем представлении Мойры – богини судьбы. Это представительницы темного мира, невидимые для людей, но держащие в руках жизнь и счастье каждого. Относились к ним почтительно и боязливо.

Это доказывает тот факт, что изображений Мойр практически не осталось. Древние люди страшились их гнева пуще, чем реальных опасностей.

Три сестры и их родители

С развитием представлений о божествах, высших существ стали окутывать легендами и поверьями. Мойр считали сестрами и изображали (описывали) в виде прядильщиц, бесконечно работающих над нитями судеб. Со временем встал вопрос об их происхождении.

Древняя мифология содержит довольно путаные сведения по этому поводу. Принято считать, что Мойры (богини судьбы) – дочери Зевса и Фемиды. Иногда рассказывали, что сестриц породила Ночь, создавшая также Смерть.

В любом случае Мойры являются полноправными хозяйками доли каждого человека. Без их ведома или согласия невозможно предпринять ничего, от простого сбора урожая, до дальнего путешествия. От рождения до смерти, как считали жители Древней Греции, человека сопровождают Мойры – богини судьбы. Имена этих высших существ: Лхесис, Клото и Атропос. Давайте скажем о каждой пару слов.

О разделении обязанностей

Судьба – понятие довольно обширное. Греки делили ее на три части. Первая определялась еще до рождения. Лахесис отвечала за эту работу. Ее считали дающей жребий. Одни от нее получали безбедную жизнь, другие славу, а большинство населения – тяжкую, трудную долю.

Пришедшего в мир человека сопровождала Клото – прядущая. Она так и выглядит на редких изображениях: женщина, изготавливающая из шерсти нить. Рядом с ней постоянно находится третья сестра – Атропос.

У нее в руках книга и ножницы – инструмент Смерти. Эта богиня вольна в любой момент перерезать нить судьбы человека. Она наблюдает за каждым и оценивает его действия.

Проявишь непокорность, совершишь ошибку, она тут же примет радикальное решение по поводу твоего земного существования.

Таким образом, Мойры (богини судьбы) наделялись собственными задачами. Интересно, не из этих ли представлений развилась идея разделения труда? Наука такой вопрос не рассматривала.

Мойры (богини судьбы): атрибуты

У каждой из сестер были собственные инструменты, при помощи которых они влияли на долю человека. Лахесис держит в руках веретено (по другим версиям – измерительный прибор). С его помощью она каждому выделяет положенный кусочек нити – судьбы. Греки считали, что происходит это еще до рождения человека. Если хорошо попросить, то можно узнать заранее свой срок пребывания в том мире.

Атрибут Клото – сама нить. Эта богиня создает судьбу, не прерывая процесса прядения. Атропос же контролирует, чтобы никто из смертных не получил лишнего. Ее задача вовремя оборвать нить (ножницами перерезать). Надо отметить, что атрибутику Мойры получили значительно позже того времени, когда их образы окончательно сформировались в обществе.

Рок или судьба – понятия более древние, чем ткачество. С развитием ремесел люди пытались приписать пользование инструментами богам. Таким образом, Мойры и обрели свои атрибуты, которые идеально подходили к сформированным в верованиях задачам. А есть ли на самом деле у вашей судьбы высшие покровители? Как думаете?

Источник: https://FB.ru/article/273515/moyryi-bogini-sudbyi-imena-i-zadachi

Богини судьбы – три сестры Мойры | Греческая мифология

Чем отличаются горы мойры и хариты. Мифы и Легенды * Мойры

Слово «мойра» в переводе с греческого языка означает «доля», «часть», со значением «участь», которую получает каждый человек при рождении. В древнегреческой мифологии Мойры – это богини судьбы.

Первоначально в представлении древних греков судьба воплощалась в каком-либо неодушевленном предмете – фетише, являвшемся носителем жизненных сил.

Так, мойра героя Мелеагра – одного из участников знаменитого похода аргонавтов – была заключена его матерью в головне, оставшейся от жертвенного костра: мать, чтобы погубить своего сына, вынула головню и бросила её в огонь, где она сгорела, вызвав, соответственно, мучительную смерть самого Мелеагра.

Когда возобладали анимистические представления (вера в одушевленность природы), магическая сила, которая была заключена в фетише, стала представляться самостоятельным божеством, наделяющим той или иной участью человека.

Это божество изрекало ему свою волю, а также определяло его дальнейшую жизнь. Мойры понимались теперь уже как рок («то, что изречено») и судьба («то, что суждено»).

Они представляли собой тёмную невидимую силу, которая не имела отчётливого антропоморфного облика: именно поэтому изображение мойр в античном искусстве встречается довольно редко.

Первоначально считалось, что у каждого человека есть своя судьба. Однако с развитием олимпийской мифологии устойчивыми стали представления об одной, двух, а затем и трёх мойрах. Наиболее распространённый миф – о трёх сёстрах-мойрах.

Архаические мойры были дочерьми Никтыбогини ночи, породившей также смерть (Танатос), сон (Гипнос), возмездие и отмщение (Немезида), легкокрылую радугу (Эрида) и вечера (Геспериды).

Согласно Гомеру, мойрами, прядущими нить человеческой судьбы, были три сестры – Лахесис («дающая жребий» ещё до рождения человека), Клото («прядущая» нить человеческой жизни) и Атропос («неотвратимая», неуклонно приближающая будущее). Представлялись они в образе суровых старух: Лахесис с меркой или весами, Клото с веретеном в руке, Атропос с книгой жизни и ножницами – разрыв нити означал смерть.

По Платону, мойры владели силами высшего небесного правопорядка и изображались им женщинами в белых одеяниях, головы которых венчали венки. Они вершили под музыку небесных сфер настоящее, прошлое и будущее. Платон называет их дочерями богини Ананке («необходимости»), которая вращала мировое веретено.

Богиня Лахесисотвечала за прошлое. Она назначала жребий ещё до рождения человека, а затем следила за его исполнением. Лахесис как бы разматывала и пропускала сквозь жизненные невзгоды, превратности судьбы и всю жизнь смертного человека ту нить, которую для каждой судьбы пряла, в свою очередь, Клото.

При этом невозможно было нарушить жребий, поскольку его исполнению помогали все боги Олимпа. Клото была мойрой настоящего. Она пряла нить судьбы, на которую нанизывались события настоящего времени в жизни человека.

Атропосмойра будущего. Это она перерезала ножницами нить человеческой жизни, обрывая её. Отношения между мойрами и олимпийскими богами были сложными. Так, Зевс, желая узнать веление судьбы, самолично взвешивал жребии человеческих жизней на золотых весах.

Однако существует вариант мифа, по которому именно Зевс был отцом мойр, рождённых Фемидой.

В этом случае он рассматривался как Мойрагет – «водитель мойр», почитаясь в этом качестве в Дельфах наряду с Аполлоном, который выступал в роли пророка Зевса и защитника установленного им порядка.

Как бы то ни было, и в первом, и во втором случае три сестры мойры сопричастны с Зевсом, который именуется Морием. Согласно надписи на жертвеннике в Олимпии, Зевс именуется «вершителем судеб». По словам Павсания, это означает, что верховный бог «знает человеческие дела и всё то, что предопределяли мойры, и всё, в чём они отказали».

Издревле данный закон или власть беспредельно благая Мойра одна эту жизнь наблюдает – из высших блаженных, Снежный Олимп населяющих, – боле никто, кроме ока Зевса, что все совершенно, – и всё, что у нас происходит, Ведает Мойра и всепостигающий разум Зевеса. Дщери благого отца – о Лахесис, Клото и Атропа! Неотвратимые, неумолимые, вы, о ночные,

О вседарящие, о избавители смертных в несчастьях… (Орфей)

Не случайно в храме Зевса Олимпийского в Афинах над головой статуи Отца богов и людей находилось изображение мойр, что являло перед всеми тот факт, что «предопределение и судьба повинуются одному только Зевсу».

В эллинистическую эпоху с мойрами конкурирует богиня случая и удачи Тихе, которой было характерно неустойчивость и изменчивость жизни.

В римскую эпоху Мойрам соответствовали три богини судьбы – Парки (Parcae): Децима (Лахесис), Нона (Клото), и Морта (Атропос).

Источник: https://www.grekomania.ru/articles/mythology/150-moires

Мойры – это… Что такое Мойры?

Чем отличаются горы мойры и хариты. Мифы и Легенды * Мойры

Мойры Мойрыили Парки(Μοι̃ραι, Parcae). Три богини, дочери Ночи, управляющие судьбой человека (μοίρα — судьба).

Первая, Клофо, прядет нить жизни; вторая, Лахезис, определяет судьбу жизни; третья, Атропа, т. е. неизбежная, отрезает нить жизни.

Они знают наперед участь, ожидающую каждого человека, и люди должны подчиняться этим могущественным богиням. У римлян эти богини назывались парками.

(Источник: «Краткий словарь мифологии и древностей». М.Корш. Санкт-Петербург, издание А. С. Суворина, 1894.)

МОЙРЫ

(Μοίραι, мойра, букв. «часть», «доля», отсюда «участь», которую получает каждый при рождении), в греческой мифологии богини судьбы. В первоначальных представлениях мойра-судьба каждого воплощается в некоем материальном предмете – фетише, носителе жизненных потенций. Так, мойра Мелеагра заключена в оставшейся от жертвенного костра головне, спрятанной матерью героя.

Желая погубить сына, мать вынула головню и бросила её в огонь, где та сгорела, вызвав тем самым мучительную смерть Мелеагра (Apollod. I 8, 2-3).

Когда возобладали анимистические представления, магическая сила, заключённая в фетише, стала представляться самостоятельным божеством, которое наделяет той или иной участью человека, изрекает ему свою волю, определяет его дальнейшую жизнь. М.

понимаются теперь как рок («то, что изречено») и судьба («то, что суждено»), хотя для этих понятий в греческом языке вырабатываются специальные термины, наряду с названием «М.». М.- это тёмная невидимая сила, она не имеет отчётливого антропоморфного облика, изображение М. в античном искусстве редко.

С развитием олимпийской мифологии устойчивыми стали представления об одной (Нот. II. V 613), или двух (Paus. X 24, 4), или трёх М. Наиболее распространённый миф – о трёх сёстрах-М. Архаические М.- дочери ночи, также породившей смерть, сон, Немесиду, Эриду и Гесперид (Неs. Theog. 211-225). Их имена – Лахесис («дающая жребий»), Клото («прядущая»), Атропос («неотвратимая»).

Лахесис назначает жребий ещё до рождения человека, Клото прядёт нить его жизни, Атропос неотвратимо приближает будущее. Платон считает, что эти три М.- дочери богини Ананке («необходимости»), вращающей мировое веретено (Plat. R. Р. Х 617 b-e). Отношения между М. и олимпийскими богами сложные. Как результат архаики – зависимость богов от М. и незнание ими предназначенного.

Так, Зевс, желая узнать веление судьбы, взвешивает жребии человеческих жизней на золотых весах (Нот. II. XXII 209-214). Однако существует вариант мифа, согласно которому олимпийский Зевс был отцом М., рождённых Фемидой (Hes. Theog. 901-906).
М. сопричастны Зевсу (Pind. 01. VIII 22), он именуется Морием (Soph. О. С. 705).

Зевс и Аполлон называются также Мойрагетами («водителями М.»). Эпитет Зевса «вершитель судеб» (надпись на жертвеннике в Олимпии) означает (по словам Павсания), что бог «знает человеческие дела и всё то, что назначили М., и всё, в чём они отказали» (Paus. V 15, 5). В храме Зевса Олимпийского в Афинах над головой статуи Зевса находилось изображение М.

, и всем было очевидно, что «предопределение и судьба повинуются одному только Зевсу» (Paus. I 40, 4). В эллинистическую эпоху с М. конкурирует богиня Тиха (богиня случая), характеризующая неустойчивость и изменчивость жизни. М. соответствуют римские парки..
Лит.: Лосев А. Ф., Гомер, М., I960, с. 270-342; Lеitzkе Е., Moira und Gottheit im alten griechischen Epos, Gott., 1930 (Diss);Stelnbach Е., Der Faden der Schlcksalsgot-theiten, Lpz., 1931; Krauae W., Zeus und Moira bei Homer, «Wiener Studien, 1949, Bd 64, S. 10-52.

A. Ф. Лосев.

(Источник: «Мифы народов мира».)

Мойры

— три дочери Зевса и Фемиды. Богини человеческой судьбы. Поначалу считалось, что каждый человек имеет свою судьбу — мойру. Так, Гомер знает только одну Мойру – неотвратимый рок.

Позже стали считать, что все три сестры принимают участие в жизненной судьбе каждого человека: Клото прядет нить жизни, Лахесис вынимает, не глядя, жребий, выпавший человеку, и проводит нить человеческой жизни через все превратности судьбы, Атропос в назначенный час обрезает жизненную нить. Боги также подчинялись мойрам.

Изображались в виде сурового вида старух: Клото с веретеном в руке, Лахесис с меркой или весами, а Атропос с книгой жизни и ножницами. Мойрам соответствуют римские Парки.

// Владислав ХОДАСЕВИЧ: Парки

(Источник: «Мифы Древней Греции. Словарь-справочник.» EdwART, 2009.)

МОЙРЫ

(Клото, прявшая нить жизни, Лахесис, тянувшая эту нить, Атропос, которая ее обрезала) — в греческой мифологии дочери Зевса и Фемиды, богини неотвратимой судьбы.

(Источник: «Словарь духов и богов германо-скандинавской, египетской, греческой, ирландской, японской мифологии, мифологий индейцев майя и ацтеков.»)

.

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/797/%D0%9C%D0%BE%D0%B9%D1%80%D1%8B

Мойры – богини судьбы

Чем отличаются горы мойры и хариты. Мифы и Легенды * Мойры

Сорок лет чуваки с пейсами шаробродились за Моисеем по жаркой пустыне, вытравливая из себя рабский дух, но через время сей народ опять таки вляпался и оказался в лютом загоне.

На сей раз у филистимлян. И так продолжалось целых сорок лет.

Моисей уже задолбался вертеться в гробу, вспоминая о мозолях, которые он натер об песок в пустыне, подыскивая место для чекина с надписью «Земля Обетованная».

Жалко ему было, что труды его похерены, и обратился он к Иегове с просьбой помочь избранному народу пропетлять и на этот раз. В Небесной Канцелярии резолюцию утвердили и направили на землю Ангела-оплодотворителя в поисках суррогатной матери.

Легких путей никто не искал, поэтому была выбрана бесплодная дамочка, которая была замужем за Маноахом.

(Подкину идею придуркам-проповедникам из «Новой хронологии», что из Маноаха можно сделать Мономаха и накормить этим свежим псевдонаучным дерьмом своих последователей).

Выполнив возложенную на него черновую работу, Ангел полетел обратно докладывать о выполненной задаче, предварительно сказав родителям, чтобы их мелкий никогда не стригся, подарив им самоучитель по заплетанию дрэдов, ибо заплетая своему чаду косы можно было нарушить его мужскую систему наведения «свой-чужой» со всеми вытекающими от сюда заднеприводными последствиями.

В положенный срок шкет сам катапультировался из чрева матери, сделав кульбит в воздухе, что свидетельствовало о его недюжей силе и проворности. Мамаша была невероятно рада, что сын избавил её от всех без исключения прелестей родов в полной антисанитарии со вытекающими последствиями. За то, что сын родился сам, его назвали Самсон (видимо дочь назвали бы Самадочь).

Чтобы не доказывать каждому дураку кто первый парень на деревне, Самсон вышел на площадь и как Арни рисонулся горой мышц. Все поняли, что с этим качком-переростком надо быть повежливее и Самсон стал ходить в авторитетах. Ему заплели семь дрэдов и он стал слушать рэгги да выращивать какие-то зелёные кусты.

Вскоре Самсон достиг того возраста, когда люди начинают делать глупости, то есть влюбляться непойми в кого. Один раз молодой раста отправился в Фимнафу за удобрениями для своих необычных кустов.

Там он запал на филистимлянку, и мучимый спермотоксикозом, решил на ней жениться, чем вызвал совершенно дикие говноиспарения от всей еврейской общественности.

Самсон отнёсся к этому положительно и положил на мнение сограждан, отправившись свататься к своей невесте.

По дороге в Фимнафу Самсона, на свою беду, встретил лев. Бушующие гормоны сделали своё дело, и Самсон в два счета показательно разорвал льву хлебало, вызвав трепет у всей округи. Филистимлянине приняли Самсона как родного, но не от большой любви, а следуя закону самосохранения, ведь многие из людишек вспоминают про хорошие манеры лишь при общении с тем, кто способен порвать им хлеборезку.

Пока филистимлянине готовились к свадьбе, Самсон отнефиг делать, а так же, чтобы потешить своё ЧСВ, решил сходить посмотреть на растерзанного им пару дней назад льва. Притоптал он и офигел от увиденного. Вместо целого роя мух, стаи ворон и адского штэфана от разлагающейся животинки, Самсон увидел, что труп облюбовали пчёлы, обильно наполнив его мёдом.

Самсон испил того медку, смачно лакая прямо из туши льва. Это зрелище, по своей мерзости, может затмить только хом-видео гиены с ослом. Итак, подкрепившись, Самсон вернулся к невесте аккурат на роспись.

Далее был семидневный пир, на третий день которого Самсон заспорил с тридцатью брачными друзьями, что если они отгадают его загадку, то с него им 30 нарядов и 30 пар обуви, а если не угадают, то с них.

Подозреваю, что в таких пьяных спорах с Самсоном был заинтересован только сам Самсон, ибо буйный пьяный великан абсолютно ни у кого не вызывает желания с ним спорить.

— Ладно, задолбал, алкаш перекачанный! Трави свою загадку! – раздраженно сказали Самсону тридцать брачных друзей.

Ну тот и выдал:

— Из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое

(Как тебе такое, Илон Маск?).

— Нижуя себе губу загадочка! – подумали многие гости и захлопнули свои рты, понимая, что отгадать этот полурандомный набор слов было просто нереально. Больше всех расстроились брачные друзья, поэтому они начали кидать предъявы отцу невесты, и отведя его за угол сказали:

— Сышишь? Хрен старый! Нафиг ты сюда нас позвал? Чтобы нас развели как лохов? Завязывай бегом с этим «Что?Где?Когда?» и пусть твоя дочка выведает отгадку. Иначе сожжём тебе хату.

Пришлось жене Самсона пыхтеть как на кастинге у Вудмана в его лучшие годы. В итоге только на седьмой день Самсон сдулся и как последний пилоточник рассказал жене разгадку, которую она тут же рассказала бате, а тот поведал ответ брачным друзьям, уже в серьез раздумывающих над тем, где поблизости купить спички.

Когда Самсону вывалили правильный ответ, в нем проснулась маленькая розовая принцеска, он дурканул и поджав губки, убежал в город Ашкелон, где отмудохал 30 отфонарных чуваков, снял с них одёжку с тапками, и побежал обратно, чтобы ответить за базар перед брачными друзьями. Отдав проигрыш, Самсон сказал, что какое-то время хочет побыть один, и свалил от филистимлян к бате с мамкой, да к травушке-муравушке.

Голод не тётка, а спермотоксикоз не дядька, поэтому когда евреи стали заниматься жатвой, Самсон, чтобы откосить от работы, решил совместить полезное с приятным, и проведать свою иностранную жену. Когда он вернулся в Фимнафу, то узнал, что пока «он искал себя», его невесту «переженили» на другом, решив, что Самсон навсегда потерялся от неё.

Чтобы замять конфуз, ему предложили сестру помоложе и покрасивее. Был бы на месте Самсона кто-то другой, то на этом историю можно было бы заканчивать.

Но Самсон принял решение в своём духе — он решил извести на кал всех филистимлян и как последний дебил со злобным гомерическим смехом убежал в лес.

Там он поймал 300 лисиц, прицепил к их хвостам пылающие факелы и пораскидывал их по полям да виноградникам, уничтожив таким образом весь урожай, обрекая филистимлян на голод. Сам же Самсон свалил в горы, откуда удобнее было наблюдать устроенные им пожары.

Когда филистимляне сообразили, за что им такие траблы, то они сожгли тестя Самсона с его дочерью, пытаясь таким образом в очередной раз уладить конфликт. Но Самсону было пофиг и он принялся шкодничать в окрестностях Ашкелона, убивая всех, кто ему попадался. Жители настолько очковали выходить за городские стены, что решили запереть городские ворота.

Решено было напасть на соплеменников Самсона, дабы хоть те смогли угомонить этого античного партизана. План сработал, и вскоре в горный штаб имени Самсона, явилось три тысячи соплеменников, чтобы те заглянули ему в глаза и спросили: «Доколе, блть, ты будешь себя вести как собака бешеная?!?!».

Заиграла тревожная музыка и Самсон усмехнулся улыбкой маньяка, которой позавидовал бы любой Джокер Ганнибалович Чекатило. Он преклонил перед народом одно колено, и вытянув вперёд две руки, сказал:

— Держите меня семеро, и ведите сдаваться к филистимлянам. Только не бейте по лицу, а то я в будущем буду плохо смотреться на памятниках архитектуры.

Когда связанного типочка привели к филистимлянам, то он как Халк разорвал веревки и принялся убегать. Филистимлянине погнались за ним, вытянувшись в длинную колонну бегущих.

А сейчас будет моё любимое место.

Безоружный Самсон бежал по дороге пока не увидел свежую ослиную челюсть (Правильно! Рога и копыта то для лохов!). Схватив её, Самсон развернулся на 180 градусов и стал в боевую стойку.

Я думаю, что за всю историю существования все вместе взятые ослы в мире не убили больше людей, чем эта челюсть. А убил ей Самсон тысячу бежавших за ним филистимлян.

Согласитесь, что даже Джон Уик со всеми своими навыками рукопашного и огнестрельно боя, нервно курит в сторонке.

Дальше всё пошло как по маслу: «И стал он судьей Израиля во дни Филистимлян двадцать лет». Но Самсона потянуло на баб. Ну а дальше пошла всем известная попса. Он запал на некую Далилу, которая выведала у Самсона секрет его силы, вызвала барбера, который забалабенил Самсону стильную стрижку под ноль. За тысячу сто сиклей серебра она скинула филистимлянам координаты Самсона.

Осмелевшие филистимлянине не заставили себя долго ждать, и повязали дряблого как соплю Самсона. Хорошенько относковав, а потом выколов Самсону глаза, филистимлянине взяли его к себе в зоопарк Газы, где драконили его пока у того не отросли волосы и он не помножил на ноль колонны в храме. Рухнувшая крыша похоронила под собой Самсона и овердофига филистимлян.

Издревле в раю диавол уязвил Адама женщиною… женщиною мужественнейшего Самсона ослепил…

Источник: https://pikabu.ru/story/moyryi__bogini_sudbyi_5862414

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий