Философские произведения тютчева. Философская лирика Тютчева кратко

Философская лирика Тютчева

Философские произведения тютчева. Философская лирика Тютчева кратко

Философская лирика как жанр – всегда раздумья о смысле бытия, о ценностях человеческих, о месте человека и его предназначении в жизни.

Все эти характеристики мы не просто находим в творчестве Федора Тютчева, но, перечитывая наследие поэта, понимаем, что философская лирика Тютчева – творения величайшего мастера: по глубине, разноплановости, психологизму, метафоричности. Мастера, чье слово весомо и своевременно независимо от столетия.

Какие бы философские мотивы в лирике Тютчева ни звучали, они всегда заставляют читателя волей-неволей вслушиваться, а затем и вдумываться в то, о чем пишет поэт. Эту особенность безошибочно распознал в свое время И.

Тургенев, говоря, что любое стихотворение «начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствие этого… всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникается им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно».

Тема космоса и хаоса

«Нераздельно и неразрывно» связаны между собой у поэта мир и человек, весь род человеческий и Вселенная, ведь стихотворения Тютчева основаны на понимании целостности мира, невозможной без борьбы противоположностей. Мотив космоса и хаоса, изначальной основы жизни вообще, проявления двойственности мироздания, как никакой другой, значим в его лирике.

Хаос и свет, день и ночь – о них размышляет в своих стихотворениях Тютчев, называя день «блистательным покровом», другом «человека и богов», и исцелением «души болящей», описывая ночь как обнажающую бездну «с своими страхами и мглами» в человеческой душе. В то же время, в стихотворении «О чем ты воешь, ветр ночной?», обращаясь к ветру, просит:

О, страшных песен сих не пойПро древний хаос, про родимый!Как жадно мир души ночнойВнимает повести любимой!Из смертной рвется он груди,Он с беспредельным жаждет слиться!О, бурь заснувших не буди –

Под ними хаос шевелится!

Хаос для поэта «родимый», прекрасный и притягательный, – ведь именно он часть мироздания, основа, из которой появляется свет, день, светлая сторона Космоса, снова превращающаяся в темную – и так до бесконечности, переход одного в другое вечен.

Но с новым летом – новый злакИ лист иной.И снова будет всё, что есть,И снова розы будут цвесть,

И терны тож, –

читаем в стихотворении «Сижу задумчив и один…»

Вечность мира и временность человека

Хаос, бездна, космос – вечны. Жизнь, как понимает ее Тютчев, конечна, существование на земле человека зыбко, да и сам человек не всегда умеет и хочет жить по законам природы. Говоря в стихотворении «Певучесть есть в морских волнах…» о полном созвучье, порядке в природе, лирик сетует на то, что свой разлад с природой мы осознаем только в «призрачной свободе».

Откуда, как разлад возник?И отчего же в общем хореДуша не то поет, что, море,

И ропщет мыслящий тростник?

Человеческая душа для Тютчева – отражение порядка мироздания, в ней тот же свет и хаос, смена дня и ночи, разрушения и созидания. «Душа хотела б быть звездой…в эфире чистом и незримом…»
В стихотворении «Наш век» поэт рассуждает о том, что человек стремится к свету из черноты незнания и непонимания, а обретая его, «ропщет и бунтует», и так, мятущийся, «невыносимое он днесь выносит…»

В других строках сожалеет о пределе человеческого познания, невозможности проникновения в тайну истоков бытия:

Мы в небе скоро устаем, –И не дано ничтожной пыли

Дышать божественным огнем

И смиряется с тем, что природа, вселенная движется дальше в своем развитии бесстрастно и безудержно,

Поочередно всех своих детей,Свершающих свой подвиг бесполезный,Она равно приветствует своей

Всепоглощающей и миротворной бездной.

В небольшом стихотворении «Дума за думой, волна за волной…» Тютчев пронзительно передает воспринимаемое им «сродство природы и духа или даже их тождество»:Дума за думой, волна за волной –Два проявленья стихии одной:В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,Здесь – в заключении, там – на просторе, –Тот же всё вечный прибой и отбой,

Тот же всё призрак тревожно-пустой.

Природа как часть целого

Еще известный русский философ Семен Франк заметил, что поэзию Тютчева пронизывает космическое направление, превращая ее в философию, проявляясь в ней в первую очередь общностью и вечностью тем.

Поэт, по его наблюдениям, «направлял свое внимание прямо на вечные, непреходящие начала бытия… Все служит у Тютчева предметом художественного описания не в их отдельных…проявлениях, а в их общей, непреходящей стихийной природе».

Видимо, поэтому примеры философской лирики в стихотворениях Тютчева привлекают наше внимание в первую очередь в пейзажном творчестве, радугу ли «пишет» художник слова в своих строках, «шум от стаи журавлиной», «всеобъемлющее» море, «опрометчиво-безумно» надвигающуюся грозу, «лучистую на зное» реку, «полураздетый лес» весенний день или осенний вечер.

Что бы то ни было, оно всегда часть естества вселенной, неотъемлемая составляющая цепи вселенная-природа-человек.

Наблюдая в стихотворении «Смотри, как на речном просторе…» за движением льдин на просторе реки, констатирует, что плывут они «к одной мете» и рано или поздно «все – безразличны, как стихия, – сольются с бездной роковой!» Картина природы вызывает размышления и о сути «человеческого Я»:

Не таково ль твое значенье,
Не такова ль судьба твоя?..

Даже, казалось бы, в совершенно простом по сути и восприятию стихотворении «В деревне», описывая привычный и невзрачный бытовой эпизод шалости пса, который «смутил покой величавый» стаи гусей и уток, автор видит неслучайность, обусловленность события. Как для разгона застоя «в ленивом стаде…нужен стал, прогресса ради, внезапный натиск роковой»,

Так современных проявленийСмысл иногда и бестолков… –…Иной, ты скажешь, просто лает,А он свершает высший долг –Он, осмысляя, развивает

Утиный и гусиный толк.

Философское звучание любовной лирики

Примеры философской лирики в стихотворениях Тютчева находим в любой теме его творчества: мощные и страстные чувства рождают у поэта философские мысли, о чем бы он ни говорил.

Мотив признания и принятия невозможно узких пределов любви человека, ее ограниченности звучит в любовной лирике бесконечно. В «буйной слепости страстей мы то всего вернее губим, что сердцу нашему милей!» – восклицает поэт в стихотворении «О, как убийственно мы любим..».

И в любви Тютчев видит продолжение противоборства и единения, присущее космосу, говорит об этом в «Предопределении»:

Любовь, любовь – гласит преданье –Союз души с душой родной –Их съединенье, сочетанье,И роковое их слиянье,

И… поединок роковой…

Двойственность любви просматривается в творчестве Тютчева изначально.

Возвышенное чувство, «луч солнца», изобилие счастья и нежности и вместе с тем взрыв страстей, страдания, «роковая страсть», разрушающая душу и жизнь, – все это мир любви поэта, о котором он так пламенно повествует в Денисьевском цикле, в стихотворениях «Я помню время золотое…», «Я встретил вас – и все былое…», «Весна» и многих других.

Философский характер лирики Тютчева таков, что не просто воздействует на читателя, но и влияет на творчество поэтов и писателей совершенно разных эпох: мотивы его лирики находим в стихотворениях А.Фета, поэтов-символистов, в романах Л. Толстого и Ф. Достоевского, произведениях А.Ахматовой, О. Мандельштама, И. Бунина и Б. Пастернака, И. Бродского, Е. Исаева.

Поэт, критик, философ Д.

Мережковский оценил силу слова поэта, умение кратко сказать многое о существовании мира так: Анализ философской лирики Тютчева приводит нас к убеждению, что поэт, приближаясь к «живой колеснице мирозданья», всю жизнь глубоко чувствовал «порог двойного бытия» души человека, земное, смертное и вечное космическое начало, единство миров человека и природы, и именно благодаря этому поэзия его вневременна.

Проведенный на примерах анализ философской лирики Фёдора Ивановича Тютчева может быть использован учащимися 10 классов при подготовке уроку литературы или написании к сочинению на тему «Философская лирика Тютчева». Будь в числе первых на доске почета

Источник: https://obrazovaka.ru/essay/tutchev/filosofskaya-lirika-tutcheva

Философская лирика Тютчева сочинение 9 класс

Философские произведения тютчева. Философская лирика Тютчева кратко

Фёдор Иванович Тютчев – последний романтик русской поэзии. В его творчестве преобладают пейзаж и философские размышления. Картины природы воплощают глубокие, трагические раздумья о жизни и смерти, о человеке и его месте в мире, а также и о человеческой судьбе.

Так в стихотворении «Мотив Гейне» автор рассуждает на тему жизни и смерти, сравнивая их с днём и ночью. «Ах, умаял, он, пёстрый день, меня!..» – восклицает лирический герой. Он устал от жизни и уже его голова «ко сну клонится» – лирическому герою хочется умереть. «Обессиленный» он поддаётся сну, засыпает, умирает.

Но не может расстаться с грёзами о жизни и любви. В последней строфе стихотворения читатель ясно видит сожаление лирического героя о том, что его время пришло, а «ясный день» продолжает «блестеть» и «незримый хор о любви гремит».

«Гремит», а не поёт, ведь гром слышно лучше пения – любовь призывает к жизни того, кто уже не вернётся к ней.

Размышления Ф.И. Тютчева о человеке изображены в стихотворении «Silentium!». Здесь автор призывает читателя молчать, таить «и чувства, и мечты свои», ведь никто не сможет понять их так, как понимает их сам человек. «Мысль изречённая есть ложь», – пытается донести нам автор. В третьей строфе Ф.И. Тютчев пишет – «Есть целый мир в душе твоей».

Эта фраза призывает читателя осознать себя, не равняться на окружающих, быть собой, но при этом – молчать, никому не выдавая самого сокровенного. Стихотворение объединило в себе две философских темы: глубину и многогранность души человека и конфликт лирического героя с обществом, толпой. Также конфликт лирического героя и толпы – тема стихотворения «Кто хочет миру чуждым быть…».

«Что вам беда моя, она лишь про меня…» – пишет автор.

Судьба одного человека, его беспомощность перед течением времени и невозможность повлиять на происходящие вокруг него события, ярко выражена в стихотворении «Из края в край, из града в град…».

«Судьба как вихрь людей метёт», пишет Ф.И. Тютчев.

Этот вихрь не спросит у человека его мнения, и ему остаётся только наблюдать за этой жизнью, участвовать в ней, теряя и приобретая, терпя боль и испытывая радость и не зная, что ждёт его в будущем.

Таким образом, мы приходим к выводу, что Фёдор Иванович Тютчев видел жизнь с разных сторон, о чём свидетельствуют его стихотворения, раскрывающие нам множество философских тем – от внутреннего мира человека до его судьбы и судьбы близких ему людей.

Вариант 2

Философская лирика у Тютчева глубока и многообразна. Часто поэт ищет ответы на «риторические» вопросы, размышляет над такими понятиями как любовь, счастье…

Например, Фёдор Иванович в «Безумии» описывает с философской точки зрения это явленье. Поэт представляет безумие существом весёлым и жалким. Оно прислушивается к источникам «всего». Действительно, безумие может быть и священным, а может наступить от столкновения с чем-то нереальным.

Важна тема природы в философских стихах. Тютчев боготворит её, ищет в ней утешения, чувствует связь свою (и, вообще, людей) с природой. Вот в стихотворении «Тени сизые…» он говорит, что отражается во всём, но и всё в нём отражается.

В «Успокоении» поэт говорит о таких важных вещах, как время, утраты… Герой смотрит в поток (обращается опять к вечной природе), чувствует, что эти струи уносят всё. И человек страдает, плачет, ведь он не в силах остановить «поток». Но в итоге успокоение приходит, вода уносит и саму душу человека. Это метафорически представлено, что каждый становится частью Вселенной.

В «воду» уходит и такое важное чувство людей, как любовь. Вот в стихотворении «На Неве» челнок любви как будто уносит река. Это философски показывает, что чувства со временем (хотя бы после смерти) уходят, но в смысле, что не исчезают, а растворяются в Вечности, делая её немного лучше.  А влюбленные тут то ли святые, то ли грешные – не совсем понятно. Или уж не так важно.

Даже в «Мотиве Гейне» поэт, сравнив день с жизнью, признаётся, что день этот его утомил, он уже отходит ко сну, но слышит и сквозь сумерки вечный хор любви.

В философском стихотворении «Два единства» практически призыв к славянам сплотиться. Тютчев говорит о том, что Запад пытается соединить народы, людей кровью, войной, но вот славяне, наследники Византии, стараются это сделать любовью. И время уж рассудит.

И всё-таки поэт всегда просит Создателя о милосердии. Например, в стихотворении «Пошли, Господь…» поэт молится за всех заблудших и несчастных.

У Тютчева много философских стихов. Хотя названия чаще заставляют подумать о природе, красоте. Важнейшие понятия для поэта – Природа, Любовь, Вечность. Федор Иванович воспевает мирозданье, которое объединяет крайности.

Сочинение Философская лирика Тютчева

Фёдор Иванович Тютчев родился в 1803 году в Орловской губернии. Написанием стихов будущий поэт начал увлекаться ещё в юности. Способствовало тому прекрасное образование, полученное под присмотром домашнего учителя. Большое влияние на Тютчева оказало творчество А.С. Пушкина, современником которого он являлся.

Посвятив жизнь дипломатической службе, Фёдор Иванович на протяжении всей своей жизни пишет стихи. Первая известность пришла к поэту в 1836-м году. В то время Пушкин А.С. собирался опубликовать сборник своих стихов. В этот сборник вошли 16 стихотворений молодого, неизвестного никому стихотворца.

Раннее творчество Тютчева дышит архаичностью и созвучно поэзии ХVIII века. На стихи этого периода повлияла влюблённость автора. Поэт создавал стихи, посвящённые своим музам – любимым женщинам.

Позднее Фёдор Иванович наряду с традиционно русской лирикой будет использовать в своих стихах европейский романтизм.

Среди всех произведений обособленно можно выделить те, которые по праву можно назвать философской лирикой.

Как всякий образованный и думающий человек, поэт задумывался над проблемами мироздания и бытия. Этому способствовала дипломатическая работа Тютчева.

Большое влияние на творчество оказал и переломный момент в общественной жизни России.  Поэта-мыслителя волнует проблема обустройства жизни. Он размышляет о том, что такое жизнь.

Каково место человека в обществе, для чего он рождён  и предназначен и в чём смысл его жизни.

Главными образами в творчестве сочинителя стали любовь к Родине, природе и женщинам. Любовь для Фёдора Ивановича  и услада, и погибель одновременно. Он упивается своей любовью и страдает от неё.

Изображая природные явления в своих стихотворениях, Тютчев отождествляет их с душевными порывами, происходящими в душе человека. Природа, то как будто оживает и становится одушевлённой, то безмолвствует. И на фоне этой величественной красоты и безмолвия  человек ничтожен и одиночество его трагично.

Вся философская лирика поэта построена на чувстве переживания и тревоги. Грусть и сознание беспомощности сквозит в стихах.

Трагедия потери близких и горячо любимых людей так же повлияла на творчество поэта. Время быстротечно. И оно тоже становится темой творчества Тютчева. Он раздумывает над сменой времён года, лет и эпох.

Тема одиночества и обречённости всегда присутствует в поздних творениях автора. Каков он, жизненный путь человека и куда он ведёт.

Что ожидает человека по окончании жизни, в тот момент, когда закончится его время.

Лирик и философ одновременно, Тютчев в поэтической форме пытается донести своё видение явлений быстротечных, преходящих и явлений вечных, как сама Вселенная.

← Основные темы и мотивы лирики Тютчева← Природа в творчестве Тютчева↑ ТютчевЧеловек и природа в лирике Тютчева →Мое любимое стихотворение Тютчева →

  • Сочинение на тему Скоро лето 2, 3, 4 классУ каждого лето ассоциируется с разным: для кого это возможность отдохнуть от школы, прекрасные поездки на море или к бабушке в деревню, отдых в летнем лагере. Лето – это чудесное время года с массой занятий и развлечений
  • Сочинение про сказку Золотая рыбка Пушкина 2, 5 класс«Золотая рыбка» – милая сказка. Мне так нравится рыбка! Она волшебная. Она маленькая, симпатичная. Её так красиво рисуют… Я представляю, что она вся сияет. И думаю, что голос у неё приятный. И ещё она такая добрая.
  • Маковский ВладимирМаковский Владимир появился на свет в Москве, в семье любителя живописи и основателя Московского художественного училища Егора Ивановича Маковского, 7 февраля 1846.
  • Сочинение по картине Куинджи Радуга описаниеСреди мотивов полотен известнейшего художника Архипа Куинджи тесной линией проходит тема природы и её пейзажей. Одной из картин, подчёркивающих богатство природы, является «Радуга».
  • Характеристика и образ Маргариты в романе Мастер и Маргарита Булгакова сочинениеСвой роман «Мастер и Маргарита» Булгаков писал под впечатлением от «Фауста» Гёте, который его сильно поразил. Даже имя главной героини, – Маргарита, является полным именем от европейского сокращения Гретхен – героине и возлюбленной Фауста

Источник: https://sochinimka.ru/sochinenie/po-literature/tyutchev/filosofskaya-lirika-tyutcheva-9-klass

Философская лирика Тютчева: особенности и стихи

Философские произведения тютчева. Философская лирика Тютчева кратко

Особое место в стихах Тютчева занимают философские размышления о человеке в мире. Поэт принёс в отечественную поэзию свежую тему слитности личности с круговращением в природе, с противоборством в ней тьмы и света. Человек в представлении Тютчева является частицей природы, он «вписан в неё», растворен в ней и вбирает её в себя.

Если, например, у Лермонтова в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…» личность показана беспредельно одинокой и существующей сама по себе, тогда как природа, космос, звезды живут сами по себе («звезда с звездою говорит»), то у Тютчева эти миры оказываются сращенными и нерасторжимыми.

Дивный мир со своим разнообразием «лежит, развитый» перед человеком, «ему отверста вся земля», «он видит всё и славит Бога», потому что слит с этим природным миром нераздельно («Странник»).

Многие стихи Тютчева построены так, что пейзажная зарисовка незаметно переходит в раздумья о человеке, а изображение личности даётся в связи с воссозданием ландшафта или природных явлений.

Таково стихотворение «Вчера, в мечтах обвороженных…» (1836). Казалось бы, поэт намерен здесь проследить постепенную смену вечера ночью, а последней — ранним рассветом. Поздний луч месяца навевает земной сон, нахмуренные тени плавно переходят в ночной мрак, а тьма постепенно рассеивается тихими струями утреннего сияния.

Чтобы ярче раскрыть этот процесс перехода от мглы к темноте и последующему рассвету, поэт удачно использует тавтологию («тень нахмурилась темней»), сложные прилагательные («темно-озаренных»), редкие составные наречия («дымно-легко», «мглисто-лилейно»), передающие переходные состояния и смешения тьмы и света; обилие глагольных форм («пробежало», «ухватясь», «извиваясь», «взобралось»), раскрывающих динамику появления лучей и световых рефлексов; частые повторы слов «вот» (им начинаются пять стихов) и «вдруг» (эта анафора открывает две строки) и, наконец, вводит неопределенное местоимение «что-то», становящееся выражением загадочного одушевленного субъекта действия. Однако весь этот процесс и все эти художественные средства даны в связи с изображением спящей женщины. Это на неё падает последний луч месяца, вкруг неё «утихло молчанье», её сонный локон смутно видится во мраке; это за её одеяло ухватилось таинственное «что-то», а потом стало извиваться на её ложе. Наконец, солнечный луч «животворным сияньем» касается лица и груди и раскрывает чудесный шелк ресниц. Так человек оказывается в центре всех названных природных явлений, которые интересны поэту постольку, поскольку раскрывают красоту, молодость и освеженные силы просыпающейся женщины. Здесь картинное и пластичное изображение, достигнутое художником слова, соединилось с размышлением о месте человека в одушевленном Божьем мире.

Но сам человек, как его изображает Тютчев, соединяет в себе разительные противоречия: он раб — и властелин, силен и слаб, мятежен и терпелив, могуществен и хрупок, смирен и исполнен тревог.

Чтобы передать эти полярные начала (антиномии), поэт использует в применении к личности известную формулу Паскаля «мыслящий тростник», показывает, как «могучий вихрь людей метёт» или «Судьба, как вихрь, людей метёт» («Из края в край, из града в град…

»), передаёт трагическое существование человека перед ночной бездной:

И человек, как сирота бездомный,

Стоит теперь и немощен и гол,

Лицом к лицу пред пропастию темной.

(«Святая ночь на небосклон взошла…», 1848—1850)

Человек трагичен своим обособлением от себе подобных, властью страстей над ним, краткосрочностью своего существования. Бренности человеческой жизни поэт противопоставляет вечность и беспредельность мира («И гроб опущен уж в могилу…»). Могила раскрыта, в неё опущены останки человека, звучит речь о грехопаденье:

А небо так нетленно-чисто,

Так беспредельно над землёй.

Философская мысль о драматизме существования личности заключена и в стихотворении «Silentium» (1830).

Первая и третья строфы этой трехчастной композиции сопоставляют духовную жизнь человека, его чувства и мечты, его «таинственно-волшебные» думы с внешним миром, с его наружным шумом, обманчивыми дневными лучами и подлинной в своей истинности звездной ночью.

Выношенной мудрости этих крайних строф соответствует их наставительная, поучительная и повелительная интонация: сохраняя свою отъединенность от других, любуйся красотой мироздания, внимай пенью дневных лучей и сиянью ночных звезд. Этим самым будет установлена необходимая и желанная, связь с внешним миром. Вторая, срединная строфа носит характер исповедальный.

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймёт ли он, чем ты живешь?

Это жалоба человека на его обособленность от других, на его одиночество в людском сообществе, где «мысль изреченная есть ложь», где слово не может объединить людей, жалоба на замкнутость духовного мира, в силу чего личность обречена на свою немоту.

Горечь лирического героя получает форму вопросов, которые следуют один за другим, а затем форму скорбного афоризма. Но в этой же строфе звучит и мощная мысль о напряженности и богатстве духовной жизни человека, богатстве, равном целому миру, которое нужно не растерять.

Сокровенные думы свои важно не измельчить, не «возмутить», как можно замутить природные ключи, бьющие из-под земли.

Размышления поэта согреты его волнением, которое особенно чувствуется в настойчивом повторении повелительного «молчи» (им заканчивается каждая строфа) и в пятом стихе, где четырехстопный ямб неожиданно ломается и переходит в трехстопный амфибрахий.

Поэт развивает мотив «невыразимого», присущий Жуковскому, и доводит его дологического завершения, до требовательного наставления. Чтобы придать особую весомость и масштабность этой композиции поэт даёт ей необычное, заимствованное из средневековых дидактик латинское название, усиливая его восклицанием: «Silentium!».

«Мысль чувствующая и живая» (И. С. Аксаков) пульсирует и в другом философском стихотворении поэта — «Фонтан» (1836). Это стихотворение середины 30-х годов было послано из Мюнхена другу поэта — И. С. Гагарину и как будто обращено к нему. Оно начинается со слова «смотри».

Такое приглашение глядеть, рассматривать и любоваться здесь не случайно: начало стихотворения посвящено описанию фонтана, увиденного поэтом в одном из городов Европы. Описание это для Тютчева необычно: оно основано не на мгновенном впечатлении, а на длительном всматривании в явление, на созерцании его.

Поэт следит за сменой освещения, окраски, за особенностями движения водяной струи. Наблюдения Тютчева очень метки, и это отражается в слове: фонтан напоминает живое облако. Затем следует новое уподобление «влажному дыму».

Солнце пронизывает это облако, а потому оно становится «огнецветным» и неожиданно само начинает походить на светлый луч. Но одновременно поэт приглашает не только глядеть, созерцать, но и размышлять.

Лучом поднявшись к небу, он

Коснулся высоты заветной —

И снова пылью огнецветной

Ниспасть на землю осужден.

Здесь содержится глубокий по мысли, философский мотив, переданный последней из приведенных строк: «ниспасть… осуждён». Значит, речь идёт не только о красоте фонтана, но и о каких-то законах, которые им управляют.

Одновременно приоткрывается другой, скрытый, но возможный смысл строк — размышление о человеке, куда-то стремящемся, возносящемся — то ли к карьере, то ли к богатству, то ли к власти, и трагически забывающем, что за его лихорадочной деятельностью, усилиями, суетой стоит нечто, его роковым образом поджидающее. Поэтому он должен всегда помнить не только о суетном, но и о великом, чтобы не пропустить самой жизни. Однако может быть устремление ввысь и другого рода — к творческим достижениям таланта, взмывающего «лучом к небу», и горестно, когда он достигает «высоты заветной», но в этот миг его путь трагически обрывается. Так было с Пушкиным, Лермонтовым, Белинским, Веневитиновым…

Мысль о гибели как бы подхватывается первым знаменательным словом второй строфы: «О смертной мысли водомёт…» Но слово «фонтан» заменяется его синонимом «водомёт». Это признак того, что речь пойдет о том же и одновременно о чем-то ином. Жизнь фонтана сопоставляется с биением человеческой мысли.

И хотя в начале второй строфы нет характерных для сравнения слов типа «словно», «подобно», «как», но параллелизм неназойливо возникает. Водомёт соотносится с величием разума, неустанного познания, мятежной человеческой мыслью. Подобно фонтану, эта мысль тоже жадно стремится к небу.

Возвышенная тема вызывает к жизни «высокие» слова, которых так много в этой строфе: «стремит», «водомёт», «мятет», «длань», «преломляя», «свергает». А рядом несколько книжных выражений: «неистощимый», «непостижимый», «незримо-роковая».

Возникает внутренняя перекличка глагола «мятет» и корня — «мёт» — в слове «водомёт», которые передают это устремление мысли вверх. Однако возникает и другой мотив: и для мысли существует «длань незримо-роковая». Есть предел человеческому познанию мира, роковая его ограниченность, его очевидная стесненность и слабость.

Скептическая эта мысль остра и смела, она перекликается с суждением Канта о границах человеческого разума, лишенного возможности проникать в суть явлений, познавать «вещи в себе». Выходит, что не только слово («silentium»), но и мысль страдает своей «неизреченностью».

Возможно, здесь есть и другое соображение: философская мысль не должна слишком отрываться от жизни, от начала земного, иначе она станет пустой игрой ума. Так, во всяком случае, эти строки Тютчева прочитываются сегодня.

Строка «какой закон непостижимый» приоткрывает ещё один скрытый план стихотворения. Поэт размышляет и об общих законах жизни. Такая тема была характерна для предшественника Тютчева — Пушкина. Вспоминаются «Вновь я посетил…», «Элегия», ранняя его «Телега жизни», мысли о судьбе земли и людей в стихотворении «К морю».

Ясно, что речь идёт не столько о физическом устройстве водомёта, сколько о жизненных законах, управляющих всем на земле, о прогрессе, его границах и противоречиях. Не случайно литературовед Н. Я.

Берковский писал, что в этом стихотворении поставлена тема «Фауста», а значит речь идет о познании мира, об остановленном прекрасном мгновении, о пределах цивилизации, буржуазной культуры. Так Тютчев пришел к темам всемирного звучания.

Размышляя об окружающем человека мире, Тютчев часто обращается к теме времени, истолковывая это понятие чрезвычайно многообразно. Поэт убежден, что «времени поток бежит неумолимо».

Он лишь на миг соединяет людей, чтобы затем разлучить их навсегда («Устали мы в пути…»). Тютчев много думает о прошлом и настоящем, о памяти, которая соединяет эти категории времени.

Но особенно устойчивы в лирике поэта образы дня и ночи и размышления об этих явлениях.

В стихотворении «День и ночь» (1839) день осмысляется как «блистательный покров», светлый и златотканный, скрывающий безымянную бездну мира. Он вносит известное оживление для рожденных на земле, даже исцеление болящей души, но это только оболочка, обволакивающая зияющий провал.

Напротив, ночь примечательна тем, что отбрасывает «ткань благодатного покрова», и тогда открывается до времени скрытая бездна «с своими страхами и мглами». Резкую противопоставленность этих форм времени отражает двухчастная композиция стихотворения, его две строфы, соединенные противительным «но».

В философской медитации (размышлении) «Сны» («Как океан объемлет шар земной…») (1830) со всей определенностью говорится о ночи как явственном и откровенном проявлении темных стихий, которые, словно волны, бьют о берег свой.

Знание людей о мире ширится: они видят космос, «небесный свод, горящий славой звездной», они ощущают могучий хаос и обостренно чувствуют пылающую бездну, будучи окруженными ею со всех сторон.

Используя античный и классицистический образ «колесницы мироздания», Тютчев в лаконичном, восьмистрочном стихотворении «Видение» (1829), рисуя ночную пору, стоящую между человеком и мировым хаосом, характеризует её как проявление и беспамятства, и всемирного молчанья, но одновременно как время откровений и творческих озарений. Для такой трактовки автору понадобились античные образы мощного Атласа (Атланта), Музы, откликающейся на восторги поэта, и эллинских богов. В итоге миниатюра воскрешает дух античности и на философском языке говорит о готовности поэзии (Музы) встретить и запечатлеть поразительные явления космоса и хаоса.

Источник: Роговер Е.С. Русская литература второй половины XIX века: Учебное пособие. – СПб., Москва: САГА: ФОРУМ, 2007

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/tjutchev_f_i/filosofskaja_lirika_tjutcheva_osobennosti_i_stikhi/112-1-0-1166

Философская лирика Тютчева | Инфошкола

Философские произведения тютчева. Философская лирика Тютчева кратко

Темы философской лирики Тютчева:

Природа крайне редко предстает у Тютчева просто как пейзаж, как фон. Она, во-первых, всегда является активным «действующим лицом», она всегда одушевлена и, во-вторых, воспринимается и изображается как некая система более или менее понятных человеку знаков или символов космической жизни (в этой связи лирику Тютчева часто называют натурфилософской).

Возникает целая система символов, выполняющих своего рода посредническую функцию, связующих мир человеческой души с мирами природы и космоса (ключ, фонтан, ветер, радуга, море, гроза — например, «О чем ты воешь, ветр ночной?», «Фонтан», «Весенняя гроза», «Певучесть есть в морских волнах», «Как неожиданно и ярко»).

Природа и человек образуют в лирике поэта единство, поэтому многим его стихам присуща двухчастная композиция, построенная на параллелизме между жизнью при роды и жизнью человека. («Осенний вечер», «Еще земли печален вид», «Когда в кругу убийственных забот», «О чем ты воешь, ветр ночной?»).

Обычное для романтиков противопоставление природы и цивилизации доведено до предела. Поэту чуждо не только современное общество («Душа моя — Элизиум теней»), но и история, культура, цивилизация — все кажется ему призрачным, обреченным
на гибель («От жизни той, что бушевала здесь»).

Человек в поэзии Тютчева двуедин: он слаб и величествен одновременно. Хрупкий, как тростник, обреченный на смерть, немощный перед лицом судьбы, он велик своей тягой к беспредельному.

Вот почему невыносимо для него спокойное существование в однообразии, для него велик человек, оказавшийся участником или свидетелем исторических свершений («Счастлив, кто посетил сей мир / В его минуты роковые».

Тютчев — поэт-философ, поэт-мыслитель, ставивший коренные вопросы человеческого бытия: проблемы поиска смысла жизни, места человека в мире, общечеловеческих идеалов.

Уже в раннем возрасте в переводах Горация Тютчев затрагивает темы потока времени, познания смысла жизни, судьбы человека — «свидетеля» и «жертвы роковой» игры «фортуны злой».

Все вопросы, возникающие в сознании поэта, сливаются воедино. 
Главный вопрос — о тайне человеческого бытия. В стихотворении «Вопросы из Гейне» — лирический герой, человек, стоящий перед стихией — морем, вопрошает волны, вечно пытаясь разгадает эту тайну и не получая ответа:

« … Скажите мне, что значит человек? Откуда он, куда идет, И кто живет над звездным сводом?» По-прежнему шумят и ропщут волны,

И дует ветр, и гонит тучи,

И звезды светят холодно и ясно, —
Глупец стоит — и ждет ответа!

В этом стихотворении, переводе произведения Гейне, написанном в конце 20-х годов19 века присутствуют два главных героя тютчевской лирики: по выражению Н.Н. Скатова, «мир и человек со своими вечными последними вопросами»; «последними» — наиболее общими, сущностными, которые несут в себе исходное предопределение жизни всех людей и каждой человеческой судьбы.

В стихотворении 1855 года свернут, как пружина, весь поэтический мир Тютчева:

О вещая душа моя!

О сердце, полное тревоги, О, как ты бьешься на пороге

Как бы двойного бытия! ..

В центре — образ пророчествующей о будущем души поэта на пороге «как бы двойного бытия», Что это значит? Мир, окружающий человека, сложен и многопланов. Он представляет собой
постоянное движение сменяющих друг друга и в то же время взаимодействующих, сосуществующих миров — дневного и ночного.

Дневной мир — видимый и слышимый, разнообразный в своих проявлениях. Своей гармоничностью, постоянно обновляющей- ся красотой при роды он может спасти человека от одиночества, дать необходимую поддержку, возрождая в его сердце жизнен- ные силы, снимая накопившуюся усталость (см. стихотворение

«Весна»).

Человека с дневным миром объединяет и некая внутренняя  сходность судьбы. Как и человек, конкретные природные объекты обречены на разрушение. Но в отличие от человеческой смерти это разрушение не есть исчезновение природы как таковой, а есть возвращение к своей первооснове, к своему началу, за которым

вновь следует развитие.

К этой вечно обновляющейся жизни и стремится стать причастным человек. Поэтому в стихотворении «День и ночь» день — «души болящей исцеленье, друг человеков и богов»:

На мир таинственный духов, Над этой бездной безымянной, Покров наброшен златотканый

Высокой волею богов.

День — сей блистательный покров — День, земнородных оживленье, Души болящей исцеленье,

Друг человеков и богов!

Но меркнет день — настала ночь; Пришла — и с мира рокового Ткань благодатную покрова, Сорвав, отбрасывает прочь … И бездна нам обнажена С своими страхами и мглами, И нет преград меж ей и нами —

Вот отчего нам ночь страшна!

Но день оказывается лишь («благодатным, блистательным покровом, скрывающим за собой что-то могущественное и непостижимое — бездну безымянную, бездну мироздания»)

Именно во власти черной бесконечной космической бездны человек осознает свое «наследье родовое», то есть бренность своего существования, человеческую обреченность и одинокость
перед лицом всепоглощающей вечности.

Это прикосновение к «чуждому, неразгаданному, ночному»
отрезвляет от соблазнов собственного эгоизма, заставляя постоянно переосмысливать свое отношение к земному бытию. Тютчевский лирический герой стремится противостоять тем, для кого природа — всего лишь «слепок, бездушный лик», лишенный внутренней жизни:

Не то, что мните вы, природа: Не слепок, не бездушный лик — В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык …

Такие люди превращаются по существу в разрушительную силу и по отношению к другим, и по отношению к самим себе. А признание одухотворенности природы открывает для человека всю ее неповторимую красоту, всю прелесть жизненного движения.

В окружающей человека действительности тоже существует две противоположные и в то же время единые стороны: открытая

и скрытая, внешняя и внутренняя, конечная и бесконечная, познанная и таинственная. Дневной мир для человеческого разума остается столь же неисчерпаем, как и мир космический. 

Космическая бездна у Тютчева неоднородна. Есть черная бездна, таящая враждебную человеку стихию, — это вечная тьма, хаос. Но есть и другая бездна — очеловеченная:

Есть некий час, в ночи, всемирного молчанья, И в оный час явлений и чудес Живая колесница мирозданья Открыто катится в святилище небес! Тогда густеет ночь, как хаос на водах,

Беспамятство, как Атлас, давит сушу;

Лишь Музы девственную душу
В пророческих тревожат боги снах!

Это «святилище небес» может стать поддержкой для человеческого духа. Такая бездна озарена светом звезд, символизирующих некогда ушедшие с земного круга, но дорогие сердцу поэта человеческие жизни. Они не исчезли бесследно, а перешли в вечность, освободившись от всего суетного, бренного, ничтожного.

Эта звездная вечность дает себя знать в «чудном еженощном гуле»:

Как сладко дремлет сад темно-зеленый, Объятый негой ночи голубой! Сквозь яблони, цветами убеленной,

Как сладко светит месяц золотой!

Таинственно, как в первый день созданья, В бездонном небе звездный сонм горит, Музыки дальной слышны восклицанья,

Соседний ключ слышнее говорит …

На мир дневной спустил ася завеса,
Изнемогло движенье, труд уснул …

Над спящим градом, как в вершинах леса, Проснулся чудный еженощный гул …

Откуда он, сей гул непостижимый? ..

Иль смертных дум, освобожденных сном, Мир бестелесный, слышный, но незримый,

Теперь роится в хаосе ночном? ..

Жить на пороге как бы двойного бытия означает у Тютчева постоянно подвергаться осознанному или неосознанному воздействию всего множества земных и вселенских стихий.

В земной жизни человек испытывает страдания от несовершенства общества, несправедливости человеческих отношений, от дисгармонии в отношениях с природой. В то же время день, то есть земная жизнь человека, дает ему отдушину: в любви к женщине, к природе, к людям, благодаря чему счастье — хоть на миг — становится реальностью.

Источник: https://info-shkola.ru/filosofskaya-lirika-tyutcheva/

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий