Какая христианская церковь истинная. Еп. Александр (Милеант). Где Истинная Церковь? Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь

Во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь

Какая христианская церковь истинная. Еп. Александр (Милеант). Где Истинная Церковь? Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

9-й член

Представляя нам Церковь как объект веры, Символ напоминает, что она не только является собранием верующих, но играет первостепенную роль в истории спасения.

Во время Своего земного служения Господь наш Иисус Христос возвестил, что Он Сам будет ее Создателем (Мф. 16, 18), и многие новозаветные тексты гласят, что Христос – ее Глава (напр. Еф. 1, 22). Еврейское Kahal означает “собрание Израиля по призыву Бога”.

Так, читаем мы во Второзаконии: “чтобы тебе не забыть тех дел, которые видели глаза твои… о том дне, когда ты стоял пред Господом, Богом Твоим, при Хориве, и когда сказал Господь мне: собери ко Мне народ, и Я возвещу им слова Мои…

И объявил Он вам завет Свой, который повелел вам исполнять, десятословие, и написал его на двух каменных скрижалях” (Втор. 4, 9-10, 13). Мы встречаем также термин “кахал-экклезиа” как обозначение торжественных народных собраний в Иерусалиме.

Следовательно, этот термин никогда не встречался в нерелигиозном контексте, что соответствует его употреблению в Новом Завете и в древней христианской литературе, где он обозначает и поместную общину, и собрание верующих. Также часто встречается выражение “Церковь Божия” (I Кор. 1, 2).

Церковь определена в Символе веры как Единая, Святая, Соборная и Апостольская. Эти свойственные Церкви определения составляют одно неделимое целое, потому что каждое из них связано с остальными. Они различны по смыслу, но ни одного из них нельзя исключить. Иначе говоря, ущербно толковать или опускать любое из них – значит искажать смысл остальных.

Так, например, православное понимание единства связано с определенным пониманием соборности. Не напрасно святой Киприан Карфагенский назвал свой труд, направленный против раскольников, “О единстве Соборной Церкви”. Когда приступаешь к учению о Церкви, надо остерегаться неточностей и двусмысленных представлений.

Следует избегать двух крайностей: с одной стороны, слишком “духовного” понимания Церкви, которое устраняет ее общественную и устроительную реальность; с другой – подчеркнутого институционализма, при котором духовная сторона Церкви уходит в тень.

На деле оба эти аспекта могут быть соединены, как это и случилось в протестантской экклезиологии, которая допускает некоторую двойственность: по одну сторону – духовная Церковь избранных, по другую – общины устроительные.

Церковь Едина. Господь наш Иисус Христос основал только одну Церковь, которой Он обещал Свою помощь, и которая есть полноправная хранительница евангельского благовестия.

Это утверждение в древности было не требующей доказательств истиной, которая и в наши дни для христиан, верных Преданию, таковой и остается. Не может быть нескольких Церквей, как не может быть нескольких истин.

Правда, в соответствии с обычаем еще апостольских времен иногда говорят о “Церквях”, имея в виду поместные общины, но это отнюдь не предполагает множественности, так же как совершаемая во множестве мест Евхаристия не предполагает какого-либо разделения Христа.

Иное дело, когда употребляют термин “церковь” для обозначения общин христиан-диссидентов; в этом случае у него нет специального богословского значения, и при этом имеется в виду просто христианская община.

Когда мы говорим, что Церковь едина, мы имеем в виду всю полноту этого утверждения. В понятие единства Церкви мы вкладываем двоякий смысл.

Существует единство во времени: Церковь нынешнего дня по сущности своей та же, что Апостольская и святоотеческая Церковь первых веков.

Существует единство в пространстве: Поместные Церкви, исповедующие в чистоте православную веру и в верности хранящие апостольскую преемственность, находятся между собой в общении, у них Один Основатель и Глава – Христос.

Церковь Свята. Церковь свята потому, что, основанная Христом, она служит одному только Богу. Она, как невеста, “не имеющая пятна, или порока, или чего-либо подобного… свята и непорочна” (Еф. 5, 27).

У Климента Александрийского мы читаем полные глубины строки: “Если мы называем святым или Самого Бога, или воздвигнутое в Его прославление здание, как же не называть преимущественно священной Церковь, ставшую святой в познании Славы Божией? Не есть ли она совершенно достойное Бога святилище, подготовленное не трудами делателей и не руками художников, но воздвигнутое во храм по воле Божией?” (Строматы VII, V – 23). Святая по призванию Церковь есть носительница благодати, которую Дух непрестанно на нее изливает со дня Пятидесятницы. Благодать эта сообщается каждому из ее членов, сначала через крещение, затем через другие таинства. Жизнь в Церкви – это жизнь во Христе и ничего больше, и поэтому жизнь эта – всегда аскеза, которая исключает всякую пассивность.

Церковь Соборна (кафолична).

Если в греческом светском языке термин “соборный” (кафолический) означает только лишь “всеобщий”, то в языке Церкви он приобретает особый оттенок: соборность (кафоличность) – это свойство, которым обладала Церковь еще тогда, когда состояла из горсточки палестинских учеников, и чем в равной мере обладает и в наши дни, когда она распространилась по пяти континентам. Благовестие спасения, принесенное Иисусом Христом,- это благовестие для всего человечества (Мф. 28, 19-20); во Христе упразднены все расовые и культурные различия, как пишет святой апостол Павел: “Здесь нет различия между иудеем и эллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех призывающих Его” (Рим. 10, 12). Эта всеобщность Церкви есть некая полнота, в которой, по христианскому православному учению, каждая личность может “процвести”, потому что противопоставленность части и целого преодолена в Церкви, чья жизнь есть отражение жизни Бога Триединого. Соборность есть также отказ от сектантского партикуляризма, и именно этот аспект прежде всего подчеркнут в древних святоотеческих текстах, где мы и находим термин “соборный” (кафоличный). Так, в надписи на Послании “Мученичество святого Поликарпа” (II в.) мы читаем формулу: “Церковь Божия, пребывающая в Смирне, Церкви Божией, пребывающей в Филомелноне и всем общинам мира, принадлежащим Святой Соборной Церкви…” В середине II века на вопрос судьи мученик Пионий ответил, что он христианин; но так как этот ответ был признан недостаточным, его спросили, к какой он принадлежит Церкви, он ответил: “к Церкви Соборной” (кафолической). Термин “соборный” здесь обозначает истинную Церковь, основанную Христом. Именно значение неизменно находим мы в документах Соборов и, в частности, в догматическом постановлении отцов Первого Вселенского Собора (325).

Церковь Апостольская. Она Апостольская потому, что основана была апостолами и потому, что она верно хранит переданное апостолами благовестие Спасителя.

В этом смысле “апостоличность” – синоним “подлинности”, и поэтому “апостоличность”, в полном смысле этого слова, может относиться только к “Unam Sanctam” (Единой Святой), то есть к Церкви Православной. Непрерывность апостольского преемства – условие необходимое, но отнюдь не достаточное.

Законными преемниками апостолов являются епископы, которые верно хранят апостольское учение; им принадлежит право возвещать слово истины и толковать Предание; им – каждому в отдельности и всем сообща – принадлежит учительная власть (Potestas docendi).

Епископы (преемники апостолов) и их представители (священники) приносят от имени Церкви бескровную жертву, потому что к ним относятся слова Спасителя: “Сие творите в Мое воспоминание”. Они обладают властью вязать и решить, и на них лежит обязанность пасти порученное им Богом духовное стадо.

Православная Церковь никогда не сомневалась в том, что епископство принадлежит не к bепе esse (благоденствию) или plene esse (численности) Церкви, но к самой ее природе. Поэтому святой Игнатий даже пишет, что надо “на епископа смотреть как на самого Спасителя” (Послание св. Игнатия к Ефесянам 5, 1).

Это, однако, не означает, будто епископ самовластен; напротив, он должен быть связан с Преданием Церкви и быть в очевидном общении со всем епископатом православным, которому принадлежит полнота власти, в соответствии с вселенским устроением Церкви, унаследованным от общины апостолов.

С другой стороны, если в силу учительной харизмы, вытекающей из апостольской преемственности, законные епископы обладают исключительным правом официально толковать преподаваемое Церковью вероисповедание (а поэтому и исключительной властью отлучать от Церкви еретиков), то всему народу христианскому надлежит защищать веру от всевозможных искажений. Именно в единстве пастырей и всего христианского народа, верных благовестию Спасителя и вере апостольской, проявляет себя соборное единство Святой Церкви.

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

Источник: https://eparhia-saratov.ru/Content/Books/8/10.html

Верую во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь

Какая христианская церковь истинная. Еп. Александр (Милеант). Где Истинная Церковь? Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь

6/19 июня Православная Церковь отмечет двунадесятый праздник – День Святой Троицы или Пятидесятницы. Этот день также является днем рождения Христовой Церкви. О том, что такое Церковь и каковы ее свойства в соответствии с православным вероучением, рассказывает в своей статье клирик нашего собора священник Александр Станотин.

Верую во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Эти слова звучат на Литургии каждый день, когда поют Символ веры. Слово Церковь в настоящее время для многих людей стало прочно ассоциироваться не только с Православной Церковью, но и со зданием храма, являя как бы свое второе значение.

А как же правильно его понимать, каков подлинный смысл этого слова?

Словом церковь переведено греческое слово экклесия, которое означает «правильное собрание или общество лиц с определенными правилами». В церковнославянском языке слово «церковь» своим первым значением также имеет именно собрание: пове́м и́мя Твое́ бра́тии мое́й, посреде́ Це́ркве воспою́ Тя – скажу имя Твое (Божие) братьям моим, среди народного собрания воспою Тебя (Пс. 21, 23).

В ответ на вопрос: «Что такое Церковь?» автор православного катехизиса свт. Филарет (Дроздов) дает следующее определение: «Церковь есть от Бога установленное общество людей, соединенных православной верой, законом Божиим, священноначалием и Таинствами».

Однако в Священном Писании мы можем встретить и другие термины в приложении к Церкви Христовой. Христос, обращаясь к Своим апостолам, сравнивал Себя и всех верующих с виноградной лозой и ее ветвями, т.е.

единым живым организмом: Я есмь лоза, а вы – ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.

Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают (Ин. 15, 5–6).

В апостольских посланиях Церковь понимается как Тело Христово. Апостол Павел так называет Церковь в послании к Ефессянам (Еф. 1, 22–23) и Коринфянам (1 Кор. 12, 12–13, 27). Встречаются также понимание Церкви как дома Божия (2 Кор. 6, 16; Откр. 21, 3), невесты Христовой (2 Кор. 11, 2; Еф. 5, 32), двора овчия (Ин. 10, 1–16).

Церкви как зданию в славянском языке усваивается другое название – храм. Храм – дом. Замена на слово церковь произошло от того, что Церковь собиралась в храме на молитву.

Храм – выделенное, освященное место в жизни Церкви (прихода). Сюда мы приходим к Богу. Здесь собирается Церковь. Множество верующих, объединенных единой верой во Христа. А Сам Христос сказал: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф.

18, 20) . Именно здесь, в храме, и в Церкви одновременно, совершается главное таинство – Евхаристия. Таким образом, верующий, сознательно не ходящий в храм на богослужение и не участвующий в Таинстве Евхаристии, лишает себя теснейшего общения с Богом.

В Символе веры о Церкви мы слышим, что она есть единая, Святая, Соборная и Апостольская. Это свойства, характеризующие нашу Церковь. Утратив хоть одно, Церковь перестанет быть Церковью Христовой.

Единство – это принцип бытия Церкви. Сам Христос целью Своего служения считал основание одной (в количественном отношении) Церкви: Я создам Церковь Мою… (Мф. 16, 18).

Единство Церкви – нечто большее, чем только количественное единство, это прежде всего качественная характеристика. Основанием внутреннего единства Церкви является то, что «она есть одно духовное тело, имеет одну Главу Христа и одушевляется одним Духом Божиим».

«Истинная Церковь, подлинно древняя, есть одна… Как один Бог и один Господь…» – так говорил св. Климент Александрийский.

Догмату о единстве Церкви не противоречит существование ряда По-местных Православных Церквей. Все Поместные Церкви – части единой Вселенской Церкви, о чем свидетельствует единство веры.

Каждая Поместная Церковь имеет своего Предстоятеля, Вселенская же – единого Главу, Христа, и является единым телом Христовым.

В каждой Поместной Церкви, в каждой епархии и отдельно взятой евхаристической общине совершается единое Таинство приношения Тела и Крови Господней, и это евхаристическое общение есть верный залог единства всех «верных» во Христе.

Святость Церкви необходимо вытекает из понятия о ней как Теле Христовом. Это свойство сразу очевидно: как может быть не свято Тело Христово? Святость Церкви есть святость ее Главы – Христа.

Сын Божий для того и предал себя на смерть, чтобы освятить ее (Церковь), очистив банею водною посредством слова, чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна (Еф. 5, 26–27).

В писаниях апостолов христиане часто называются словами все святые (2 Кор. 1, 9; Еф. 1, 1; Флп. 1, 1, 4, 21; Кол. 1, 2 и др.). Это совсем не означает, что все христиане вели тогда нравственно безупречную жизнь.

Достаточно привести пример слов ап. Павла: Все мы много согрешаем (Иак. 3, 2), где апостол не выделяет себя из прочих грешников.

Каждый человек должен достигнуть святости, которая дана Церкви, и он достигает ее, если живет церковной жизнью.

Встречающееся в Символе веры наименование Церкви «соборная» является переводом греческого слова «кафолическая». Это слово часто отождествлялось с понятием вселенскости.

Согласно катихизису, Церковь называется соборной или кафолической потому, что «она не ограничивается никаким местом, ни временем, ни народом, но заключает в себе истинно верующих всех мест, времен и народов».
Церковь Христова является апостольской по своему назначению, происхождению и внутреннему устройству.

Первоначально Церковь была сосредоточена в лице святых апостолов. Они первыми уверовали в Господа Иисуса Христа и повсюду проповедали весть о Его Воскресении, основывая местные Церкви из уверовавших.

Из книги Деяний нам известно о существовании уже в апостольское время Церквей Иерусалимской, Антиохийской, Коринфской, Эфесской и др., которые стали основой для образованных позднее местных Церквей. Поэтому вся Церковь, по учению Священного Писания, утверждена на основании Апостолов (Еф. 2, 20).

Церковь приняла от апостолов учение, священнослужение, правила и нормы жизни. В Церкви также должны сохраняться и благодатные дары Святого Духа, полученные Церковью в лице апостолов в день Пятидесятницы.

Преемство этих даров передается через возложение рук, через преемство иерархии.

Иерархическое служение установлено в Церкви Самим Господом: Он (Христос) поставил одних Апостолами, других – пророками, иных – Евангелистами, иных – пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова (Еф. 4, 11–12).

Церковь тщательно наблюдает, чтобы нить иерархического преемства, ведущая к самим апостолам, никогда не прерывалась. Св.

Ириней Лионский пишет: «Кто хочет знать истину, тот во всякой Церкви может усмотреть апостольское предание, возвещенное во всем мире; и мы можем наименовать тех, коих апостолы поставили Церквам епископами, и преемников их даже до нас…» Вне апостольского преемства не существует истинной Церкви. В еретических или раскольнических обществах ниточка этого преемства утеряна, поэтому их собрание нельзя называть Церковью.

Рассмотрев, что такое Церковь в своем существе и каковы ее основные свойства, обратим внимание на следствие. Этим следствием будет утверждение, высказанное твердо и решительно св. Киприаном Карфагенским: «вне Церкви нет спасения (salus extra ecclesiam non est).

«Тот, кто отделяется от Церкви,– говорит св. Киприан, – присоединяется к жене незаконной и делается чуждым обетований Церкви… Не имеющий матерью Церкви не может иметь Отцом своим Бога.

Если бы кто-нибудь спасся из находившихся вне ковчега Ноева, то и находящийся вне Церкви мог бы также спастись».

Мы приходим в Церковь, если ищем жизнь вечную, полноту любви. Бог есть совершенная Любовь, дарующая Себя нам в Евхаристии. Евхаристия же существует только в Церкви как Теле Христовом и вне ее невозможна.

Тело Христово пребывает единым, и попытка разорвать его, отделившись, заранее обречена на неудачу. Поэтому Церковь святые отцы понимали как единственное место спасения: «говорим, что всяк спасающийся спасается в Церкви» (блж.

Иероним Стридонский).

Источник: http://trsobor.ru/veruyu-vo-edinu-svyatuyu-sobornuyu-i-apost/

Истинная церковь едина и нераздельна – епископ Александр(Милеант)

Какая христианская церковь истинная. Еп. Александр (Милеант). Где Истинная Церковь? Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь

           Истинная Церковь едина и нераздельна

Родившись в дни апостолов, Церковь Христова на своем историческом пути, впитывая в себя людей из многих народов, постепенно возрастает от силы в силу “в меру полного возраста Христова” (Еф. 4:13).

Как из малого семени вырастает могучее дерево, или как из младенца получается взрослый и зрелый человек, так и Церковь Христова, некогда состоящая из двенадцати рыбаков, к настоящему времени достигла своего полного расцвета, превратившись в многоветвистое и многолиственное прекрасное дерево (Мат. 13:32) с развитыми учением, литургикой, символикой, канонами или правилами, охватывающими все стороны её жизни, и жизни каждого отдельного верующего. Церковные каноны суть необходимые законы жизнедеятельности, подобно тому, как имеет такие законы организм живого человеческого тела. 

    Как у Христа не может быть нескольких “тел”, так и Церковь Христова может быть только едина и одна! 

Но в современной действительности мы сталкиваемся с фактом наличия множества христианских объединений, претендующих на звание “церкви”. И католики, и протестанты разных толков, и баптисты, и адвентисты, и пятидесятники и даже последователи самых изуверских культов – все настаивают на истинности своих учений. 

      Одну из причин дробления христианства, как и любой другой оригинальной идеи, можно видеть во втором законе термодинамики, согласно которому каждая физическая система стремится к увеличению энтропии, то есть к максимальному беспорядку. Но поскольку Христос основал Церковь именно для спасения людей, то, несомненно, что в дроблении христианства самую активную и ведущую роль всегда играл дьявол – этот извечный враг Бога и людей. 

     Назвав дьявола “лжецом и отцом лжи” (Иоан. 8:44), Христос обозначил главный метод, которым тот пользуется, а именно – ложь! И действительно, чтобы оторвать побольше людей от Церкви, дьявол, в первую очередь, старается внушить людям ложные религиозные идеи – ереси.

Человек, прельщённый какой-то новой идеей, принимает её за божественное откровение, а себя – за Божьего посланника и начинает распространять свое губительное учение с большим усердием и самоотверженностью.

Делает он это, якобы для того, чтобы “улучшить”, “очистить” или “дополнить” христианское учение.

А когда Церковь отвергает это еретическое учение, тогда самозваные пророки отделяются от неё, отторгают от неё верующих и создают свои церкви, которые объявляют истинными, а Церковь Христову – сбившуюся с пути и не понявшую учения Христова. 

    Так с апостольских времён и до наших дней возникали и продолжают возникать всевозможные ереси.

Прежде, например, появилось арианство, монофизитство, иконоборчество, затем от истинной Церкви отошло Римо-католичество, от которого отделилось протестантство, реформаторство, а из них, как из рога изобилия, потекли бесчисленные современные секты.

Причём, эти последние, по существу, повторяют древние, давно осужденные Соборами ереси, лишь оформляя их в новую фразеологию. 

    Тех же людей, которые твёрдо держатся истинного учения, дьявол старается оторвать от Церкви путём церковных расколов и приходских раздоров. Опять же, он умело внушает людям “благовидные” предлоги для исправления недостатков или улучшения сложившихся условий.

Беда, конечно, не столько в тех или иных обычаях или внешних мероприятиях, которые не всегда могут быть во всем удачными, и потому всегда подлежат улучшению, сколько в том, что люди начинают ссориться друг с другом и в результате дробятся на враждующие группы.

 

     Но как простому верующему разобраться в этой путанице наличия множества церквей, деноминаций и культов? 

Чтобы найти ответ на этот вопрос, надо понять, что истинная Церковь должна непрерывно восходить к апостольским временам, сохраняя апостольское учение, традиции и непрерывную нить апостольской преемственности, переходящей от епископа к епископу. Церковь, как живой организм, развивается и растёт, но в то же время она должна сохранять единство и тождество своей Бого-человеческой природы. 

    В Символе веры мы говорим “Верую во единую святую соборную и апостольскую Церковь”.

Такая вера предполагает единство Церкви, как единства живого организма, где всё теснейшим образом связано, то есть единство вероучения, литургической жизни и канонического строя. Всё это обеспечивает общение верующих в главном – в таинстве Причащения и молитвах.

В таком общении находились древние Православные Церкви, представлявшие собой, в сущности, одну Церковь, в разных лицах, как бы отображая Три-единство Божеского естества. 

     Некоторые выдвигают теорию, будто некогда единая Церковь Христова “разделилась” на части – православных, католиков, протестантов и т.д. – и что каждая такая часть или “христианская церковь” хранит в себе частицы истины и представляет собой как бы “осколки” некогда единой Апостольской Церкви.

Поэтому все они должны теперь объединяться сначала в “диалоге любви”, потом – в молитве, а затем и в Евхаристии. При этом каждая “церковь” будет сохранять свое учение, т.е. в сущности ересь.

При таком подходе к вопросу единения игнорируется факт, что истинная Церковь, основанная апостолами, существует в наши дни и по обещанию Христа будет существовать до конца мира (Мат. 16:18). А раз так, то правильно будет для отпавших вернуться в неё.

Ведь Церковь – это не человеческое общество, но Тело Христово! Если бы разговор шёл о сотрудничестве между людьми только в земном, практическом плане, то здесь, конечно, люди вправе объединяться по взаимному соглашению.

Но когда разговор идёт о соединении в Церковь, то здесь всё человеческое должно быть отодвинуто в сторону. Надо всецело вернуться ко Христу, принять Его учение в его полноте, без всяких поправок или модернизаций, надо восстановить ту церковную структуру, которую заложили Его апостолы. 

     Как у Христа не может быть нескольких “тел”, так не может быть нескольких параллельных истинных церквей, ибо Церковь – Тело Христово, которое неделимо, как всякий живой организм.

Поэтому никогда не было, и в принципе, не может быть разделения Церкви.

Были только и есть еретические и раскольнические отпадения от неё! Вот почему древние правила (каноны) Церкви строго запрещают какое-либо молитвенное общение с отпадшими, то есть с еретиками, пока те через покаяние не вернутся в Церковь. 

    Только в Православии, как в действительном Теле Христовом, предназначено спасение для каждого человека! Кто действительно любит Бога, тот непременно хочет быть в единстве с ним. В этой любви суть христианства! Тех, кто искренне любит Христа, их любовь должна привести к истинной Церкви!

    И когда некоторые нынешние “мудрецы” утверждают, что к Богу ведут разные пути, как на вершину горы ведут разные тропинки, следует помнить, что Тот, Кто предложил Себя Самого, как единственные Путь, Истину и Жизнь, есть Сын Божий, Богочеловек. А все, кто учат иному и ведут людей другими путями – “суть воры и разбойники” (Иоан. 10:8).

Заключение

     Итак, причина нашего внутреннего разлада, всех противоречий и всех бедствий в мире – это грех. Христос открыл людям путь к спасению от грехов. При этом мы призваны спасаться не в одиночку, как малые челноки, разбросанные в бушующем море, а на великом “корабле” Церкви, управляемым Христом.

    Един Бог в Троице славимый, едина Истина Его, Един Господь Иисус Христос, едина Церковь Его, едино Причастие, и нет никаких иных “путей” и “церквей”, кроме единственной подлинной православной Церкви, сохранившей и возрастившей то, что она восприняла и продолжает воспринимать от Главы своего Христа и Духа Святого, живущего и действующего в ней.

     Немногочисленна она в наши дни. Но к ней относятся Божия слова: “Не бойся, малое стадо, ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство. Мужайтесь: Я победил мир” (Лк. 12:32; Иоан. 16:33) и ещё: “…ты не много имеешь силы, и сохранил слово Моё, и не отрёкся имени Моего.

Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, – вот Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими и познают, что Я возлюбил тебя.

И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придёт на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле” (Откр. 3:8-10).

    Главное же в нашем странствовании в этой временной жизни – держаться Истины, Пути и Жизни – Господа Иисуса Христа, пребывающего в Своей Церкви.

Источник: Библиотека православного христианина «Благовещение» при храме Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке г. Москвы. Одобрена Издательским советом Московского Патриархата.

http://www.wco.ru/biblio/books/list080/Main.htm

Версия для печати: О самом главном.doc 

Источник: https://subscribe.ru/group/tyi-super/7818730

Святая, Соборная и Апостольская – ОдигитриЯ

Какая христианская церковь истинная. Еп. Александр (Милеант). Где Истинная Церковь? Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь

Прошло достаточно времени, и, кажется, настала пора спокойно и вдумчиво оценить итоги того странного события, что произошло в июне на греческом острове Крит и было пышно наименовано его участниками «Святым и Великим Собором Православной Церкви». Именно об этом мы говорим сегодня с кандидатом филологических наук знаменитым православным публицистом диаконом Владимиром Василиком.

— Отец Владимир, каково, на ваш взгляд, значение Критского собора для Вселенского Православия?

— На мой взгляд, этот собор не имел для Вселенского Православия никакого значения, хотя бы в силу того, что большинство православных не приняли в нём участия.

На Крите не было представителей крупнейших Православных Церквей: Русской Православной Церкви, Антиохийской (а это более миллиона верующих), Грузинской (это более двух миллионов верующих), Болгарской (не менее восьми миллионов верующих).

И даже Сербская Церковь, которую запугали, затерроризировали и таким образом вынудили явиться на Крит, в последний момент дезавуировала один из наиболее одиозных документов Собора, а именно«Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

Абсолютное большинство из двадцати пяти сербских епископов отказались подписать этот сомнительный текст, что подтвердил епископ Ириней Бачский. Но тут надо бы отметить безсовестность устроителей собора: они огулом и чохом записали Сербию в число подписавших.

Дело в том, что согласно процедуре собора важен голос целой делегации, а не отдельных её членов, и если делегация всё-таки приехала на собор, то считалось, что она тем самым уже заранее согласна со всеми его решениями. А ведь установление святых отцов прежних Поместных и Вселенских Соборов состоит в следующем: один муж — один голос.

Это правило апостольское, правило святоотеческое. А на Крите действовало чисто парламентаристское по своему духу правило: одна Автокефальная Церковь — один голос. Это всё равно как в светских парламентах, когда голосует фракция, а между рядами ходят мальчики в сером и указывают её членам, как именно нужно ать.

И на соборе, наверное, было то же самое: ходили между рядами мальчики в чёрном и указывали преосвященным владыкам, преемникам апостолов, за что им следует подавать голос. Чистой воды западный парламентаризм — безличная, безчеловечная фракционность, чуждая богочеловеческому духу Церкви.

Фактически на ании что-то значило лишь мнение предстоятеля Церкви: если предстоятель что-то решил, весь остальной епископат тут же берёт под козырёк… простите!.. под камилавку или под митру. И поэтому Критский собор — это было своего рода собрание «восточных пап».

Мы громогласно обличаем католиков, но на Крите, по сути, со­здавался свой православный папизм, причём на нескольких уровнях: во-первых, Константинопольский Патриарх как главный «православный папа», а во-вторых, всякий предстоятель Автокефальной Церкви как «папа» поменьше. Константинопольский Патриархат давно замечен в мании величия — как будто он является первенствующим не просто в силу старинной чести, но имеет некую подлинную власть над Церквами. Можно подумать, что Константинополь до сих пор православный город, что в нём царствует православный император, что до сих пор существует великая Ромейская империя и в силу этого Константинопольский Патриарх является неким вселенским недреманным оком, заботящимся обо всём православном мире. Честно говоря, для подобного самомнения, для власти Константинопольского Патриарха сегодня нет совершенно никаких оснований.

Но тем не менее он сумел-таки подмять под себя значительное число Православных Церквей, запугать их своими действительными и мнимыми полномочиями… Сербы поехали на собор в основном из страха перед греками.

Многие из представителей Элладской, и Сербской, и Кипрской Церквей с большой горечью вспоминали предсоборное обсуждение, когда константинопольские чиновники, такие как митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулос)просто им затыкали рты.

Временами на них кричали, обвиняя их в упрямстве, в непонимании, в желании сорвать процесс… Другими словами, они встретились с такой глухотой, по сравнению с которой меркнет даже поведение Римской курии.

Один из главных документов собора — «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Я об этом документе в своё время писал достаточно.

Его основной порок — конечно же, неправославная экклезиология, подспудное проведение «теории ветвей», признание за инославными еретическими сообществами достоинства Церквей.

«Теория ветвей» — это теория, которая утверждает, что всей полнотой истины не обладает ни одна христианская конфессия, что все конфессии — лишь «ветви» на стволе некой «невидимой церкви».

Как говорил герой известного мультфильма, «всякая вещь — или есть, или нет». А с богословской точки зрения, либо Православная Церковь является Единой Святой Соборной Апостольской, — но тогда и речи не может идти о «сближении христиан».

В этом случае можно говорить только о воссоединении инославных с Православной Церковью, — но об этом в документах собора не было сказано ни слова.

Либо «движение к единству» всё-таки необходимо, но тогда Православная Церковь не может именоваться Единой Святой и Апостольской, — тогда она тоже обладает лишь «частью истины» и нуждается в помощи инославных.

Далее, с чисто богословской точки зрения, христианин — это тот, кто пребывает в Церкви; кто вне Церкви, тот не христианин. Так сказал ещё святитель Киприан Карфагенский. Если же собор признаёт, что есть некие «христиане вне Церкви», то либо Церкви вовсе нет, либо она «невидима» и является неким мистическим фантомом. Но такое утверждение — протестантизм чистейшей воды.

Вот пункт 6 из документа «Отношения Православной Церкви…»: «Единство, которым обладает Церковь, по своей природе не может быть нарушено». Вроде бы сказано правильно.

Но дальше идёт следующий тезис: «Православная Церковь констатирует существование в истории других, не находящихся в общении с ней христианских церквей и конфессий и в то же время верит, что её отношения с ними должны строиться на скорейшем и более правильном уяснении ими всей экклезиологической тематики, особенно в области учения о таинствах, благодати, священстве и апостольском преемстве в целом». Нет уж: или Церковь едина, как Тело Христово, — но тогда рядом с ней не может быть никаких «других церквей». Или же существуют несколько церквей, могущих не находиться в общении друг с другом, — тогда не стоит и говорить о вере во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Правда, есть возможность разрешения этого парадокса — через теорию ветвей, в которой Единая Святая Церковь существует, но является невидимой. Этому, в частности, учит священник Георгий Кочетков: все существующие церкви лишь отчасти обладают истиной и могут противоречить друг другу, но тем не менее принадлежат к единой церкви, если обладают апостольским преемством.

По сути дела, документы собора не только толкают на согласие с ложью, но и дают запрет на проповедь православия! Вот слова из пункта 23: «Общим для Православной Церкви является осознание необходимости ведения межхристианского богословского диалога, и потому она считает, что он всегда должен сопровождаться свидетельством миру делами взаимопонимания и любви… исключая всякую практику прозелитизма или иных вызывающих проявлений межконфессионального антагонизма». То есть, иными словами, мы не имеем права проповедовать православие и говорить представителям так называемых иных конфессий, что они заблуждаются и погрешают против истины.

Этот документ сочится елеем любви по отношению к инославным. Просто океаны елея изливаются, — и в то же время в нём полное отсутствие любви к своим единоверцам. Православные, озабоченные чистотой православия, огулом и чохом объявляются раскольниками. Любая попытка защитить истинное православие подлежит осуждению.

Извините! Значит, получается, что прп.Иоанн Дамаскин был раскольником, а отцы иконоборческого иерейского собора 753 года были столпами православия! Ведь они являлись представителями собора, а он — «раскольником-одиночкой». И прп.

Максим Исповедник… Он был одиноким монахом и, значит, тоже подлежал осуждению за попытку разделить единство Церкви, утверждённое еретиками.

Удивление, если не более, вызывает суждение о том, что сохранение истин православной веры возможно только благодаря соборному строю.

Извините, но в истории Церкви был целый ряд разбойничьих соборов: Эфесский, Александрийский 633 года, Иерийский, Лионский, Флорентийский, Эфесский… Как справедливо отмечали Восточные Патриархи в послании 1848 года, хранителем веры у нас являются не епископы только, из которых, кстати, и состоял Всеправославный собор, но каждый раб Божий. Вот этого-то начала на Критском соборе и не было. И поэтому данный собор — или, мягко говоря, «совещание представителей Православных Церквей с сопровождающими их лицами», а грубо говоря, «соборище» — надо поскорее забыть, как позорный и неудачный опыт в истории Православия. И чем скорее эта позорная страница будет закрыта, тем лучше будет для всех нас.

— Можно ли сказать, что на данном этапе православие одержало победу? Ведь без РПЦ и прочих Церквей, не явившихся на Крит, собор, что бы он ни решал, не может называться Вселенским.

— Я бы сказал, что оно одержало победу в рамках некоторых Поместных Церквей, а именно: РПЦ, Антиохийской, Грузинской, Болгарской и отчасти Сербской. Что касается других, то для них отрицательные последствия этого собора ещё долго будут давать о себе знать. И ещё долго будет трясти эти Церкви — Элладскую, Кипрскую и другие, хотя многие из их епископов активно выступали против сего соборища.

— Можно ли сказать, что за Критским собором стоит, обобщённо говоря, Запад?

— Да, разумеется. Госдепартамент США был в высшей степени заинтересован в удачном проведении собора. И то, что представители РПЦ на него не поехали, является в известном смысле и политическим шагом, ответом Путина на поползновение Госдепа США подчинить себе всё Вселенское Православие, взять его всё под контроль.

— Вы считаете, что В.В.Путин имеет какое-то отношение к такому решению нашей Церкви?

— Я почти в этом убеждён.

Уже весной этого года в связи с совещанием 12 апреля наше священноначалие проявило известную неуверенность: а стоит ли нам ехать на собор? Но только помощь высшей государственной власти однозначно сформировала решение — на это соборище не ехать.

Видимо, можно сказать, что «критская история» имела один положительный итог: она косвенно способствовала укреплению союза Русской Православной Церкви и русской государственной власти и показала, что Россия едина в верности православию.

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН

Источник: http://www.pravpiter.ru

Источник: https://www.odigitria.by/2016/09/14/svyataya-sobornaya-i-apostolskaya/

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий