Когда была битва под прохоровкой. Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой

Битва под Прохоровкой: факты и мифы

Когда была битва под прохоровкой. Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой

Военный историк Юрий Никифоров рассказал о том, как родились мифы о боях под Прохоровкой, как сражение повлияло на исход Курской битвы и что важного произошло на Огненной дуге после 12 июля.

По сей день одним из главных символов Курской битвы остается знаменитое сражение под Прохоровкой.

Эта битва произошла 12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги, в 60 километрах севернее Белгорода, в районе железнодорожной станции Прохоровка на территории совхоза Октябрьский.

Здесь схлестнулись силы 2-го танкового корпуса СС под командованием обергруппенфюрера Пауля Хауссера и 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова. 

Многие историки признают, что битва под Прохоровкой является одним из крупнейших сражений в военной истории с применением бронетанковых сил. По некоторым оценкам, с обеих сторон в этом сражении участвовало около 1200 боевых машин!

Однако ряд историков и публицистов продолжает настаивать на том, что события, развернувшиеся под Прохоровкой, якобы лишь историко-пропагандистский миф советского времени.

Поводом так думать служат, надо полагать, разнящиеся данные о количестве танков как с одной, так и с другой стороны.

В самом деле, статистика в различных военно-исторических трудах и публикациях приводится самая разная: от нескольких штук до сотен и даже тысяч танков и самоходных орудий. Почему так произошло?

За разъяснениями мы обратились к начальнику Научного отдела Российского военно-исторического общества Юрию Никифорову.

«Миф» не значит «ложь»!

– Юрий Александрович, вы, как военный историк, специализирующийся на Второй мировой войне, изучили множество материалов о Курской битве и конкретно о сражении под Прохоровкой. Скажите, все-таки можно ли назвать его одним из ключевых эпизодов Великой Отечественной войны?

– Безусловно, сражение под Прохоровкой приобрело важнейшее символическое значение в народной памяти.

Причем в массовом восприятии Прохоровка не только стала символом собственно Курской битвы, но и встала в один ряд с такими важнейшими символами Великой Отечественной войны, как оборона Брестской крепости, бой у разъезда Дубосеково, схватка за Мамаев курган и так далее.

Этому во многом способствовали мемуары советских военачальников, а также произведения кинорежиссеров (прежде всего следует вспомнить киноэпопею Юрия Озерова «Освобождение»), поэтов, писателей, публицистов.

– А если все-таки говорить о фактах и реальной статистике, можно ли сказать, что масштабы боев под Прохоровкой были сознательно мифологизированы в советское время? И где тогда миф, а где правда?

– Смотря что понимать под мифом. Дело в том, что в данном конкретном случае мы не можем, произнося слово «миф», понимать под ним нечто не имеющее никакого отношения к историческим реалиям и противостоящее исторической «правде».

Образ любого масштабного исторического события – а сражение под Прохоровкой здесь не исключение – в коллективном восприятии строится на неизбежном упрощении реальной картины: различные детали часто отбрасываются, «острые углы» стараются сгладить, при этом в описание битвы привносится некоторая художественность.

Поэтому, разумеется, любой историк имеет возможность раскритиковать сложившееся в массовом сознании представление, поскольку оно не в полной мере соответствует накопленному профессиональными историками массиву данных.

Тем не менее это совсем не означает, что сложившееся представление нужно объявить «мифом» или «ложью» и на этом основании стереть тот или иной образ из коллективной памяти. Действовать по такой логике – значит работать на «стирание», уничтожение памяти.

Танкисты во взаимодействии с пехотой контратакуют противника. Воронежский фронт

«Надежды на прорыв к Курску у Манштейна не оставалось»

– Что в истории Прохоровской битвы чаще всего подвергается критике?

– Большинство историков скептически воспринимают утверждения самого командира, Ротмистрова. Причем это скептическое отношение было сформулировано еще в советские годы, например, маршалом Г. К. Жуковым, и современные критики его только развивают.

Прежде всего это касается утверждений нашего командующего о том, что якобы в результате контрудара его армии 12 июля «главная вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была разгромлена». Ротмистров писал об этом в своей книге «Танковое сражение под Прохоровкой». Здесь, конечно, П. А.

 Ротмистров был не прав. Тем не менее считаю, что адекватное представление о Прохоровском сражении, его значении невозможно составить без рассмотрения хода всей оборонительной операции Воронежского фронта на южном фасе Курского выступа.

Кажется, главная проблема в том, что некоторые авторы, в том числе и историки, сводят сражение только к контрудару части сил 5-й гвардейской танковой армии на пресловутом «танковом поле» 12 июля.

Мне кажется, это искажает смысл происходивших событий и, кроме того, как раз и дает почву для выстраивания самых разных «разоблачительных» версий и интерпретаций. Отсюда и многочисленные спекуляции вокруг вопроса об удаче или неудаче действий советских войск и тому подобное.

– Тогда давайте попробуем разобраться: что же все-таки следует понимать под Прохоровским сражением? И какую роль эти события сыграли во всей Курской битве?

– В современных исследованиях под Прохоровским сражением понимаются события 11–16 июля, начиная с поворота ударной группировки войск Манштейна с Обоянского направления на северо-восток, на Прохоровку, и заканчивая переходом наших войск к преследованию отступающего противника.

«Встречный танковый бой», или контрудар Воронежского фронта 12 июля 1943 года, рассматривается при таком подходе как часть Прохоровского сражения – сражения, которое было выиграно советскими войсками.

После боя 12 июля немецкое командование могло рассчитывать только на проведение частных операций с целью нанести как можно большие потери советским войскам. Это вылилось в попытку окружить часть сил 69-й армии и другие маневры гитлеровцев, но никакой надежды на прорыв к Курску у Манштейна уже не оставалось.

Показательно в данном случае, что даже те авторы, которые главным образом сосредотачиваются на описании событий на «танковом поле» под Прохоровкой, не могут обойти стороной действия сражавшихся сторон как в период, предшествующий фронтовому контрудару, так и после.

К примеру, историк Илья Мощанский, описывая ход контрудара 12 июля, тем не менее вынужден также давать описание событий за более широкий период (6–14 июля). И это логично, поскольку построить изложение иначе, не исказив исторических реалий, невозможно, так как смысл событий и внутренняя логика их развития попросту потеряются.

После поворота соединений 2-го танкового корпуса СС на Прохоровку наступательные и оборонительные действия войск сторон начиная с 10 июля были увязаны между собой не просто по месту, но и по конкретным оперативным задачам, от выполнения которых зависел дальнейший ход и исход всей операции.

Танки Т-34 во время битвы под Прохоровкой

«Связь между крахом “Цитадели” и высадкой союзных войск в Италии – это вымысел»

– Я думаю, что многих историков и просто любителей истории волнует один вопрос: сколько же все-таки танков участвовало в сражении под Прохоровкой? Потому что такой разброс в сведениях не часто встретишь: где-то пишут о паре сотен танков, где-то счет идет на тысячи…

– Вы правы, этот вопрос заслуживает отдельного обсуждения. Если пытаться свести сражение только к бою на участке между рекой Псел и хутором Сторожевой (так называемом танковом поле), то назвать бой под Прохоровкой крупнейшим танковым сражением Второй мировой войны, как это делают многие, действительно невозможно (в 1941 году под Дубно сражалось больше танков).

В то же время подсчет всех сил сторон, задействованных под Прохоровкой (при условии, что территориальные рамки сражения включают боевые действия не только юго-западнее, но и южнее станции Прохоровка), позволяет разным историкам говорить о 1000–1200 танках и САУ (самоходная артиллерийская установка. – Прим. ред.) с обеих сторон.

И это только та бронетехника, которая непосредственно участвовала в бою 12 июля.

– Действия наших войск на Курской дуге, как известно, сокрушили немецкий план «Цитадель». Но также есть версия, согласно которой планы немцев были сорваны не столько из-за успешного контрнаступления Советской армии, сколько благодаря развертыванию войск Британии и США в Италии. Что вы можете на это ответить?

– Связать крах операции «Цитадель» с высадкой англо-американских союзных войск в Италии невозможно, это безусловный вымысел.

Решение о прекращении «Цитадели» Гитлер принял под влиянием перехода в наступление войск Брянского и Западного фронтов, а также угрозы наступления советского Южного фронта на реке Миус.

Начатое 17 июля, это наступление заставило вывести из боя 2-й танковый корпус СС, а затем 3-й танковый корпус армейской группы «Кемпф» и использовать их для предотвращения разгрома немецко-фашистских войск на южном крыле советско-германского фронта.

Не высадка англо-американских войск в Италии, а переход советских войск в контрнаступление заставил прекратить операцию «Цитадель» (которая, впрочем, к этому моменту уже провалилась), – в том числе благодаря мужеству и героизму тех, кто остановил бронированный кулак вермахта в районе Прохоровки.

Подбитый фашистский танк в районе станции Прохоровка

– В заключение – что бы вы посоветовали почитать и посмотреть тем, кто хочет больше узнать об этой легендарной битве?

– Многие научные достижения последних лет обобщены в фундаментальном многотомном труде «Великая Отечественная война в 12 томах».

Что касается Курской битвы, то я бы выделил исключительно добросовестные и тщательно документированные книги и статьи Валерия Николаевича Замулина, Алексея Валерьевича Исаева и Льва Николаевича Лопуховского.

Ну и непременно стоит посетить само «танковое поле» под Прохоровкой: там сейчас действует музей-заповедник и Музей боевой славы «Третьего ратного поля России». Также на портале «История.РФ», в разделе «Медиатека», есть интересные фильмы и аудиолекции о Курской битве.

Думаю, познакомиться с этой историей особенно важно для нынешней молодежи, чтобы юные ребята, которые, к счастью, далеки от той войны, понимали значимость исторической памяти, берегли память о наших великих героях и росли патриотами своей страны и просто хорошими людьми.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/bitva-pod-prokhorovkoi-fakty-i-mify

Почему наши танкисты проиграли битву у Прохоровки

Когда была битва под прохоровкой. Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой

12 июля 1943 года у станции Прохоровка на участке железной дороги Курск—Белгород произошло одно из крупнейших в Великой Отечественной войне однодневных танковых сражений. Оно стало одним из ключевых эпизодов Курской битвы.

Миф и правда о Прохоровском сражении

Долгое время Прохоровское сражение представлялось как переломный момент битвы на Курской дуге. В ней советские танковые войска во встречном сражении якобы сломали хребет немецким бронированным «тиграм» и «пантерам» и похоронили последние шансы гитлеровского командования на победу в войне.

С публикацией многих документов у нас в стране и за рубежом стало ясно, что единственная правда в прежней характеристике Прохоровского боя — он действительно был встречным. И это оказалось серьёзным просчётом советского командования, приведшим к тактической неудаче, а вовсе не победе, советских войск под Прохоровкой.

Успех немецкого наступления

По воспоминаниям командира немецкого 48-го танкового корпуса в Курском сражении Фридриха Меллентина, «Курская битва началась ровно в 15 часов 4 июля, когда после короткой, но сильной артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска атаковали позиции русских войск… В отличие от обычной практики, мы должны были начать наступление не на рассвете, а в середине дня».

Здесь, на южной стороне Курской дуги линии фронта, противнику удалось в первые дни наступления добиться заметных успехов.

Если на северной стороне немецкое наступление застопорилось уже 6 июля у второй полосы советской обороны, то на белгородско-курском направлении немцы в тот день преодолели эту полосу и устремились дальше.

10 июля на фронте протяжением 90 км глубина немецкого прорыва достигла 35 км.

Уже 6 июля советскому командованию стало ясно, что обороняющиеся соединения Воронежского фронта не в состоянии сдержать вражеское продвижение. Требовалось задействовать силы, предназначавшиеся для последующего контрнаступления.

На усиление Воронежского фронта под командованием Николая Ватутина была выдвинута из Степного фронта 5-я гвардейская танковая армия Павла Ротмистрова. В её состав входили два танковых и один механизированный корпуса, насчитывавшие к 11 июля 694 исправных танка и самоходно-артиллерийских установки (САУ).

Армии Ротмистрова предстояло стать главной силой в нанесении флангового контрудара по наступающим немецким войскам.

Подготовка этого контрудара находилась под непосредственным контролем заместителя Верховного главнокомандующего маршала Георгия Жукова и Генерального штаба во главе с маршалом Александром Василевским. 9 июля генерал Ротмистров получил приказ выйти в район станции Прохоровка.

Замысел советского контрнаступления

К тому времени командующий немецкой 4-й танковой армией генерал Герман Гот, с учётом упорной обороны советских войск на обоянском направлении, принял решение перенацелить свой главный удар, который наносился 2-м танковым корпусом СС оберстгруппенфюрера Хауссера, восточнее, через станцию Прохоровка. 10 июля части корпуса сосредоточились к юго-западу от станции в готовности возобновить наступление.

Одновременно советское командование готовилось нанести контрудар. Таким образом, оно не распознало намерений противника и допустило сразу две оплошности. Первая — оно не заметило выдвижения корпуса Хауссера к Прохоровке.

Вторая — оно считало, что будет производить контрудар во фланг немецкой ударной группировке.

Однако в результате исполнения планов, составленных для другой оперативной обстановки, без учёта её изменения, вместо флангового контрудара получилось встречное лобовое сражение, к которому советские войска оказались не готовы.

Необходимо заметить, что, заранее отрабатывая на штабных играх возможные сценарии наступления на Курск, командование 2-го танкового корпуса СС готовилось и к отражению советского контрудара в районе Прохоровки. Действия советского командования не были неожиданными для противника.

Почему две танковые армады столкнулись лоб в лоб

Вечером 11 июля части армии Ротмистрова, выдвигаясь на указанные им исходные рубежи для нанесения контрудара, внезапно для себя натолкнулись на наступавшие танковые колонны немцев и вынуждены были отступить. Сколько-нибудь толковую перегруппировку ночью произвести не удалось. Противник утром 12 июля упредил действия советских танкистов.

На узком пространстве между высокой железнодорожной насыпью и болотистой поймой реки Псёл развернулся встречный танковый бой. Погода была пасмурной, хмурой, нелётной, авиация обеих сторон бездействовала. Главными участниками битвы стали танковые экипажи.

О ходе битвы есть противоречивые свидетельства, но, наверное, лучше всего о ней говорит её исход. Хотя и сейчас среди историков имеются существенные разногласия в оценках сил сторон и потерь в ней, но уже очевидно, что немцы меньшими силами сумели нанести советским войскам больший урон и сорвать замыслы советского командования по разгрому 2-го танкового корпуса СС.

Кто победил

Непосредственно в Прохоровском бою из 5-й гвардейской танковой армии приняли участие 18-й и 29-й танковые корпуса, насчитывавшие 365 (по другим данным — 398) танков и САУ, в том числе 206 средних и тяжёлых танков. 237 из них были потеряны. Со стороны немцев на этом участке действовала только дивизия лейб-штандарта «Адольф Гитлер», насчитывавшая 77 танков. Лишь 7 из них было потеряно.

12 июля бои шли по всему фронту. В армии Ротмистрова и двух отдельных танковых корпусах сражались 604 танка, из которых были потеряны 328. Потери немцев составили 55 танков из 294. Таким образом, именно легендарный Прохоровский бой оказался самым неудачным для советских войск на Курской дуге в тот день.

Немцы не имели превосходства в новейших танках. Все танки «пантера» были включены в 48-й танковый корпус, во 2-м танковом их не было. Танков «тигр» в нём было только 15, из них 11 оказались потеряны 12 июля.

Из-за просчётов советского командования всех уровней — от Ставки ВГК до командующего армией — попытка разгромить наступающую немецкую группировку ударом во фланг обернулась внезапным встречным боем и тактическим поражением советских войск. Правда, в стратегическом масштабе оно не смогло повлиять на исход Курской битвы, в которой германский план устроить советским войскам реванш за Сталинград был сорван.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/42380999-bitva-u-prohorovki-pochemu-na-samom-dele-sovetskie-tankisty-ee-proigrali/

Разоблачение мифов о битве под Прохоровкой. О чём нам врут?

Когда была битва под прохоровкой. Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой

Битва под Прохоровкой окутана тайнами легендами и мифами, которые породили не только ветераны, но и журналисты.

Один из самых скандальных на просторах России случаев – статья немецкого издания Die Wel, где было сказано о потерях всего пяти немецких танков в противовес сотням советских.

Это один из ярчайших примеров «фэйковой» истории. Давайте же выберем факты и развенчаем некоторые мифы о битве под Прохоровкой?

Численность и потери

Если брать в учёт исключительно танковые части, то можно сказать примерно следующее. Со стороны немцев выступал второй танковый корпус СС, состоящий из дивизий «Мёртвая голова», «Адольф Гитлер» и «Дас Райх».

Общая численность танков в дивизиях СС – около 160-170 машин, из которых было 43 «Тигра», а остальные – Panzer IV модификаций F1, F2 и G, а также самоходные установки Stug III версии F. Со стороны СССР боевые действия вела пятая танковая армия.

С 10 по 12 июля 1943 года, под Прохоровкой активно сражались 110, 169, 170, 181, 25 гвардейская, 26 и 32 танковые бригады из состава 18 и 29 танкового корпуса. Общая численность боевых машин со стороны СССР – 455 танков Т-34, и примерно столько же легких Т-70 и самоходных орудий.

В общей сумме, под Прохоровкой сошлись около 1 000-1 200 танков и самоходных орудий с обеих сторон конфликта.

Что касаемо потерь, то документальные данные есть только со стороны СССР. Немецкие документы и журналы боевых действий до сих пор остаются секретными. Если верить советским докладам, то за 12 июля 1943 года было уничтожено 87 танков противника.

Один только 29 танковый корпус ликвидировал 43 танка Panzer IV и Stug III, а также 14 танков «Тигр» из пятнадцати в составе роты. Эти потери нанесли танкисты 170 и 32 танковой бригады, борясь с дивизией «Адольф Гитлер» к северу от железной дороги. При этом, 29 танковый корпус потерял примерно 139 танков и самоходных орудий.

Из них – 95 Т-34. Общее число потерь за время битвы под Прохоровкой – 299 танков и САУ.

Если делать небольшой итог, то получаем следующее соотношение – 57 немецких танков на 139 советских в рамках 29 танкового корпуса СССР и немецкой дивизии «Адольф Гитлер» за 12 июля. Путём не хитрых математических подсчётов, получаем соотношение потерь 1 к 2.4 в пользу Германии.

Применяя это соотношение к потерянным 299 танкам со стороны Советского Союза, получим 124 уничтоженных немецких танка из 160-170 единиц.

Немецкая сторона лишилась наступательного потенциала после 12 июля, в то время как СССР не только нанёс потери, но и смог продолжить наступление в последующие дни.

Кто победил?

В наши дни, западные историки часто говорят, что немцы победили в битве под Прохоровкой, но из-за тяжёлых потер не смогли продолжить наступление. Однако на картах история выглядит совершенно иначе…

10 июля, Германия успешно наступала и практически прошла к деревне, 11 июля, советские войска контратаковали, но к вечеру были отброшены назад и не достигли значительных успехов. 12 июля состоялась всем известная часть Прохоровского сражения. К вечеру, поле между железной дорогой и рекой Псёл осталось ничейным.

29 танковый корпус вернулся на исходные позиции, практически уничтожив танковые подразделения «Адольф Гитлер», 25 и 169 танковые бригады отразили атаку дивизии «Дас Райх», а «Мёртвую голову» у реки Псёл потеснил 18 танковый корпус, закрепив позиции и успешно оборонялся от немцев на протяжении ночи с 12 на 13 июля, не дав «Мёртвой голове» перехватить инициативу.

Но чтобы понять, кто победил, нужно разобраться, какие цели преследовали стороны. Немцы хотели захватить Прохоровку, удержать посёлок и спустя один, два дня пройти к Курску. Как очевидно – Германия своих целей не достигла и не смогла окружить советские войска на Курской дуге.

Что касаемо СССР, то контратака пятой танковой армии должна была остановить продвижение и отбросить противника от Прохоровского поля. Эта цель была выполнена лишь частично на момент 12 июля. По факту, поле осталось ничейным. Серьёзных успехов достигли только 110 и 181 танковые бригады из состава 18 танкового корпуса.

Дальнейшие события лишь закрепили успех битвы под Прохоровкой.

Все советские танки остались уничтоженными

Как уже можно догадаться из подзаголовка и материала выше, далеко не все танки СССР остались на поле под Прохоровкой.

Из 299 потерянных танков, многие машины подлежали восстановлению, но эвакуацию начали с 19 июля из-за долгих «споров» по поводу принадлежности территорий воюющим сторонам. В частности, сохранился наградной лист Александра Агеева.

Он являлся капитаном ремонтной бригады и 19 июля восстановил 4 танка Т-34 и ещё два 23 июля. И это небольшая группа ремонтников.

Интересный факт

Немецкие документы о потерях под Прохоровкой до сих пор не обнародованы. От части по этой причине западные историки могут указывать абсолютно любое количество потерянных машин, даже самое абсурдное.

Подписывайтесь на канал. На нём регулярно выходят актуальные статьи на военную тему. Оценивайте контент и делитесь им с друзьями.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b4358549295b100a9a224e1/5db21c492fda8600b190e06d

Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой – Армия России

Когда была битва под прохоровкой. Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой

12 июля 1943 года советские войска отбили атаку немецко-фашистских войск. В широком поле, возле деревни Прохоровка, встретились две огромные танковые армии, общая численность танков превышала 1 200 единиц. Бой длился с утра до вечера, и советские войска одержали хоть трудную, но уверенную победу.

Так обычно описывается это сражение в советских учебниках, оттуда описание перекочевало и во многие российские учебники. Что самое интересное, в самом описании нет ни слова неправды. А что еще интереснее, если брать не отдельные слова, смысл, то мы не найдем и слова правды.

Да, советские войска победили, да, битва была в поле, да, число танков превышало 1 200 единиц, да, все это так, но… Курская дуга представляла собой участок фронта, выгнутый в сторона фашистских войск, по сути плацдарм советской армии. А теперь давайте разберемся, что же такое плацдарм с точки зрения военной науки.

Враг может атаковать с 3 сторон, защищать плацдарм всегда очень сложно, часто вообще невозможно. То есть статически, стратегически, сторона, обладающая плацдармом находится в невыгодном положении. Но динамически, тактически, она обладает большим преимуществом. Оно заключается в том, что и атаковать с плацдарма можно несколько точек обороны противника, некоторые даже с тыла.

Кроме того, противник должен перестроить свои порядки, чтобы захватить плацдарм, так как игнорировать его нельзя.

Итак, мы пришли к правильному и логичному выводу: сторона, обладающая плацдармом, должна или атаковать, или заминировать плацдарм и уходить. Советские войска не сделали ни того, ни другого.

Они решили защищать Курскую дугу, и, измотав наступающие войска немцев, мощным контрударом разбить вражеские армии, освободив от оккупации большую территорию. План атаки вермахта, в общих чертах, советским войскам был известен: партизаны перехватили и передали его советскому руководству.

Советская оборона представляла собой три линии окопов, бункеров и ДЗОТов (долговременных замаскированных огневых точек). Наступать немцы должны были с юга и с севера.

Однако 4 июля, за день до наступления, из Берлина последовал приказ: немедленно две панзер дивизии (танковые дивизии) отправить в Италию, где войска Муссолини терпели поражение за поражением от местных отрядов итальянского Сопротивления.

С северного направления атаки была отозвана легкая танковая дивизия, усиленная ремонтной бригадой (до Италии путь долог, а через 3-4 дня к атакующим войскам должна была подойти ремонтная бригада с другого фронта) и танковая дивизия (в основном PZ-IV) c южного направления атаки. В ночь на 5 число советские войска провели артобстрел немецких позиций.

Стреляли в основном по кустам, потери фашистских войск были минимальны, но германские офицеры поняли, что советские войска знают о предстоящем наступлении. Принимая во внимание это, а так же отправку двух панзер дивизий в Италию, многие склонялись отложить наступление. Однако рано утром поступил приказ: наступление начинать по заранее одобренному (известному советским войскам) плану.

Немцы собрали на Курской дуге чуть больше тысячи танков (PZ-III, PZ-IV, PZ-V «пантера» и PZ-VI «тигр»). PZ-I и PZ-II, которые сами немцы называли «картонными коробками», в расчет можно не брать.

Бывали такие случаи, когда пуля из автомата, выпущенная в упор, пробивала лобовую броню этого танка, убивала танкиста, пробивала броню танка сзади и убивала бегущего за танком немецкого пехотинца. После отправки двух дивизий в Италию у немцев осталась примерно 1000 танков.

Все «пантеры», числом 250 единиц, были собраны на северном направлении в отдельный танковый корпус. «Тигры», числом 150, стояли на южном направлении. Около 600 PZ-III и PZ-IV и 50 «Элефантов», или, как они по-другому назывались, «Фердинанады» были примерно в равном количестве сосредоточены на обоих направлениях наступления.

Предполагалась, сначала пойдут в атаку средние танки северного корпуса. Через три часа атакуют южный корпус, так же силами средних танков PZ-III и PZ-IV. «Пантеры» в это время марш-броском обходят позиции советских войск и бьют им во фланг.

И когда советское командование решит, что основное наступление идет с севера, а южное направление лишь отвлекающий маневр, на сцену выступят эсесовские панзер дивизии. Всего у Германии было 4 панзер-СС дивизии, три из них стояло на южном направлении Курской дуги.

В результате того, что две танковые дивизии ушли в Италию, наступление позже, чем планировалось и северный и южный корпуса ударили одновременно. Многие из «пантер», собранных под Курском, недавно сошли с конвейера и у них были определенные недоработки.

Так как ремонтная бригада ушла, а танкисты в большинстве своем не ездили раньше на таких машинах, около 40 «пантер» по техническим причинам не смогли принять участие в бою. Легкие танки должны были идти перед корпусом «пантер», должен был разведать дорогу для главной ударной силы северного направления.

Легкая танковая дивизия была так же направлена в Италию, не хватало сил для первоначального удара, не то что для разведки. В итоге «пантеры» наткнулись на минное поле, от 50 до 70 машин было выведено из строя.

После того как из 250 машин осталось около 150, командование решило отказаться от плана обхода и атаки с фланга «пантерами», они были вынуждены атаковать советские позиции в лоб. В результате на северном направлении немцы не взяли даже первой линии обороны из трех. А что же было на южном?

Так как дивизия, состоящая из PZ-IV, была отправлена в Италию, панзер-СС дивизиям пришлось не ждать решающего момента, а наступать в открытую с самого первого дня операции.

На южном направлении атака немецких войск была крайне удачна, две линии советской обороны были сломлены, хоть и с жестокими боями, хоть и с большими потерями, но были сломлены. Третья линия еще оборонялась. Если бы она пала, панзер дивизии буквально раскатали бы северные линии обороны, атаковав их с тылу.

Войска соседних советских фронтов, в частности Степного, были заметно слабее, чем армии, оборонявшие Курскую дугу, кроме того, в случае успеха здесь немцы были готовы наступать по всему фронту, можно утверждать, что победа в Курском сражении поставило бы советские войска перед нелегкой задачей.

Немцы могли бы наступать на Москву, Атаковать Сталинград или просто двигаться прямо к Воронежу и Саратову, дабы там перерезать Волгу и создать обороноспособную позицию в тылу советских войск.

10 июля немцы вышли к третьей линии обороны советских войск. Были сняты части, защищавшие третью линию северной обороны, и спешно брошены на юг. Немцы на юге первоначально атаковали в районе городке Обоянь, затем перенесли основной удар на участок советской обороны, проходящий через речку Псел.

Именно здесь 12 июля две советские армии, 5-я танковая и 5-я общевойсковая гвардейская, атаковали три немецкие панзер-СС дивизии. Советская танковая армия, по штату, состояла из 4 дивизий. В каждой дивизии – 200 танков. В общевойсковой армии так же была танковая дивизия.

Итого, с учетом сил обороняющих участок под Прохоровкой, СССР сосредоточил на этом участке фронта около 1200 танков. Именно поэтому во всех учебниках написано, что в сражении участвовало БОЛЕЕ 1200 единиц техники – 1200 со стороны Советского Союза плюс танки со стороны вермахта.

Давайте разберемся, сколько же танков было у немцев.

Немецкая панзер дивизия по штату состоит из 10 рот, которые объединены в 3 батальона (по три роты) и отдельную роту. Первый батальон состоял из легких PZ-I и PZ-II и выполнял в основном разведывательные функции. Второй и третий батальон составляли основную ударную силу (PZ-III и PZ-IV). 10-я отдельная рота оснащалась «пантерами» и «тиграми».

В каждой роте по штату было 10 единиц техники, итого на дивизию 120 танков. Панзер-СС дивизии состояли из 150 танков. По донесениям немецких офицеров, к 12 июля, на восьмой день наступления, в войсках оставалось от 30% до 50% личного состава и техники. Итого к моменту начала сражения под Прохоровкой корпус панзер-СС насчитывал около 180 танков.

Это примерно в 6,5 раз меньше чем было советских танков.

Проходи Великая Танковая Битва в чистом поле, то и полностью укомплектованные панзер-СС дивизии не выстояли бы перед числом советских танков, но дело в том, что место сражения, проходившего между деревней Прохоровка и колхозом «Ударник», ограничивалось, с одной стороны, излучиной реки Псел, а с другой железнодорожной насыпью. Ширина поля была от 6 до 8 километров. Согласно военной науке, дистанция между наступающими танками должна составлять около 100 метров. При уменьшении в два раза эффективность наступления увеличивается в полтора раза, а потери – в три. Поле боя было не только узким, но и изрезанным оврагами и ручьями. Потому можно смело утверждать, что одновременно в бою принимало участие не более 150 единиц техники. Несмотря на огромное численное превосходство советских войск, сражение велось практически «один на один». Отличие заключалось в том, что резервы вермахта, в отличие от резервов Ставки, были сильно ограничены.

Со стороны Германии в бою участвовали только три панзер-СС дивизии (всего таких дивизий было 4): «Leibstandarte Adolf Hitler», «Das Reich» и «Totencopf» («Мертвая голова»).

Сражение длилось с утра до вечера, советские войска потеряли около 900 танков, панзер-СС корпус около 150, в 6 раз меньше. Вечером 30 оставшихся немецких танков, видя безнадежность дальнейшего боя, отступили.

300 Советских танков не решились их преследовать.

Так закончилось Великое Танковое Сражение.

Источник: http://RussianArmya.ru/velikoe-tankovoe-srazhenie-mif-i-pravda-o-bitve-pod-proxorovkoj.html

Как родился миф о сражении под Прохоровкой

Когда была битва под прохоровкой. Великое Танковое Сражение. Миф и правда о битве под Прохоровкой
?

Categories: Историк Валерий Замулин об арифметике боев, которые вошли в историю Великой Отечественной как самое крупное танковое сражение — но не были им.
В действительности самое крупное танковое сражение Великой Отечественной войны произошло не летом 1943 г.

под Прохоровкой, а с 23 по 30 июня 1941 г. в районе Дубно – Броды – ЛуцкWikipedia

Миф о якобы крупнейшем танковом сражении минувшей войны у станции Прохоровка, сыгравшем определяющую роль в Курской битве, которое произошло 12 июля 1943 г.

, вероятно, наиболее живучая из легенд о Великой Отечественной войне. Ее опорные точки – три утверждения, далеких от реальных исторических событий, но прочно закрепившихся в литературе и СМИ. Во-первых, что в столкновении, произошедшем 12 июля 1943 г.

на крохотном, изрезанном глубокими оврагами поле юго-западнее Прохоровки, участвовали, по разным данным, от 1200 до 2000 танков и самоходных орудий. Во-вторых, что это было победоносное событие для Красной армии, переломившее ход Курской битвы.

В-третьих, что действовавший там корпус СС в тот день был наголову разгромлен и стремительно отброшен на исходные позиции к Белгороду.

В действительности самое крупное танковое сражение Великой Отечественной войны произошло не летом 1943 г. под Прохоровкой, а с 23 по 30 июня 1941 г. в районе Дубно – Броды – Луцк, в нем участвовало 3128 советских и 728 немецких танков. Два этих сражения многим похожи. И там и там советские войска оборонялись и проводили фронтовые контрудары (Юго-Западного фронта – в 1941 г.

и Воронежского – в 1943 г.) с участием крупных танковых группировок. Оба сражения продолжались почти неделю (Прохоровское – семь суток, Дубно – Броды – Луцк – восемь). В обоих случаях первоначальный замысел командования Красной армии в полном объеме реализован не был, а ее соединения понесли очень большие потери.

Однако войска Воронежского фронта свои рубежи удержали (а Юго-Западного – нет), да и потери его бронетехники в районе станции были ниже, чем на Юго-Западном фронте.Как же получилось, что в историю войны именно события под Прохоровкой вошли как самое крупное танковое сражение? Операция «Цитадель» (удар вермахта на Курск) началась 5 июля 1943 г.

После пяти суток тяжелейших боев войска Воронежского фронта сбили темп наступления германской группы армий «Юг» (в южной части Курской дуги) на двух из трех направлений и нанесли ей существенный урон. На третьем, прохоровском, сильнейшее соединение противника – 2-й танковый корпус СС (2 тк СС) – продолжал наступать.

Поэтому вечером 9 июля было принято решение: через двое суток нанести по нему мощный контрудар силами 5-й гвардейской армии (5 гв. А) генерала Алексея Жадова и 5-й гвардейской танковой армии (5 гв. ТА) генерала Павла Ротмистрова. Согласно рассекреченным сегодня советским документам и обнаруженным мною трофейным источникам, утром 12 июля 5 гв.

ТА, которой подчинили все танковые соединения на подступах к станции, насчитывала 951 танк и 54 самоходных орудия (САУ), но часть их находилась в пути и в ремонте.

Итого в течение этого дня в двух районах у Прохоровки, которые разделяли около 18 км, советская сторона ввела в бой 672 бронеединицы: на знаменитом сегодня танковом поле юго-западнее станции действовало 514 советских танков и САУ против 210 танков и штурмовых орудий корпуса СС, а южнее Прохоровки – 158 танков и САУ против 119.

Всего в двух районах в боевых действиях в разное время участвовала с обеих сторон 1001 единица бронетехники: 672 советских и 329 немецких.В ходе боевых действий 12 июля 1943 г.

войскам Воронежского фронта не удалось выполнить поставленных задач – разгромить противника и перейти в контрнаступление, а его ударное объединение – армия Ротмистрова примерно за 10–11 часов лишилась более 50% введенной в бой техники. К завершению оборонительной операции 16 июля 1943 г. она оказалась обескровлена: только сгоревшими числились 334 бронеединицы, более 200 – в ремонте.

Для выяснения причин больших потерь из Москвы прибыла комиссия во главе с секретарем ЦК ВКП(б) Георгием Маленковым.Первым документом, в котором указана численность немецкой бронетехники, противостоявшей 5 гв. ТА под Прохоровкой (в двух районах, где действовали ее войска), стало донесение разведотдела штаба Воронежского фронта, составленное на исходе 12 июля 1943 г.

Сведения, включенные в него, в течение всего дня боев фронтовые разведчики скрупулезно собирали на переднем крае.

«Противник, – отмечено в донесении, – до трех полков мотопехоты, при поддержке до 250 танков танковых дивизий «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова», с рубежа Прелестное – Ямки и до двух мотополков с группой танков до 100 единиц с рубежа Кривцово – Казачье перешли в наступление в общем направлении на Прохоровку, стремясь окружить и уничтожить части 69-й армии».

Реальные данные о численности немецкой бронетехники показывают, что фронтовая разведка в условиях высокой динамики боя и концентрации сил на небольшом участке сработала отлично. Если опираться на трофейные немецкие документы, обнаруженные мною в ЦАМО РФ, вечером 11 июля во 2 тк СС находилось в строю 273 танка и штурмовых орудия, а в 3 тк – 100 танков.

Но непосредственно для отражения удара 5 гв. ТА командование корпуса СС задействовало всю бронетехнику моторизованной дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» (77 единиц) и «Дас рейх» (95), а из моторизованной дивизии СС «Мертвая голова» – только 34 единицы из 122. Остальные находились в полосе соседней 5 гв. армии. 24 июля 1943 г.

член военного совета фронта генерал-лейтенант Никита Хрущев включил данные разведотдела в свое донесение, адресованное лично Иосифу Сталину, подтвердив их достоверность.Расследование «комиссии Маленкова» продолжалось две недели, затем ее выводы легли на стол Сталину. Ставился вопрос об отстранении командарма от должности и предании суду.

Его судьба висела на волоске до конца июля, когда стараниями начальника Генштаба маршала Александра Василевского гнев верховного главнокомандующего удалось погасить, а в конце августа 1943 г. генерал был удостоен ордена Кутузова 1-й степени за вклад в победу в Курской битве.

Тем самым вопрос, как оценивать события под Прохоровкой, фактически решился: считать сражение победоносным, на потерях внимание не акцентировать.Возможно, это покажется удивительным, но именно большие потери армии Ротмистрова стали отправной точкой для преувеличения количества техники, участвовавшей в событиях 12 июля 1943 г. Осенью 1943 г. командование 5 гв.

ТА попыталось сгладить негативное впечатление от неудачи и подчеркнуть перед вышестоящим командованием заслуги армии созданием образа грандиозного сражения, в котором ее войска разгромили огромную по численности танковую группировку врага. Для этого в «Отчете о боевых действиях 5 гв. ТА за период с 7 по 24 июля 1943 г.» («Отчет…

»), утвержденном Ротмистровым, было указано: у станции Прохоровка «развернулось необычное по своим масштабам танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало более 1500 танков…». Эта цифра основана на версии, что немцы сосредоточили под Прохоровкой всего девять танковых, четыре пехотные и две моторизованные дивизии, имевшие до 1000 танков, а непосредственно против 5 гв.

ТА – шесть танковых дивизий, 700–800 боевых машин. В действительности это было не так. В группу «сосредоточенных для удара на Прохоровку» штаб армии включил 48-й и 24-й танковые корпуса, хотя 48-й наступал не на Прохоровку, а в другом направлении, а 24-й в это время вообще находился в резерве. То же было и с соединениями непосредственно перед 5 гв.

ТА – например, штаб армии указал на участие в бою мотодивизии «Великая Германия», хотя она находилась в 35 км от станции. Эти ошибки были допущены из-за слабого знания обстановки и умышленного искажения фактов: работа советской армейской разведки в то время была малоэффективной, профессиональная подготовка офицеров – низкой, а руководство проявляло склонность к завышению сил противника.

Этим страдал и разведотдел 5 гв. ТА.Но именно эти цифры и вошли в историю Курской битвы и легли в основу мифа о Прохоровке. На основе этого документа и с этими данными в 1944 г. была опубликована большая статья о тех событиях в «Сборнике по обобщению опыта войны» Генштаба. Могли ли офицеры Генштаба перепроверить информацию из «Отчета…» и не допустить ее распространения? Безусловно.

Однако отчетные документы армий априори считались правдивыми и сразу использовались в работе. Отсутствие фильтра для отсева небылиц стало одной из главных причин продвижения мифа о 1500 танков в научную среду и СМИ. Кроме того, после 1945 г. все документы Красной армии были засекречены.

Важным этапом в развитии легенды стал 1960 год, когда была опубликована книга воспоминаний Ротмистрова о боях под Прохоровкой с использованием данных «Отчета…». Авторитет бывшего командарма в стране был высок, поэтому книга укрепила миф о «величайшем танковом сражении», стимулировала его распространение.

Однако ряду видных полководцев и военачальников не нравилось навязывание обществу легенды о Прохоровке и откровенное преувеличение заслуг бывшего командарма.В 1963 г. Ротмистров попытался исправить цифры. В интервью «Военно-историческому журналу» он утверждал, что юго-западнее Прохоровки враг ввел в бой немногим более 500, а первый эшелон 5 гв.

ТА имел до 700 танков, поэтому во встречном бою участвовало 1200 боевых машин. Но одновременно, чтобы не опровергать устоявшуюся цифру, он выдвинул новую легенду: еще 300 боевых машин его армии были направлены для ликвидации угрозы прорыва противника южнее Прохоровки. Однако в «Отчете…» указано, что туда ушло всего 92 танка.

Где еще 200? В это время боевые документы находились на секретном хранении, а бывшему командарму было необходимо выйти из щекотливой ситуации, сохранив лицо, поэтому он и не опасался, что кто-то сможет его опровергнуть фактами.После этого в литературе и прессе начали широко использовать оценку в 1200 машин, но парадоксальным образом и 1500 официально никто не опровергал.

Игнорировать конфликт данных было уже невозможно. Поэтому идеологические органы решили «осовременить» миф о Прохоровке: не отвергая обе цифры, как-то их объяснить. Решить эту непростую задачу поручили военному историку полковнику Георгию Колтунову. В книге о Курской битве, написанной совместно с историком Борисом Соловьевым и опубликованной в 1970 г.

, он попытался найти компромисс между версиями, разделив группировку противника в 700 танков, указанную Ротмистровым, на два района. Якобы это была общая численность вражеских танков в районе станции: до 500 – во 2 тк СС, юго-западнее, и до 200 – в 3 тк, южнее.

Вместе с тем Колтунов был вынужден отметить, что юго-западнее Прохоровки с обеих сторон в боях приняло участие до 1200 бронеединиц, а южнее – еще 300, всего – 1500. Эта версия получила официальное одобрение, так возник «обновленный» вариант мифа о Прохоровке, живущий по сей день.Что касается двух других составляющих мифа, то и они неверны. События 12 июля 1943 г.

у Прохоровки не имели ключевого влияния на исход Курской битвы в целом, контрудар изначально не планировался для изменения обстановки на всей Курской дуге, а был призван решить лишь задачи оборонительной операции Воронежского фронта. Да и необходимости в этом уже не было. 11 июля 1943 г. последняя попытка противника прорвать оборону Центрального фронта, удерживавшего северный фас Курской дуги, потерпела неудачу. А на второй день, 12 июля 1943 г., начался второй этап летней кампании Красной армии – Западный и Брянский фронты перешли в наступление на Орловской дуге, и стало понятно, что операция «Цитадель» провалилась. 13 июля Гитлер это признал, отдав приказ о ее свертывании.Наконец, о разгроме вражеской группировки под Прохоровкой. Точная цифра потерь в бронетехнике германских войск, действовавших у станции 12 июля 1943 г., до сих пор не установлена, но известно, что корпус СС, отражавший главный удар 5 гв. ТА и 5 гв. А, не только сохранил боеспособность, но и совместно с действовавшим южнее станции 3 тк в ночь на 15 июля окружил четыре стрелковые дивизии 69-й армии в междуречье Северского и Липового Донца. Да и правомерно ли ставить вопрос о разгроме, если до Прохоровки свежие войска противника прорывались через мощную оборону семь суток (с 5 по 11 июля 1943 г.), а якобы разбитые отходили на исходные рубежи – 11 (с 13 по 23 июля 1943 г.)?

Причин живучести мифа о Прохоровке несколько. В конце ХХ в. подготовить новых квалифицированных специалистов, способных двинуться вперед, опираясь на лучшие традиции предшественников, сразу не удалось. Развитие исторической науки подразумевает поиск и ввод в научный оборот новых источников. Но работа в архивах – дело очень трудоемкое и недешевое, поэтому часть авторов комментируют старые данные без использования новых материалов, подгоняя их под свое видение проблемы. Это удобнее: меньше работы и опасности получить от начальства нелестный титул очернителя подвига народа. Так создаются новые легенды и мифы Огненной дуги.

Валерий Замулин / Для Ведомостей
20 июля 00:11

“Особое мнение”, ИсторическоЭ, Мифы и реальность, НеожиданнО

  • В Москве спилили памятник Жукову и поставили временный. Он простоял меньше суток Копию памятника Жукову убрали с Манежной площади в Москве…

  • 6 лет оккупации Крыма: страдания “украинского политолога” Вакарова, фантастический триллер от режиссера Шахназарова и ода Путину с…

  • Власть не попадает в новый контекст ни стилистически, ни технологически. Особо чувствительно это расхождение ощущается в бизнес-среде…

Источник: https://storm100.livejournal.com/5253226.html

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий