Корабль скр проекта 50. Отечественное оружие и военная техника. Корабли в составе флотов других стран

Альтернативный сторожевой корабль для ВМФ РФ – Альтернативная История

Корабль скр проекта 50. Отечественное оружие и военная техника. Корабли в составе флотов других стран

Сторожевой корабль «Капитан»
Начиная с 1970 года в СССР серийно строились сторожевые корабли проекта 1135. Они оказались на редкость удачными кораблями, обладая высокой надежностью механизмов, отличными мореходными и маневренными качествами. Примечательно, что служившие на них моряки единодушно оценивают их исключительно с положительной стороны.

С учетом того, что в последние годы класс «Фрегат» постепенно приобретает смысл надводного океанского корабля 1 ранга стандартным водоизмещением 4500..

6500 тонн, для ВМФ РФ автору представляется  целесообразным вернуться к наименованию класса «сторожевой корабль» — корабль 2 ранга, для оперирования в ближней и дальней морских зонах, способный противостоять подводным, надводным и воздушным целям, водоизмещением до 3000 тонн стандартного водоизмещения.

Такой боевой корабль по своему водоизмещению и боевым возможностям мог бы находиться между корветом проекта 20380/20385 и фрегатом проекта 22350.

Идеальная целевая модель надводных сила ВМФ РФ могла бы включать один тип океанского универсального надводного корабля 1 ранга (Проект Адмирал), один тип морского универсального надводного корабля 2 ранга (Проект Капитан) и один тип универсального надводного корабля охраны водного района 3 ранга (Проект Лейтенант)

В отличие от корвета 20380, водоизмещение 3000 тонн позволяет разместить  на сторожевом корабле «Капитан» ЗРК «Полимент-Редут», которым вооружен фрегат проекта 22350.

С другой стороны, некоторое снижение боевых возможностей сторожевого корабля «Капитан» относительно фрегата проекта 22350 (снижение числа ячеек УКСК Калибр, снижение калибра артустановки со 130 мм до 100мм, замена ЗРАК «ПАЛАШ» на спаренные 30-мм артавтоматы Дуэт) позволило бы снизить стоимость корабля в серийном строительстве и тем самым нарастить число боевых кораблей в пределах бюджетных ограничений. При этом, вооружение сторожевого корабля «Капитан» не уступает вооружению фрегатов типа 23 ВМС Великобритании, Фрегатов типа «Фритьоф Нансен» ВМС Норвегии, фрегатов типа «Абукума» Морских сил самообороны Японии.

Внешний вид сторожевого корабля «Капитан» представлен ниже:

Основные размерения сторожевого корабля «Капитан» совпадают с проектом 1135: Длина наибольшая 123 метра,  ширина наибольшая 14,2 метра, осадка средняя 4,5 метра (без учета носового бульба). Водоизмещение стандартное 3000 тонн, полное 3300 тонн

Двухвальная ГЭУ состоит из двух газотурбинных агрегатов, каждый из которых включает в себя маршевый газотурбинный двигатель М70ФРУ мощностью 12000/14000 л. с. и однотипный форсажный газотурбинный двигатель М70ФРУ мощностью 12000/14000 л. с. (мощности приведены для номинальных и для максимальных режимов).

Всего максимальная мощность ГЭУ составляет 56 000 л.с.
Маршевая редукторная приставка позволяет работать на оба вала как обоим маршевым двигателям, так и каждому маршевому двигателю в отдельности. Гребные винты — четырехлопастные, малошумные, переменного шага.

 Размещение газотурбинных агрегатов — попарное, в двух смежных отсеках.

ВООРУЖЕНИЕВ носовой части корабля располагается одна 100-миллиметровая универсальная артиллерийская установка А-190.

За ней – две ракетные палубы с установками вертикального пуска (УВП):

ПЕРВАЯ РАКЕТНАЯ ПАЛУБА: Две  УВП на восемь ячеек ЗРК «Полимент-Редут», предназначенных для хранения и запуска некоторого сочетания ЗУР средней или большой дальности 9М96 или аналогичных (по одной ракете в одной ячейке УВП) и ЗУР малой дальности 9М100 (по четыре ракеты в одной ячейке УВП). Еще две  УВП на восемь ячеек располагаются у вертолетного ангара. Всего, с учетом носовых и кормовых УВП, ЗКР «Полимент-Редут» включает 32 ячейки.

ВТОРАЯ РАКЕТНАЯ ПАЛУБА :    Одна УВП на восемь ячеек универсального корабельного стрельбового комплекса (УКСК) 3С14У1 (всего 8 ячеек), предназначенных для хранения и запуска противокорабельных крылатых ракет ЗМ55 комплекса П-800 «Оникс» или PJ-10 BrahMos, либо противокорабельных, противолодочных и тактических ракет семейства «Калибр-НК» (3М54, 3М14, 91Р1, 91РТ2), либо перспективных ракет.

Интегрированная башенная конструкция однотипна с проектом 22350В качестве противодиверсионного оружия применяются расположенные в передней надстройке побортно 14,5-мм пулеметы.В отличие от проекта 22350, катера и лодки располагаются внутри интегрированной крытой центральной надстройки за лацпортами.

Всего предусмотрено два лацпорта по 12 метров длиной. Вероятный состав москитного флота: 1 безэкипажный противоминный катер длиной до 10 метров и 1 разъездной катер проекта БЛ-820 или аналог.

Противолодочное вооружение фрегата представлено двумя побортно размещёнными за лацпортами счетверёнными пусковыми установками комплекса противолодочной обороны и противоторпедной защиты «Пакет-НК» (схема размещения аналогична проекту 20380).

Вертолётный ангар  на один вертолет Ка-27ПЛ или иных аналогичных

Задняя полусфера защищена от воздушных атак (кроме кормовых ячеек ЗРК Полимент-Редут) двумя  спаренными 30-мм артавтоматами «Дуэт».

Внешний вид в сравнении с одноклассниками:Проект 11356:

Проект 20380:

Проект 22350:

Источник: http://alternathistory.com/alternativnyj-fregat-dlya-vmf-rf/

Самые мощные корабли советского флота. Часть 3

Корабль скр проекта 50. Отечественное оружие и военная техника. Корабли в составе флотов других стран

Продолжаю серию обзоров про корабли советского военно-морского флота на пике могущества отечественного ВМФ, в 70-80-х гг. прошлого столетия. В данной серии я рассказывал о советских авианесущих крейсерах, из которых в настоящее время в составе флота остался ТАКР «Адмирал Советского Союза Кузнецов».

Также было рассказано о двух замечательных проектах крейсеров, атомных – ТАРК типа «Киров» («Петр Великий» принадлежит к данному проекту) и с газо-турбинной энергетической установкой, РКР типа «Атлант» ( в составе ВМФ РФ сегодня три таких крейсера). Мы говорили о советских эсминцах третьего поколения проекта 956, типа «Сарыч».

Сегодня, в составе флота осталось три таких корабля. Ссылки на предыдущие статьи дам в конце обзора.

Наиболее долгий срок службы в среднем, из всех этих проектов, до нашего времени имеют РКР типа «Атлант», с газо-турбинной установкой. С середины 70-х и до развала страны, в 91 году, было построено три таких крейсера и все они в составе флота и в настоящее время.

Есть еще один проект кораблей советского ВМФ с ГЭУ, состоящей их газо-турбинных установок, эти корабли так же можно записывать в ранг «долгожителей». Речь идет о больших противолодочных кораблях проекта 1155 «Фрегат», по натовской классификации «Udaloy».

БПК “Адмирал Трибуц”, бухта Золотой Рог, Владивосток.

Большие противолодочные корабли этого проекта, первоначально являлись развитием сторожевых кораблей проекта 1135.

Однако наличие в составе советского флота новых, на тот момент, эсминцев «Сарыч», ракетных ударных кораблей нового поколения, предопределило противолодочную «роль» рассматриваемых нами кораблей. На них было увеличено количество минно-торпедного вооружения. Устанавливался противолодочный ракетный комплекс «Раструб».

На корабле базировалось два вертолета КА-27ПЛ (в противолодочном варианте). Противовоздушная оборона осуществлялась с помощью ЗРК «Кинжал». Водоизмещение БПК около 7 тыс. тонн.

То есть БПК типа «Фрегат», на тот момент, был современным противолодочным кораблем океанского типа (кораблем 1 ранга), могущим выполнять задачи в любой точке мирового океана.

В спарке с ударными эсминцами проекта 956 «Сарыч», эти корабли представляли серьезную проблему для флота супостата. Заклятым «партнерам» пришлось поломать головы и выкинуть миллиарды долларов на совершенствование своих ВМФ.

Результатом чего, стало появление американских эсминцев четвертого поколения «Арли Берк». К сожалению, ответить мы ничем не успели, наша страна развалилась.

Еще на момент строительства и эксплуатации первых представителей проекта, были подняты вопросы усиления ударной составляющей БПК и их превращения в полноценные корабли УРО. В результате модернизации проекта, уже после развала СССР, в 1992 году был спущен БПК «Адмирал Чабаненко» проекта 1155.1, на котором установлен ракетный комплекс «Москит».

БПК “Адмирал Чабаненко”, с 2014 года в ремонте на 35 СРЗ, Мурманск.

Всего было построено 12 кораблей проекта 1155 и один модернизированного проекта 1155.1. В настоящее время, в составе флота, 9 БПК «Фрегат». Из них, несколько кораблей поставлены на вялотекущий ремонт, конца и края которому не видно. Проблемы страны 90-х годов.

очень тяжело отразились на флоте. Не было финансирования. Корабли не только не строились, но и не поддерживались в надлежащем техническом состоянии. В этих условиях, советский ВМФ каждый год терял и терял боевые единицы. Так из 17 советских эсминцев 956 проекта «Сарыч», в строю осталось несколько штук.

Большие противолодочные корабли составляют собой почти исключение из правил. Больше половины кораблей этого типа, все еще на ходу. В настоящий момент эти корабли почти единственные, которые РФ может выставить в качестве носителей российского флага, в водах мирового океана.

Именно большие противолодочные корабли осуществляют многочисленные визиты в иностранные порты. Именно бпк, участвовали в антипиратской экспедиции в водах Аденского залива.

В 2015 году началась глубокая модернизация одного из представителей проекта, БПК «Маршал Шапошников», на верфях владивостоксого «Дальзавода». На корабле будут установлены пусковые установки под ракеты калибр и оникс, он превратится в полноценный ударный эсминец. По планам, корабль должен был быть уже в следующем году передан флоту.

Сроки уже сдвинуты на год позже, что вполне обычная ситуация для отечественного судостроения и судоремонта. После окончания модернизации этого корабля, его систершипы также будут переоборудованы. По крайней мере есть такие планы. Канал у меня легкий, развлекательный, говорить о реалистичности этих планов и состоянии судпрома в нашей стране не сильно хочется.

Кто в курсе, наверное, меня поддержит, зачем портить людям настроение.

Все эти замечательные корабли, о которых Я рассказывал в этом и прошлых обзорах, были, так сказать, жемчужинами советского ВМФ. Показателями того, что и как могла построить страна Советов. Но не они были рабочими лошадками флота. В конце 60-х гг., в руководстве ВМФ страны, возник вопрос строительства корабля, могущего выполнять широкий круг задач.

Противолодочная и противовоздушная оборона, эскорт судов, поддержка десанта и пр., патрулирование побережья, ближних и дальних морских вод и т.п.

На базе больших противолодочных кораблей проекта 1134, были разработаны корабли водоизмещением поменьше (2 ранга) – проект под номером 1135, шифр «Буревестник», в натовской классификации «Krivak» (знать не знаю что такое этот «кривак», вопросы к американцам).

Представитель типа: СКР “Громкий” . В составе КСФ СССР и РФ с 1978 по 1998 гг.

Всего был построен 21 корабль в первоначальной модификации, затем 6 единиц модернизированного проекта 1135м и 7 единиц проекта 1135.1 (модификации для пограничной службы).

В настоящее время в составе рос. ВМФ два корабля данного проекта «Ладный» и «Пылкий» (оба на Черном море). Еще несколько кораблей несут службу в ФПС ФСБ РФ (пограничники). Один пограничный сторожевик советского флота, является флагманом ВМС Украины, под именем «Гетман Сагайдачный».

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c8f50adaedd2500b361ff31/5ce20981bf108700b2409e35

Флот без кораблей. ВМФ России на грани коллапса

Корабль скр проекта 50. Отечественное оружие и военная техника. Корабли в составе флотов других стран

Горделивые реляции о ракетных ударах из Каспия и сдаче флоту всё новых кораблей и подлодок скрывают от публики реальное состояние дел в ВМФ России, которое скоро можно будет описать только одним словом – катастрофа. И хорошо, если эта катастрофа не выльется в военный разгром, соразмерный Цусиме.

Со времён Николая I у ВМФ периодически возникают проблемы с доктриной использования и осознанием личным составом нужности того, что они делают и для чего существуют.

Накладываясь друг на друга, эти два фактора приводят к тому, что флот начинает существовать вне какой-либо внятной и обоснованной стратегической концепции, «расти сам по себе», и развиваться по принципу «куда кривая вывезет», без учёта того, с каким противником ему (если что) придётся столкнуться.

Результатом проблемы в лучшем случае являлись напрасные потери, которые флоту приходилось нести для выполнения поставленных перед ним задач, последним ярким примером чего являлось его участие в Великой Отечественной войне. Флот сыграл в ней очень важную роль, но цену заплатил слишком высокую, а урон, нанесённый врагу его действиями, мог бы быть куда больше.

В худшем же случае ВМФ сталкивался с противником, к противоборству с которым он был не готов абсолютно, последним примером чего является участие ВМФ в Русско-японской войне. Всю войну, кроме отдельных боёв, флот провёл в меньшинстве, и был потерян почти полностью, что, помимо потерь в людях, нанесло России гигантские политические и экономические издержки.

Рассмотрим положение ВМФ сейчас. Со времён адмирала Горшкова, главной ударной силой ВМФ на море являются подводные лодки.

У Горшкова, правда, совместно с ними «выступала» ещё и мощная Морская ракетоносная авиация — МРА. О ней чуть позже, а сейчас перейдём к лодкам.

Насколько мощным является наш подводный флот? Может ли он защитить Россию от гипотетического нападения с моря, осуществляемого сильным противником?

К сожалению, ответить на этот вопрос однозначно положительно не получится. В настоящий момент в ВМФ двадцать две многоцелевых АПЛ и АПЛ вооружённых противокорабельными крылатыми ракетами (лодки с баллистическими ракетами не входят в это число).

Двадцать третья – «Казань», недавно вышла на испытания и пока не боеготова. Из двадцати двух указанных АПЛ, числящихся в боевом составе, реально в строю только десять.

Двенадцать лодок находятся в разных стадиях ремонта и модернизации, и перспективы их возвращения в строй весьма туманны.

Состояние российской военной судоремонтной промышленности, к сожалению, не позволяет точно спрогнозировать даты, в которые ремонты и модернизации подводных лодок будут закончены. При этом несущие боевую службу корабли стареют и рано или поздно, тоже потребуют ремонта, а модернизация им нужна уже сейчас.

Более того, имеющиеся в строю подводные лодки существенно уступают американским подлодкам и в шумности, и в дальности обнаружения подводных целей, и в средствах самообороны – системах гидроакустического противодействия, и, к сожалению, в торпедном вооружении.

Длительное время в специализированной прессе, главным образом, в газете «ВПК-Курьер», публикуются статьи с описанием положения ВМФ как в части торпедного вооружения, так и в части состояния подплава.

Например, «Морское подводное бессилие. Новейшие подлодки ВМФ РФ вооружаются антиквариатом» или последнюю «Что спросить у «Ясеня».

Эта статья содержит в себе интересный фрагмент, который стоит процитировать, и на который стоит обратить внимание:

«В управлении 57 скад (Североморск-3) служил один умный офицер. Поступил в ВМА, там «вник» в тему «Окно». Свои соображения по ней он мне излагал ещё, учась в ВМА, когда я был в ней около месяца, как Председатель Гос.

комиссии на выпускных экзаменах слушателей 6 (авиационного) факультета. Затем этот офицер служил в отделе ПЛВ штаба СФ. Он постоянно сам «напрашивался» на выходы в море, собирая информацию по «Окну».

Несколько раз, «на ходу», мы общались в штабе флота по этой же теме.

Где-то через месяц после очередного сбор-похода кораблей СФ, он «поймал» меня на выходе из зала, где проходило очередное недельное планирование флота и предложил посмотреть его анализ.

Прошли к нему кабинет, где были разложены многочисленные схемы и кальки. Так подробно «расписываю», чтобы было понятно, что он проделал огромную работу, т.е.

проанализировал кальки движения всех наших лодок, принимавших участие в сбор-походе, «проводку» средствами ВПО всех иностранных самолётов в районе действия сил флота.

Тогда участвовало 10 ПЛ: 4 — дизельных и 6 — атомных. Каждой лодке был «нарезан» большой район, из которого она, в целях безопасности, не должна была выходить без команды. Но, внутри этого района, её место могло быть любым («решением командира»), т.е. произвольным.

В первый и третий день нахождения сил в море с АС «Анненес» («Аннейя») прилетал один «Орион», который, пролетев по какому — то «ломаному» маршруту, уходил обратно. Тот умный офицер, проанализировав, т.е.

«наложив» на карту маршрут «движения» «Ориона» и, полученные с ПЛ, кальки их фактического местоположения на период «пролёта» «Орионов», делал однозначный вывод, что используя «Окно» либо что-то «другое», но оба раза все десять «поворотных» точек его фактической линии пути находились абсолютно точно над фактическим местом (на время пролёта) всех 10 (!) лодок. Т.е. в первый раз за 1 час и 5 минут, второй — за 1 час и 7 минут, один самолёт «накрыл» все 10 ПЛ. Со слов этого офицера, он не раз и раньше видел, что «Орион» выходил, без каких — либо галсов, точно на пл, бросал один буй, как правило, с ВИЗом (для «контроля») и уходил дальше.

Потому я и написал, что до этого случая мало верил в этот «феномен», но, вероятно, не мы, а американцы, но эту тему «довели до ума».

Эти слова принадлежат генерал-лейтенанту В.Н. Сокерину, бывшему командующему авиацией ВВС и ПВО Балтийского флота, служившего в советские времена на Северном флоте, где и произошли описываемые события.

А тема «Окно» — это разрабатывавшаяся в ВМФ СССР технология, позволяющая самолётам осуществлять радиолокационный поиск находящихся в погруженном (подводном) положении подводных лодок по образуемым ими при движении возмущениям надводной среды (РЛС засекает как бы «следы» на поверхности воды, которые оставляет идущая в глубине подлодка). Описанные в цитате события произошли в 1988-м году, в конце холодной войны.

Американцы, судя по их активности и тому, как с конца 80-х годов действовала их противолодочная авиация, опередили СССР и массово внедрили эту технологию в конструкцию своих базовых патрульных самолётов. И именно этим во многом объясняется та феноменальная эффективность их поисковых действий, которую описал генерал-лейтенант Сокерин.

Более того, есть признаки, что с начала 90-х годов, американцы овладели методами обнаружения подводных лодок, скрывающихся подо льдом. Фантастика? Один из «отцов» темы «Окно», лётчик-противолодочник с Тихоокеанского флота, Александр Семёнов утверждал это прямым текстом.

К сожалению, Семёнов перебежал на сторону Украины и теперь служит у вероятного противника. Остаётся только порадоваться, что ему там не к чему приложить свои знания и опыт.

И это, увы, не фантастика; в подтверждение того, что в своё время говорил Семёнов, стоит привести цитату ещё одного офицера ВМФ, опытнейшего противолодочника, командира противолодочного корабля, капитана первого ранга А. Е. Солдатенкова:

«…мой друг Серёга, командир противолодочного вертолёта КА-25 Северного флота корабельного базирования, совершал очередной тренировочный полёт над ледовым полем.

Он неоднократно жаловался своей любимой жене, что при полётах над ледовыми полями штатные светофильтры шлемов пилотов ВМФ недостаточно защищают зрение от сверхяркоотражающей поверхности льда.

Любимая жена предприняла невероятные усилия, но ко дню рождения Серёга получил поляризационные светозащитные очки французского производства, которыми пользовались пилоты Канадских Арктических Авиалиний (Air North).

Вот летит он в этих очках над сплошным ледовым полем и визуально обнаруживает контрастную (относительно всего остального белого поля) окружность очень большого диаметра. Вроде бы не понять, что за оптическое явление.

Остекление кабины поляризует свет, светофильтр шлема вносит свою лепту в поляризацию, плюс импортные светозащитные очки.

Но вдруг почти в центре гигантской окружности взламывается лёд и показывается рубка нашей атомной подводной лодки!

…При движении ПЛ в подводном положении заданная глубина погружения удерживается горизонтальными рулями, которыми управляет боцман или авторулевой. Точность удержания заданной глубины хода в пределах ±5 метров.

То есть гигантская масса металла (от 6000 до 33800 тонн) совершает вертикальные колебания по глубине, а вместе с массой колеблется и её гравитационное поле.

Часть гравитационного поля корпуса подводного корабля, с регистрируемой измерительными приборами напряжённостью, выходит на поверхность воды, на границу двух сред – воды и воздуха. Помним и о волнении на поверхности.

Вот эта часть гравитационного поля, на каком-то одинаковом уровне своей напряжённости вступает в резонансное взаимодействие с приповерхностными слоями морской воды и воздуха.

Взаимодействие производит ориентирование солевых доменов в верхних слоях воды и воздуха (как известно у поверхности воды в воздухе высокая концентрация солёных водяных капель), что ведёт к суммированию (своеобразной модуляции) напряжённости их электрических полей. Отсюда кольцевая или эллиптическая форма фигур на экранах РЛС. А уже взаимодействие суммированных электрических полей с электромагнитным полем от антенн радиолокационных станций (поглощение или отражение) ведёт к появлению кольцевых или эллиптических эффектов на экранах радиолокационных станций.

У оппонентов возникает вопрос: почему кольцевой эффект не обнаруживается вокруг крупных надводных судов или кораблей? Они ведь тоже обладают гравитационным полем? Ответ в том, что объём зоны взаимодействия гравитационного поля надводного корабля с напряжённостью для искомого резонансного взаимодействия с солёной водой пространственно слишком тонок из-за углов пересечения векторов напряжённости полей близких к 90°. И в этих объёмах не возникает условий для резонансного взаимодействия с электромагнитным полем поисковых РЛС, тем более, если они любого иного частотного диапазона. Для надводных кораблей и судов эффект может наблюдаться кратковременно при их потоплении (гибели).

Таким образом, совершенно случайно частотный диапазон радиолокационных станций загоризонтного целеуказания системы “Море” был выбран так, что именно на этих частотах обнаружилось взаимодействие суммарного электрического поля поверхностных солевых доменов морской воды, модулируемых мерцающим гравитационным полем крупных подводных объектов, с электромагнитным полем поисковых РЛС.

Частным случаем проявления кольцевого эффекта можно считать изменение поляризации солнечного света, отражённого от ледового покрова, что и наблюдал мой друг Серёга во время одного из своих полётов надо льдами через поляризационные пилотские очки. Лёд при всей его твёрдости имеет в своём составе незамерзающие круто солёные вкрапления, на которые и воздействует гравитационное поле подводной лодки, находящейся подо льдом.»

Сложив всё вышесказанное, приходится признать: возможность засечь подводную лодку с помощью средств радиолокационного и оптико-электронного наблюдения за поверхностью воды или льда – это реальность. И эта реальность, к сожалению, полностью отрицается современной отечественной военно-морской стратегией.

Источник: https://army-news.ru/2018/11/flot-bez-korablej-vmf-rossii-na-grani-kollapsa/comment-page-7/

Схватка за океан. Самые современные боевые корабли России

Корабль скр проекта 50. Отечественное оружие и военная техника. Корабли в составе флотов других стран

МОСКВА, 14 янв — РИА Новости, Андрей Коц. Современный, высокотехнологичный, мощный — по словам министра обороны Сергея Шойгу, Военно-морской флот России в состоянии ответить на любые вызовы этого столетия. О лучших “вымпелах”, построенных за последние 20 лет, — в материале РИА Новости.

“Плавающий компьютер”

В июле 2018-го в состав Северного флота вошел головной фрегат дальней морской зоны проекта 22350 “Адмирал Горшков”. Второй корабль этого типа — “Адмирал Касатонов” — сейчас проходит государственные испытания и будет передан флоту до конца года.

Эти фрегаты полным водоизмещением в 5400 тонн по праву считаются самыми технологически продвинутыми в составе ВМФ России. На головном корабле испытывали почти все флотские новинки — от радиоэлектронного оборудования до зенитно-ракетных комплексов и артиллерийских установок.

Ударную мощь фрегатов обеспечивают 16 установок вертикального пуска крылатых ракет семейства “Калибр”. ПВО кораблей представлена зенитно-ракетными комплексами “Полимент-Редут”, созданными специально для российских “вымпелов” новых проектов, а также два ЗРК “Палаш”, используемых в ближнем бою.

Универсальные 130-миллиметровые пушки А-192, делающие 30 выстрелов в минуту, могут поражать цели на дальности до 23 километров. Для борьбы с подводными лодками имеются четыре торпедных аппарата “Пакет-НК”, принятые на вооружение в 2008-м.

Все системы управления — цифровые. По сути, эти корабли — плавающие компьютеры, способные выполнять множество задач практически без участия человека.

Новая бортовая информационно-управляющая система связывает все оборудование в сеть с единым управлением, а радиоэлектронный комплекс освещения надводной и подводной обстановки позволяет экипажам обнаружить противника на значительном расстоянии.

Что касается скорости и мореходности, фрегаты способны достигать 30 узлов и находиться в автономном плавании около месяца. Сейчас достраиваются четыре корабля этого типа. Кроме того, в разработке — модернизированный проект 22350М. Полное водоизмещение обновленных фрегатов вырастет до семи тысяч тонн. Головной планируется передать флоту через семь лет.

Универсальные бойцы

Первый сторожевой корабль проекта 11356 “Адмирал Григорович” вошел в состав Черноморского флота в марте 2016-го. В Севастополе базируются еще два сторожевика этого типа — “Адмирал Эссен” и “Адмирал Макаров”.

Они предназначены для ведения боевых действий как против надводных целей, так и против подводных лодок, отражения атак авиации самостоятельно или в составе соединения, а также для нанесения ударов по наземным объектам.

Каждый сторожевик вооружен восемью ячейками универсального стрельбового комплекса ЗС14 и может дать залп крылатыми ракетами “Калибр-НК” или противокорабельными “Ониксами”. Для боя накоротке корабли оснащены универсальной 100-миллиметровой корабельной установкой А-190 с дальностью стрельбы до 21 километра.

Бороться с подводными лодками сторожевикам помогают двенадцатиствольный реактивный бомбомет РБУ-6000, а также четыре 533-миллиметровых торпедных аппарата. ПВО кораблей обеспечивает зенитно-ракетный комплекс “Штиль-1” с дальностью стрельбы до 50 километров. Задачу ближней противовоздушной обороны выполняют две шестиствольные зенитные установки АК-630М.

Солидный арсенал оружия контролируется системой управления огнем “Пума”, обеспечивающей дальний поиск, захват цели и ее сопровождение. Сторожевики максимально автоматизированы.

Каждый оснащен новым комплексом “Требование-М”, самостоятельно обрабатывающим информацию с постов кораблей и передающим ее человеку.

Полное водоизмещение сторожевиков “адмиральской серии” — 4035 тонн каждый, они могут развивать скорость до 30 узлов и уходить в море на целый месяц.

Стражи побережья

Из корветов к сегодняшнему дню в составе флота числятся шесть кораблей проекта 20380, вступивших в строй с 2008 по 2018 год. Они относятся к классу многоцелевых боевых “вымпелов” ближней морской зоны. Основная задача — патрулирование акватории вблизи своего побережья, борьба с надводными и подводными целями, поддержка десанта.

Основное вооружение корветов — восемь пусковых установок “Уран-У” с противокорабельными ракетами Х-35, принятыми на вооружение в 2003-м. Каждая несет 145-килограммовую проникающую фугасно-осколочную боевую часть, которой хватит для уничтожения корабля любого типа на дистанции до 260 километров.

К слову, корветы модернизированного проекта 20385 вместо “Уранов” получат на вооружение крылатые ракеты “Калибр”.

Для самообороны и борьбы с воздушными целями предусмотрен зенитно-ракетный комплекс “Редут” с дальностью стрельбы до 150 километров.

Артиллерия представлена 100-миллиметровыми орудиями А-190, а противолодочные средства — четырьмя 330-миллиметровыми торпедными аппаратами “Калибр-НК”.

Кроме того, каждый корабль оснащен самым современным радиоэлектронным и радиотехническим вооружением, системами спутниковой связи и может брать на борт многоцелевой вертолет Ка-27.

Надстройка спроектирована по стелс-технологии, что снижает общую заметность корветов на радарах противника.

Полное водоизмещение корвета — 2220 тонн, он способен разгоняться до 27 узлов и провести в “автономке” до 15 суток.

Смертоносные “малыши”

Серия малых ракетных кораблей проекта 21631 “Буян-М” стала самой массовой среди “вымпелов” постсоветской России. С 2014-го по 2019-й в боевой состав ВМФ вошли восемь МРК этого типа, еще четыре — строятся.

Несмотря на скромное водоизмещение в 950 тонн, МРК уже зарекомендовали себя как серьезное ударное оружие: каждый несет по восемь ячеек для крылатых ракет “Калибр-НК”. Во время сирийской кампании МРК неоднократно обстреливали объекты террористов с большого расстояния. Кроме того, каждый корабль вооружен 100-миллиметровой пушкой А-190 и зенитно-артиллерийским комплексом АК-630М-2.

К недостаткам “Буянов” эксперты относят их недостаточную мореходность — корабли нельзя применять по назначению уже при шторме свыше пяти баллов.

В этом плане для действий в открытом море больше подходят МРК проекта 22800 “Каракурт”, два представителя этого класса в 2018-м и 2019-м пополнили состав Балтийского флота, еще 14 строятся. Основное вооружение “Каракуртов” — крылатые ракеты “Калибр”.

Эти МРК водоизмещением 800 тонн оснащаются 76,2-миллиметровой пушкой АК-176МА и двумя 30-миллиметровыми зенитными автоматическими установками АК-630М. Начиная с третьего корабля серии, “Каракурты” будут вооружать ЗРК “Панцирь-МЕ”.

Источник: https://ria.ru/20200114/1563377181.html

СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ПРОЕКТА 159 (159А). PATROL SHIPS OF THE PROJECT 159 (159A)

Корабль скр проекта 50. Отечественное оружие и военная техника. Корабли в составе флотов других стран

СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ПРОЕКТА 159 (159А) PATROL SHIPS OF THE PROJECT 159 (159A)

23.11.2018
Вьетнам установил РџР—Р Рљ 9Рљ38 «Р�гла» (SA-18 Grouse) РЅР° сторожевики класса Petya (РєРѕРґ РќРђРўРћ). Вероятно, это было сделано РІ рамках усиления РџР’Рћ кораблей для защиты спорных островов.

РџР—Р Рљ СЃ Р�Рљ ГСН создан РІ РЎРЎРЎР  РІ начале 1980-С… РіРѕРґРѕРІ, РїСЂРёРЅСЏС‚ РЅР° вооружение РІ 1983 РіРѕРґСѓ. Комплексы имеют РЅР° вооружении РїРѕСЂСЏРґРєР° 20-30 стран РјРёСЂР°. Масса РўРџРљ СЃ ракетой 17,9 РєРі, масса ракеты 10,9 РєРі, БЧ — 1,17 РєРі.

Военный паритет

СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ ПРОЕКТА 159 (159А)

Сторожевые корабли проекта 159 (по классификации НАТО — Petya-I class frigate) создавались как малые противолодочные корабли, но фактически по водоизмещению приблизились к СКР проекта 50.

Проектирование было поручено Зеленодольскому ПКБ, главным конструктором стал А. В. Кунахович, главным наблюдающим — капитан 2 ранга Н. Д. Кондратенко. Назначеним корабля была борьба с подводными лодками.

Строительство большого охотника за подводными лодками по проекту 122-бис, начатое во время войны, продолжалось в первое послевоенное десятилетие.

Проект противолодочного корабля при всех своих преимуществах двигался довольно медленно и был слабо вооружён средствами ПВО, поэтому разрабатывался более эффективный вариант под номером проекта 159.

Тактико-техническое задание на проектирование было подготовлено в 1955 году, работы были закончены в 1956 году.

Общее расположение корабля отличалось исключительным рационализмом и продуманностью: например, жилые помещения были гораздо уютнее, чем на других кораблях.

Рост требований привёл к значительному росту водоизмещения и поиску лёгкой и мощной главной энергетической установки, что было необходимо для высокой скорости хода и успешной борьбы с АПЛ. В качестве ГЭУ рассматривалась комбинированная дизель-газотурбинная установка.

Стандартное водоизмещение корабля превысило 900 т, что дало основание классифицировать его уже как сторожевой корабпь.

В процессе проектирования впервые в мире и в отечественном военно-морском флоте был разработан форсажный газотурбинный двигатель М-2 мощностью 15 тысяч л. с.

Окончательная энергоустановка СКР была трёхвальной: средний вал с дизельным двигателем и винтом регулируемого шага и бортовые валы с газотурбинными двигателями и винтами фиксированного шага.

На полном ходу работали все валы, а на экономическом только средний при свободновращающихся бортовых.

Маршевая установка стала одновальной, и для повышения манёвренности в узкостях и при швартовке было принято решение об установке подруливающих устройств: на первых кораблях были установлены устройства германской фирмы Pleiger, а позднее стали устанавливать только устройства отечественного производства. Создание в СССР винтов регулируемого шага для этих кораблей типа ВР-159 на мощность в 6 тысяч л. с. под руководством А. Л. Лучанского тоже стало значительным достижением отечественного машиностроения.

Состав артиллерийского Рё противолодочного вооружения — почти такой же, как РЅР° БПК проекта 61.

Особенность сторожевиков 159-РіРѕ проекта — применение комбинированной дизель-газотурбинной ГЭУ, РІ которой дизели работали РЅР° средний вал, Р° ГТУ — РЅР° бортовые.

Основным зенитным вооружением были два двухствольных автомата АК-726 калибром 76,2 мм, которые управлялись системой «Фут-Б».

Основу противолодочного оружия впервые в отечественном ВМФ составляли малогабаритные противолодочные торпеды: они выпускались из пятитрубного 400-мм торпедного аппарата, установленного в диаметральной плоскости. Также была установлена система РБУ-2500 (один экземпляр на носу и один на корме). Основное радиотехническое вооружение на корабле было представлено системами общего обнаружения «Фут-Н» и гидролокаторами «Титан» и «Вычегда». Антенна гидролокаторов размещалась в «торпедообразном» стационарном титановом обтекателе (впервые титан применялся в судостроении), размещённом под килем корабля.Корабль обладал хорошей мореходностью: можно было использовать оружие при волнении моря до 4 баллов, да и для снижения размахов качки были установлены специальные успокоители. Главным плюсом была большая дальность плавания на экономической скорости, превосходившая 2 тысячи миль. На испытаниях корабль легко развил скорость более 33 узлов. Впрочем, первый опыт эксплуатации показал и определённые неудобства в использовании трёхвальной ГЭУ (особенно при экономическом ходе или при поиске ПЛ: внушительные винты бортовых валов создавали значительное сопротивление и резко ухудшали экономичность всей установки).

Головной корабль СКР-1 был построен в 1961 году на судостроительном заводе «Янтарь» № 820 в Калининграде. К 1965 году была построена первая серия 19 кораблей на заводах ССЗ «Янтарь» в Калининграде и Хабаровском судостроительном заводе № 368.

В процессе строительства кораблей проекта 159 было решено построить вторую серию кораблей с составом вооружения проекта 35. Проект получил номер 159-А (по классификации НАТО Petya-II).

Последние корабли строились по усовершенствованному проекту 159А с 1966 года по 1972 год в количестве 23 единиц, 7 из них поставлялись в различные страны.

Также был разработан специальный экспортный проект 159-АЭ (по классификации НАТО Petya-III) для поставок в �ндию, Сирию и Вьетнам.

В целях увеличения возможностей сторожевиков по обнаружению подводных целей было решено их модернизировать по проекту 159-М (по классификации НАТО Modified Petya-I class), который был выполнен Зеленодольским ПКБ в 1969—1971 и предусматривал размещение буксируемой ГАС «Вега» вместо кормового комплекса вооружения. Всего за период с 1973 по 1980 годы была проведена модернизация 9 кораблей.

На части кораблей в процессе ремонтов и модернизаций вместо устаревшей станции «Фут-Б» устанавливалась РЛС управления «Турель».

Головной корабль был в 1977—1979 переоборудован в опытное судно для испытаний первого отечественного противолодочного ракетного комплекса «Вихрь»: для этого с корабля было демонтировано всё вооружение, размещённое в носовой части, а вместо него установили двухбалочную наводящуюся пусковую установку МС-18 и систему заряжания на восемь ракет. Управление противолодочным комплексом осуществлялось системой «Спрут», которая получала целеуказание от гидролокаторов корабля или внешних источников. Противолодочная ракета 82-Р массой 1800 кг оснащалась спецбоеприпасом и имела дальность стрельбы от 10 до 24 км при радиусе поражения полтора километра и глубине до 500 м. Этот комплекс был установлен на авианесущих кораблях проектов 1123 и 1143.
Всего в период с 1958 г. по 1976 г. для советского флота было построено 45 кораблей данного типа. �з них 22 единицы по пр. 159, а 23 – по пр. 159А.

Корабли вели активную службу в ВМФ СССР: до мая 1966 классифицировались как противолодочные корабли, а затем только как СКР. Последние из них были выведены из состава флота в 1994 году.

Черноморский СКР-27, находясь при несении боевой службы в зоне военных действий на Средиземном море, выполнял боевую задачу по оказанию помощи вооруженным силам Египта в июне 1967 и в течение 1968 года.Черноморский СКР-112 с 30 августа 1969 года по 31 января 1970 года нёс боевую службу в зоне военных действий на Средиземном море, выполнял боевую задачу по оказанию помощи вооруженным силам Египта.Балтийский СКР-110 1 — 31 июня 1967, 1 августа — 31 декабря 1968 и 1 — 31 октября 1969 года, находясь при несении боевой службы в зоне военных действий на Средиземном море, выполнял боевую задачу по оказанию помощи вооруженным силам Египта.Тихоокеанский СКР-23, находясь при несении боевой службы в зоне военных действий в Аравийском и Красном морях, выполнял боевую задачу по оказанию помощи вооруженным силам Эфиопии в 1977—1978.

�з 45 кораблей пр. 159 и пр. 159А построенных для советского флота, к декабрю 1991 г. в строю оставалось 14 единиц. Девять кораблей (СКР-82, СКР-94, СКР-95, СКР-100, СКР-104, СКР-108, СКР-115, СКР-130 и СКР-135) продали правительствам Вьетнама (четыре единицы), Эфиопии (две единицы) и �ндии (три единицы). Остальные СКР (23 единицы) по различным причинам исключили из боевого состава флота и сдали на слом.

Источник: http://bastion-karpenko.ru/159-159a-skr/

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий