Краткая биография рудольфа абеля. Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

Краткая биография рудольфа абеля. Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

Советская разведка начала борьбу за освобождение Абеля сразу же после вынесения ему приговора. Несколько лет шла кропотливая работа, которую проводила большая группа сотрудников КГБ.

У заключенного появился “двоюродный брат” Юрген Дривс, под именем которого работал сотрудник резидентуры КГБ в Восточном Берлине Юрий Дроздов, была налажена переписка членов семьи Абеля с его адвокатом в США Джеймсом Донованом через адвоката в Восточном Берлине Вольфганга Фогеля. Сначала дело развивалось вяло.

Американцы были очень осторожны, проверяли адреса родственника и адвоката, явно не до конца доверяя “кузену Дривсу” и Фогелю.

События стали развиваться быстрее после международного скандала, случившегося 1 мая 1960 года. В этот день в районе Свердловска (ныне Екатеринбург) был сбит американский самолет-разведчик U-2, управляемый пилотом Фрэнсисом Гэри Пауэрсом.

Маршрут разведывательного полета самолета пролегал от базы Пешавар (Пакистан) через территорию Афганистана, значительную часть территории СССР (Аральское море – Свердловск – Киров – Плесецк) и должен был завершиться на авиабазе Буде в Норвегии.

Его целью была фотосъемка военных объектов.

После пересечения границы СССР самолет-разведчик несколько раз пытались перехватить советские истребители, но все попытки оканчивались неудачей, так как U-2 мог совершать полеты на высотах, недоступных для тогдашних истребителей: более 21 километра.

Самолет был сбит в районе деревни Поварня под Свердловском ракетой зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-75, созданного в НПО “Алмаз” (ныне – Головное системное конструкторское бюро Концерна ПВО “Алмаз-Антей”).

ЗРК С-75 впервые был применен для пресечения действий авиации.

Ракета попала по хвостовой части самолета U-2 на высоте более 20 километров. Подбитый самолет стал падать. Пауэрса спасло то, что чудом не разгерметизировалась его кабина, он дождался падения до отметки 10 километров и выпрыгнул с парашютом. После приземления Пауэрс был арестован, а затем осужден на 10 лет тюремного заключения.

На пресс-конференции, в ответ на советские обвинения в том, что Соединенные Штаты осуществляют шпионские действия, посылая свои самолеты в полеты над советской территорией, президент США Дуайт Эйзенхауэр посоветовал русским вспомнить дело Рудольфа Абеля.

Фотографии Абеля и материалы о нем снова появились в прессе. Газета “Нью-Йорк дейли ньюс” в своей редакционной статье первой предложила обменять Абеля на Пауэрса. Эту инициативу подхватили и другие американские газеты. Активизировала свои действия и советская разведка.

Американцы прекрасно понимали, что кадровый разведчик-профессионал высокого класса Абель “стоит” гораздо больше, чем простой, хотя и опытный летчик Пауэрс, и надеялись совершить выгодную сделку. В результате переговоров была достигнута договоренность об обмене Абеля на трех американцев.

Помимо летчика Пауэрса, советская сторона согласилась освободить американского студента из Йеля Фредерика Прайора, арестованного за шпионаж в Восточном Берлине в августе 1961 года, и молодого американца Марвина Макинена из Пенсильванского университета.

Он находился в тюрьме в Киеве (Украина), отбывая 8-летний срок за шпионаж.

Обмен Абеля и Пауэрса было решено проводить 10 февраля 1962 года на мосту Глиникер-Брюкке. Ровно посередине моста, сооруженного над протокой между двумя озерами, проходила государственная граница между ГДР и Западным Берлином.

Этот стальной темно-зеленый мост имел длину около ста метров, хорошо просматривались подходы к нему, что позволяло предусмотреть все меры предосторожности.

В другом районе Берлина, у контрольно-пропускного пункта “Чарли”, должны были освободить Фредерика Прайора.

Утром 10 февраля к мосту с одной стороны подошли американские автомашины, в одной из которых находился Абель. С другой – машины советских и восточногерманских представителей, которые привезли Пауэрса. Их сопровождал крытый фургон с радиостанцией. В нем на всякий случай укрывалась группа пограничников из ГДР.

Как только по рации поступил сигнал о том, что у КПП “Чарли” Прайор передан американцам, началась операция по главному обмену (Макинен был передан через месяц).

Официальные представители обеих сторон встретились на середине моста и завершили заранее обговоренную процедуру. Абель и Пауэрс были приглашены туда же. Офицеры подтвердили, что это именно те люди, которых они ждут.

После этого Абелю был вручен документ об освобождении, подписанный в Вашингтоне 31 января 1962 года президентом США Джоном Кеннеди и министром юстиции Робертом Кеннеди.

Вслед за этим Абель и Пауэрс прошли каждый на свою сторону границы.

Вернувшись в Москву, Фишер (Абель) был отправлен на лечение и отдых, затем продолжил работу в центральном аппарате внешней разведки. Принимал участие в подготовке молодых разведчиков-нелегалов. Скончался в 1971 году в возрасте 68 лет.

Вернувшись на родину, Пауэрс работал в одной из компаний летчиком-испытателем, а затем летал на вертолете телекомпании. В августе 1977 года он погиб при крушении пилотируемого им вертолета, когда возвращался со съемок тушения лесных пожаров в окрестностях Лос-Анджелеса.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. В 8 томах – 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Источник: //ria.ru/20120210/560376004.html

Как происходил самый знаменитый в истории обмен заключенными

Краткая биография рудольфа абеля. Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

8 сентября 2019 года Россия и Украина провели исторический обмен заключенными по формуле 35 на 35. Оказаться дома в любом случае лучше, чем сидеть в тюрьме. Давайте не будем оценивать саму эту операцию и как она была реализована, а просто порадуемся за 70 человек, в судьбе которых появились позитивные изменения.

Меж тем, практика обмена заключенными – не нова. Страны, находящиеся в состоянии открытой конфронтации, практикуют такие обмены уже много десятилетий. Самым известным на сегодняшний день по-прежнему остается обмен шпионами Рудольфом Абелем и Фрэнсисом Пауэрсом в 1962 году, который произвели СССР и США.

Зачем был нужен обмен Абель – Пауэрс

Обмен шпионами (или разведчиками – кому как нравится), который произошел на границе Западной и Восточной Германии (Глиникский мост), стал одним из самых известных эпизодов в истории противостояния двух великих сверхдержав — СССР и США.

Глиникский мост сегодня. Вид со стороны Берлина. Источник: wikipedia.comГлиникский мост сегодня. Вид со стороны Берлина. Источник: wikipedia.comГлиникский мост сегодня. Вид со стороны Берлина. Источник: wikipedia.com

К тому времени страны находились в состоянии острой фазы холодной войны. Позади было крайне эмоциональное выступление Никиты Хрущева на трибуне ООН, где он обещал показать Западу “кузькину мать”, и стучал ботинком по трибуне. Впереди назревал Карибский кризис, когда две страны были готовы в любое мгновение атаковать друг-друга ракетами с ядерными боеголовками.

В такой нервной обстановке полтора года продолжались переговоры сторон об обмене двух своих заключенных – советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля и сотрудника ЦРУ – летчика разведывательного самолета U-2, сбитого над Свердловском, Фрэнсиса Пауэрса.

И советской стороне и США обмен был крайне нужен. Абель, несмотря на свою преданность стране и делу, был человек из мяса и костей. Вполне было можно предположить, что американское правосудие в итоге найдет ключик к молчаливому русскому разведчику.

И если он заговорит, это будет проигрыш по всем фронтам внешней разведки и откат наработанных схем СВР на десятилетия назад. Паэурса же нельзя было бросать на произвол судьбы из гуманных соображений.

Американское общество, журналисты, известные люди и тогда и сегодня имеют достаточные рычаги давления на исполнительную власть в США.

Рудольф Абель (Вильям Фишер)

Рудольф Абель (наст. имя Вильям Генрихович Фишер). Источник: radiomayak.

ru

В 1962 году Рудольф Абель (настоящее имя Вильям Генрихович Фишер) уже провел пять лет в постоянных допросах в американских тюрьмах.

Он не сдал никого из коллег, в ответ на большую часть вопросов просто молчал, отметал все обвинения, и всем своим поведением демонстрировал, что не имеет к советским спецслужбам никакого отношения.

Биографическая справка

Вильям Фишер (известный под именем Рудольф Абель) родился в 1903 году в Великобритании в семье царских политэмигрантов из России – Генриха Фишера (этнического немца из Ярославской губернии) и уроженки Саратова Любови Васильевны. Через 19 лет после высылки из страны в 1920 году семья вернулась в большевистскую Россию.

Генрих Фишер ранее был лично знаком с Лениным. Вместе они вели подпольную деятельность в начала 20 века. Поэтому Фишер сразу после возвращения стал вхож в элитные круги нового государства. Какое-то время по прибытии в Москву семья Фишера вместе с другими такими же видными политическими деятелями жила в Кремле.

С детства Вильям начал интересоваться устройством техники, одновременно проявляя интерес к естественными наукам. Черчение, рисование, игра на пианино, мандалине и гитаре также попали в зону его интересов. Он рисовал портреты знакомых и натюрморты. При этом легко учился и упорно достигал поставленные перед собой цели.

Художник, инженер, музыкант, ученый – любая из этих профессий могла стать призванием юного дарования.По словам биографов, Вильям с самого раннего детства обладал звериным чутьем. То, что называют “пронзающий взгляд” или просто интуиция помогали ему во многих жизненных ситуацияхи в детские годы.

Таких людей не очень любят, они замкнуты, всегда знают, чего хотят, и как этого достичь. Поэтому даже родители, по словам свидетелей, не были близки с юным Вильямом. По прибытию в Россию молодой человек со знанием нескольких языков сразу же пригодился на должности переводчика.

Затем Вильям получил образование на высших художественных курсах бывшей “строгановки”, изучал Индию в Институте Востоковедения, и получил профессию радиста в 1-м радиотелеграфном полку, куда был призван на службу в Красную армию.

В 1927 году его взяли на службу в ОГПУ (Особенное государственное политическое управление – специальный орган государственной безопасности СССР). Чутьё, развившееся ещё в детстве, позволило Вильяму Фишеру быстро влиться в новый для него коллектив и стать там “своим”. Историки утверждают, что разведчик, скорей всего, обладал также и гипнотическими способностями.

Никто впоследствии не смог объяснить – как у него получилось сразу после ареста на глазах у сотрудников ФБР уничтожить три неопровержимых улики. Кроме того, амеркианцы присудили Абелю необъяснимо мягкое наказание. До него всех шпионов приговаривали к высшей мере. Так полагалось по закону. А ему присудили 30 лет строгого режима.

На допросах он не назвал своего настоящего имени, но, чтобы передать “весточку” в Москву, назвался именем умершего друга – сотрудника внешней разведки СССР Рудольфа Абеля. Так он дал понять своим начальникам, что не планирует сдавать позиции, и просит о помощи.

После своего освобождения Вильям Фишер продолжил работать в должности полковника СВР в качестве наставника молодых кадров советской разведки. Умер он от рака легких в 1971 году, и похоронен в Москве.Надгробный памятник Вильяму Генриховичу Фишеру на Донском кладбище. Источник: fishki.net

На момент обмена Фишеру предстояло провести в американской тюрьме еще 25 лет. Если бы не предательство напарника, также советского агента Рейно Хейханена, против Абеля не было бы доказательств. Но доказательства были, и они были неопровержимы.

Благодаря Вильяму Фишеру советская атомная программа быстро нагнала американскую. Глубоко внедренный в американское общество, он долгие годы успешно поставлял Советскому Союзу бесценные сведения о достижениях атомной программы США.

Во вступительной речи к фильму “Мертвый сезон”, в основе сценария которого лежала оперативная деятельность другого советского разведчика – Конона Молòдого, Вильям Фишер предстал как очень сдержанный, но при этом энергичный и уверенный в себе профессионал внешней разведки.

В фильме также есть момент, который имеет непосредственное отношение к биографии самого Фишера. Волнующая сцена обмена двух разведчиков, состоявшаяся на Глиникском мосту утром 10 февраля 1962 года, была художественно воспроизведена в фильме.

Фрэнсис Пауэрс

Фрэнсис Гэри Пауэрс не был столь ценен для разведок обеих стран. Он не входил в элиту шпионского мира, не знал агентурных имён, явок и паролей законспирированных шпионов. Он оказался случайной пешкой в большой политической игре, хотя и был одним из лучших летчиков ЦРУ.

Фрэнсис Пауэрс. Источник: doc-research.org

Во время проведения аэрофотосъемки самолет Пауэрса был сбит советским зенитно-ракетным комплексом над Свердловском на высоте 20 000 м.

Летчика поймали местные жители. Советские власти осудили его на 10 лет. По личному приказу Никиты Хрущева в Москве устроили выставку обломков американского самолета-шпиона.

При этом один из двух двигателей самолета утонул в болоте.

Для Никиты Хрущева, который за пару лет до этого побывал с двухнедельным визитом в Америке, и всячески поддерживал потеплевшие после этого визита межгосударственные отношения, сбитый американский летчик был как удар под дых. Американцы обманули и предали – примерно такое было состояние у советского руководителя. Еще вчера улыбались и жали руку, а сегодня заслали шпионский самолет.

Советскому Союзу очень повезло, что Пауэрс оказался не настоящим разведчиком с холодной головой и тренированной выдержкой, а простым пилотом ВВС, работником ЦРУ без претензий на уникальность. Он не совершил самоубийство отравленной иглой, не катапультировался из самолета по инструкции ЦРУ, и не стал скрывать на допросах – кто он такой. Вместо этого, он сделал всё, чтобы выжить.

Впоследствии американские граждане упрекали его именно в этом. По мнению многих, он повел себя не как патриот своей страны, а как простой трус.

Советский суд вынес ему приговор – 10 лет заключения: 3 года в тюрьме строгого режима, затем 7 лет в колонии строгого режима.

Фрэнсис Пауэрс на скамье подсудимых в Москве. Август 1960 г.

Сбитый самолет снизился с 20 до 10 километров, после чего Пауэрс, экипированный советскими деньгами, пистолетом, картами, лекарствами, надувной лодкой, компасом, золотыми царскими монетами, шестью золотыми кольцами и двумя золотыми часами выпрыгнул из самолета. На его беду местные жители засекли парашютиста и поймали его.

Пауэрс не катапультировался, как положено, а в обход инструкций, выпрыгнул из кабины падающего самолета потому, что знал секрет ЦРУ. Катапульта активизировала взрыв в кабине пилота, и в случае применения штатного катапультирования, летчик приземлялся на землю уже мертвым. Удостоверение Фрэнсиса Паурса, изъятое у него при поимке.

Спустя несколько недель поисковый отряд нашел реактивный двигатель U-2 в болоте. Его достали и отправили на изучение на Моторостроительный завод в Уфе. Там работало одно из закрытых конструкторских бюро, разрабатывавшее двигатели для МиГов.

Удачно сохранившийся реактивный двигатель самолета-разведчика U-2 Lockheed.

Остатки того самолета до сих пор показывают посетителям в Москве

Биографическая справка

В отличие от Рудольфа Абеля, биография Фрэнсиса Пауэрса не особо интересна.Родился в семье шахтера, окончил колледж, обучался в школе ВВС в Гринвилле (Миссисипи), продолжил обучение на военно-воздушной базе в окрестностях города Финикса, штат Аризона.

Поступил на службу ЦРУ, был сбит советскими силами ПВО, вернулся на родину, продолжил работать в военной авиации.

В 1970 году написал книгу о своем заточении в СССР, в 1977 погиб при испытании новой конструкции вертолета, и в 2000 году посмертно был награжден несколькими медалями.

Как происходил обмен

Советская разведка дала понять американцам, что они интересуются Абелем. Для этого было состряпано письмо от его немецкой тетушки и отправлено по американскому адресу Абеля. В письме тетя интересовалась здоровьем Рудольфа и сетовала, что он ей давно не писал.

Американцы ответили.

Завязалась переписка, которая в конечном итоге привела к встрече двух спецслужб, и их заключенных на Глиникском мосту.

Организацию переговоров и обмена поручили нелегальному резиденту советской разведки, будущему создателю спецотряда “Вымпел” Юрию Дроздову. Он действовал в роли вымышленного двоюродного брата Рудольфа Абеля мелкого чиновника Юргенса Дривса.

Как позже признавался сам Дроздов, фамилию Дривс он подсмотрел на одной из табличек на особняке в Западном Берлине.

Поскольку Рудольф Абель был высококлассным разведчиком, в то время, как Пауэрс был всего лишь летчиком, американцы потребовали доплату: “Пауэрс+1”.

Так родилась знаменитая формула «Разведчик» = «Шпион + 1».

Такой “доплатой” посчастливилось стать Фредерику Прайору, американскому студенту – экономисту, который на тот момент уже пять месяцев провел в застенках восточно-германских спецслужб.

О том, как он был арестован, оказавшись не в том месте не в то время, а затем по счастливой случайности обрел свободу, у нас есть отдельная статья.

Утром 10 февраля 1962 года к обеим сторонам моста подъехало по одной машине. По условиям сделки, советская сторона сначала была обязана отдать студента, а уж затем должен был совершится основной обмен.

Прайора, правда, решили вообще не посвящать в курс дела, а потому – отпустить через другое КПП, которое находилось на границе Западного и Восточного Берлина. Поскольку формально студент был не советским заключенным – по нему велось следствие восточно-германскими службами, то и отпускать его поручили немецкой полиции.

Однако, немцы были в обиде на приказной тон советских товарищей, и потому вместо скорых и оперативных действий специально затягивали передачу своего “+1” Западному Берлину. Фредерик Прайор 38 минут просидел перед КПП “Чарли” в машине, прежде чем его отпустили.

Поскольку ни американцы, ни русские не знали, с чем связана задержка, то все 38 минут оперативники держали друг друга на мушке. Под мостом обе стороны обнаружили небывало активных рыбаков, которые молча сидели с удочками в своих лодках.

Через 38 минут с “Чарли” позвонили и сообщили, что Прайор перешел границу. Тогда оба разведчика вышли из машин и, как и было условлено, пошли навстречу друг другу.

Как и в знаменитом эпизоде “Мертвого сезона”, они сблизились по центру моста, неотрывно глядя друг другу прямо в глаза. А потом, разминувшись, продолжили идти каждый своей дорогой. При этом каждый из них продолжал оборачиваться, они следили так друг за другом, пока не кончился под ногами мост.

Впоследствии на этом же мосту было произведено еще как минимум три обмена разведчиками. Поэтому сегодня Глиникский “шпионский” мост считается одним из самых знаменитых мостов германии. Сюда постоянно наведываются туристы.

Подписывайтесь на наш канал. Ставьте лайки. Максимум интересных историй – у нас.

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5b5eb877f8c46b00a9326225/5d77d9342beb4900aef756fb

Судьба резидента: каким был легендарный разведчик Рудольф Абель

Краткая биография рудольфа абеля. Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

Своего рода характеристику его профессиональным качествам в свое время дал директор ФБР Эдгар Гувер: «Упорная охота за мастером шпионажа Абелем является одним из самых замечательных дел в нашем активе…» А многолетний глава ЦРУ Аллен Даллес добавил к этому портрету еще один штрих, написав в своей книге «Искусство разведки»: «Все, что Абель делал, он совершал по убеждению, а не за деньги. Я бы хотел, чтобы мы имели трех-четырех таких человек, как Абель, в Москве».

Его биография – готовый сценарий даже не для художественного фильма, а для захватывающей многосерийной саги.

И пусть что-то уже легло в основу отдельных киноработ, но ведь не во всякой картине увидишь то, через что реально прошел этот человек, что пережил. Он сам – срез истории, ее живое воплощение.

Зримый пример достойного служения своему делу и преданности стране, ради которой он шел на смертельный риск

Не думай о секундах свысока

Рудольф Иванович Абель (настоящее имя – Вильям Генрихович Фишер) родился 11 июля 1903 года в небольшом городке Ньюкасл-на-Тайне в Англии, в семье русских политэмигрантов.

Его отец, уроженец Ярославской губернии, был родом из семьи обрусевших немцев, активно участвовал в революционной деятельности и был выслан за границу как «неблагонадежный». В Англии у него и его избранницы, русской девушки Любы, родился сын, которого назвали Вильямом – в честь Шекспира.

Отец хорошо разбирался в естественных науках, знал три языка. Эта любовь передалась и Вилли. В 16 лет он успешно сдал экзамен в Лондонский университет, однако семья на тот момент приняла решение вернуться в Москву.

Здесь Вильям работает в качестве переводчика в отделе международных связей Исполкома Коминтерна, учится в Институте востоковедения.

Была и военная служба по призыву – ее будущий разведчик проходил в радиотелеграфном полку Московского военного округа, а также работа в НИИ ВВС РККА. В 1927 году Вильяма Фишера принимают на работу в иностранный отдел ОГПУ на должность помощника уполномоченного.

Он выполнял задачи по линии нелегальной разведки в Европе, в том числе действовал в качестве радиста резидентур. По возвращении в Москву получил звание лейтенанта госбезопасности, однако спустя некоторое время был неожиданно уволен из разведки.

Считается, что таково было личное решение Берии: тот не доверял к кадрам, работавшим с «врагами народа», а Фишера угораздило какое-то время потрудиться за рубежом с перебежчиком Александром Орловым.

Вильям устроился во Всесоюзную торговую палату, позже трудился на авиапромышленном заводе, но при этом бомбардировал бывшую «контору» рапортами о восстановлении на службе. Его просьбу удовлетворили осенью 1941 года, когда возникла нужда в опытных, проверенных спецах.

Фишер был зачислен в подразделение, занимавшееся организацией диверсионных групп и партизанских отрядов в тылу врага, в частности, готовил радистов для заброски за линию фронта.

В тот период он подружился с товарищем по работе Абелем, чьим именем впоследствии назовется при аресте.

После войны Вильям Фишер был отправлен в США, где, живя по разным паспортам, организовал в Нью-Йорке собственную фотостудию, игравшую роль эффективного прикрытия. Именно отсюда он руководил обширной агентурной сетью СССР в Америке. В конце 40-х он работал со знаменитыми разведчиками супругами Коэн.

Деятельность эта была крайне эффективной – в страну поступали важные документы и сведения, в том числе по ракетному оружию. Однако в 1957 году разведчик оказался в руках ЦРУ.

В его окружении завелся предатель – это был радист Хейханен (псевдоним «Вик»), который, опасаясь наказания от начальства за пьянство и растрату служебных средств, передал американским спецслужбам информацию об агентурной сети. Когда произошел арест, Фишер представился Рудольфом Абелем, и именно под этим именем он и вошел в историю.

Несмотря на то, что свою вину он не признал, суд назначил наказание в 32 года заключения. Отверг разведчик и настойчивые попытки сотрудников американских спецслужб склонить его к сотрудничеству. В 1962 году Абеля обменяли на сбитого двумя годами ранее в небе над Уралом пилота американского самолета-разведчика У-2 Фрэнсиса Пауэрса.

После отдыха и лечения Вильям Фишер – Рудольф Абель вернулся к работе в центральном аппарате советской разведки. Он принимал участие в подготовке молодых специалистов, которым предстояло отправиться на «передовую» внешней разведки. Знаменитого разведчика не стало 15 ноября 1971 года. На сайте СВР отмечено, что «полковник В.

Фишер за выдающиеся заслуги в деле обеспечения государственной безопасности нашей страны награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, многими медалями, а также нагрудным знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».

Свистят они как пули у виска

Имя Абеля-Фишера известно широкой публике, по большому счету, лишь по финальному эпизоду его работы в Америке и последовавшему за этим обмену на сбитого штатовского летчика. А между тем в его биографии было немало ярких страниц, в том числе тех, о которых известно далеко не все и не всем.

Историк спецслужб, журналист и писатель Николай Долгополов в своей книге «Легендарные разведчики» остановился лишь на некоторых фактах из жизни легендарного разведчика. Но и они раскрывают его как настоящего героя.

Оказывается, именно Фишер проводил радиоигру от имени взятого в плен немецкого подполковника Шорхорна.

«По легенде, подброшенной немцам ведомством Павла Судоплатова, в белорусских лесах действовало крупное подразделение вермахта, чудом избежавшее плена.

Оно якобы нападает на регулярные советские части, параллельно сообщая в Берлин о перемещении войск противника, – пишет Николай Долгополов.

– В Германии этому поверили, тем более что блуждающая в лесах небольшая группа немцев действительно поддерживала регулярную связь с Берлином. Именно переодетый в форму фашистского офицера Вильям Фишер и проводил вместе со своими радистами эту игру».

Немцев дурачили таким образом без малого год. За эту операцию и за работу во время войны в целом Вильям Фишер был награжден орденом Ленина. Боевой орден – Красной Звезды – он получил и в первые же годы своей работы в США.

Тогда не только из Нью-Йорка, где жил налегал (кстати, он будто бы в насмешку поселился в доме 252 на Фултон-стрит – поблизости от офиса ФБР), но и с побережья пошли радиограммы о передвижениях боевой техники, сведения, касающиеся оперативной обстановки в крупных американских портовых городах, доставки, перевозки военных грузов из районов тихоокеанского побережья.

Фишер руководил и сетью советских «атомных агентов» – это, как отмечает тот же Николай Долгополов, «было его первой и главнейшей задачей». В общем, «Марк» – такой псевдоним был у Фишера в США, сумел в короткие сроки реорганизовать нелегальную сеть, оставшуюся в США после Второй мировой.

Дело в том, что в 1948 году советская разведка здесь понесла потери: еще до приезда Фишера многие советские агенты были арестованы из-за предательства, были закрыты наши консульства и официальные представительства в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско.

«Девять лет работы, каждый из которых засчитывается нелегалу за два, несколько орденов, повышение в звании. Полковник не успел совершить еще больше, хотя создал все условия для успешной работы – своей собственной и агентуры, – отмечает Николай Долгополов. – Помешал предатель Хейханен».

При аресте Фишер проявил фантастическое самообладание и хладнокровие. Когда люди из ФБР назвали его полковником, он сразу понял, что предатель – «Вик»: только радист знал, какое офицерское звание у «Марка».

Мужественно вел себя наш разведчик и на судебном процессе: его адвокат Джеймс Донован позже вспоминал, с каким восхищением следил он за своим подзащитным.

А ведь приговор для 54-летнего человека выглядел почти как смертный – 32 года заключения… Кстати, в недавней киноработе Стивена Спилберга «Шпионский мост» образ советского разведчика талантливо отобразил британский актер Марк Райлэнс, показав характер своего героя без привычных голливудских штампов и нынешней антироссийской истерии.

Роль настолько удалась, что артист даже удостоился за ее исполнение «Оскара». Стоит отметить, что сам Рудольф Абель принял участие в создании художественного фильма «Мертвый сезон», вышедшего на экраны в 1968 году. Сюжет ленты, главную роль в которой сыграл Донатас Банионис, оказался связан с некоторыми фактами из биографии разведчика.

Кому бесславье, а кому – бессмертье

В своих мемуарах, изложенных в книге «Записки начальника нелегальной разведки», бывший руководитель управления «С» (нелегалы) Первого главного управления КГБСССР генерал-майор Юрий Дроздов рассказал о некоторых подробностях обмена Рудольфа Абеля на американского летчика Пауэрса. В этой операции чекист сыграл роль «двоюродного брата» Абеля – мелкого служащего Дривса, проживавшего ГДР.

«Кропотливую работу проводила большая группа сотрудников Центра. В Берлине кроме меня этими вопросами занималось и руководство отдела, – пишет генерал Дроздов. – Был «сделан» родственник Дривс, налажена переписка членов семьи Абеля с его адвокатом в США Донованом через адвоката в Восточном Берлине.

Сначала дело развивалось вяло. Американцы были очень осторожны, занялись проверкой адресов родственника и адвоката. Видимо, они чувствовали себя неуверенно.

Во всяком случае, об этом говорили те данные, что поступали к нам из их конторы в Западном Берлине, и наблюдение за действиями их агентуры на территории ГДР».

Накануне обмена, как вспоминал Юрий Дроздов, у руководителя Аппарата уполномоченного КГБ СССР в ГДР генерала А. А. Крохина прошло последнее совещание. «Рано утром проснулся от стука в дверь. Машина уже ждала меня внизу. На место обмена приехал невыспавшимся. Но обмен прошел хорошо – Р. И. Абель вернулся домой».

Кстати, Юрий Иванович запомнил такую деталь – Пауэрса передали американцам в хорошем пальто, зимней пыжиковой шапке, физически крепким, здоровым. Абель же перешел линию обмена в каком-то серо-зеленом тюремном балахоне и маленькой кепочке, с трудом умещавшейся на его голове.

«В тот же день мы потратили с ним пару часов на приобретение ему необходимого гардероба в берлинских магазинах, – припомнил генерал Дроздов. – Еще раз я встретился с ним в конце 60-х годов, в столовой нашего здания на Лубянке, во время своего приезда в Центр из Китая. Он узнал меня, подошел, поблагодарил, сказал, что нам надо все же пообщаться.

Я не мог, поскольку в тот же вечер улетал. Судьба распорядилась так, что я посетил дачу Абеля только в 1972 году, но уже в годовщину его смерти».

Бывший заместитель начальника Первого главного управления КГБ СССР генерал-лейтенант Вадим Кирпиченко в одном из своих интервью подчеркивал, что в открытых источниках до сих пор названы лишь самые известные эпизоды работы Абеля.

«Парадокс в том, что немало других, очень интересных фрагментов и сейчас остаются в тени, – отмечал генерал. – Да, гриф секретности со многих дел уже снят. Но есть истории, которые на фоне уже известной информации смотрятся рутинно, неброско, а журналисты, понятно, ищут что поинтересней.

А что-то и вовсе трудно восстановить. Летописец-то за Абелем не ходил! Сегодня документальные свидетельства его работы распылены по множеству архивных папок.

Свести их воедино, реконструировать события – кропотливая, долгая работа, у кого дойдут руки? А ведь когда нет фактов, – появляются легенды…»

Пожалуй, и сам Рудольф Абель навсегда останется таким же человеком-легендой. Настоящим разведчиком, патриотом, офицером.

Источник: //tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201807111145-1a3x.htm

Биография Рудольфа Абеля

Краткая биография рудольфа абеля. Обмен советского разведчика Абеля на летчика из США Пауэрса. Справка

Рудольф Иванович Абель (1903-1971) – знаменитый советский разведчик-нелегал, имел звание полковника, один из самых выдающихся разведчиков ХХ века.

Детские годы

Его настоящее имя – Фишер Вильям Генрихович. Он появился на свет 11 июля 1903 года на северо-восточном побережье Великобритании в индустриальном городке Ньюкасл-апон-Тайн. Его родители находились в этой стране в качестве политических эмигрантов.

Отец, Генрих Маттеус (Матвеевич) Фишер, немец по происхождению, родился и вырос в России, в Ярославской губернии в имении князя Куракина, где его родитель трудился на должности управляющего.

В юности он познакомился с Глебом Кржижановским, стал убеждённым марксистом, активно участвовал в созданном Владимиром Ульяновым революционном движении «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (с В. И. Лениным был знаком лично).

Генрих был полиглотом, кроме русского в совершенстве владел французским, английским и немецким языками. Волею судьбы оказавшись в Саратове, он познакомился с девушкой Любой, которая впоследствии стала его женой.

Мама, Любовь Васильевна, была уроженкой Саратова, с ранних лет участвовала в революционном движении. На протяжении всей жизни была соратницей своего супруга.
В 1901 году Люба вместе с мужем Генрихом были арестованы царским правительством за революционную деятельность и высланы из России.

Ехать в Германию не было возможности, там на Генриха было заведено дело, поэтому семья обосновалась на родине великого поэта Шекспира – в Великобритании. У них уже был старший сын Гарри, а появившегося на свет в 1903 году мальчика родители решили назвать в честь знаменитого драматурга – Вильямом.

С детских лет Вильям интересовался естественными науками и неплохо разбирался в технике. Увлекался рисованием, черчением, делал портретные наброски знакомых, особенно нравилось мальчику писать натюрморты.

Также ребёнок проявлял интерес к занятиям музыкой, он очень хорошо освоил такие инструменты, как гитара, пианино, мандолина. Учился мальчик легко, при этом рос очень настойчивым, если ставил перед собой какие-то цели, то упорно шёл к их достижению.

Он знал несколько языков, из Вильяма мог бы получиться классный учёный, художник, инженер или музыкант, но ему была уготована совершенно другая судьба.

У него был редкостный дар: он чуял мысли других, всегда точно осознавал, откуда может прийти опасность, даже когда её ничто не предвещало. Вильям был редким обладателем обонятельного вектора, иначе говоря, непревзойдённой интуиции.

Несмотря на то, что родители называли его ласково Вилли, мальчик не был их любимцем. Это неудивительно, потому что обладателей обонятельного вектора редко любят люди, даже самые близкие и родные.

И всё из-за того, что обонятельники сами никогда никого не любят, редко и очень мало разговаривают с другими.

Юность

В пятнадцатилетнем возрасте Вильям окончил школу и устроился работать на судоверфь в качестве ученика чертёжника.

Спустя год он успешно сдал вступительные экзамены в университет Лондона, но поучиться в этом заведении ему не пришлось, так как семья уехала из Великобритании.

В России прошла революция, у власти теперь были большевики, и в 1920 году Фишеры вернулись на родину, приняли гражданство СССР (но при этом от английского не отказались). Некоторое время они проживали на территории Кремля вместе с другими семьями видных деятелей революции.

Семнадцатилетнему Вильяму сразу же понравилась Россия, и он стал её страстным патриотом. На парня, который отлично говорил на русском и английском языках, сразу же обратили внимание, и в скором времени он уже работал в исполнительном комитете Коммунистического интернационала (Коминтерне) на должности переводчика.

Затем молодой Фишер поступил на обучение в высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС), это учебное заведение было создано в 1920 году путём объединения Строгановского художественно-промышленного училища и Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

В 1924 году Вильям стал студентом Института востоковедения, где особенно рьяно принялся изучать Индию, выбрав индостанское отделение. Но вскоре его призвали на службу в Красную армию, куда он пошёл с удовольствием.

Фишер попал в Московский военный округ, в 1-ый радиотелеграфный полк. Здесь он получил специальность радиотелеграфиста, которая в будущем ему очень пригодилась.

Радистом он стал первоклассным, его первенство в этом деле признавали все.

Начало работы в разведке

Демобилизовавшись, Вильям поступил на работу в НИИ военно-воздушных сил РККА на должность радиотехника. В апреле 1927 года он женился на Елене Лебедевой, девушка окончила Московскую консерваторию по классу арфы, впоследствии стала профессиональным музыкантом.

Вскоре молодым человеком, который почти в совершенстве знал четыре языка, имел незапятнанную биографию и умело владел радиоделом, заинтересовались кадровые работники ОГПУ (Особенного государственного политического управления). Весной 1927 года он был зачислен на службу в иностранный отдел ОГПУ по рекомендации родственницы Серафимы Лебедевой (старшей сестры его супруги), которая работала в этом отделе переводчицей.

Первое время Фишер был сотрудником центрального аппарата, но совсем скоро Московский комитет комсомола направил его в органы государственной безопасности.

В профессиональной среде он освоился довольно быстро и стал в коллективе полноправным членом.

Вскоре руководители службы оценили уникальные способности Вильяма и доверили ему особые задания, которые необходимо было выполнить по линии нелегальной разведки в двух европейских странах.

Первая командировка была в Польшу. Вторая в Великобританию, она оказалась более длительной и носила название полулегальной, потому что Вильям выезжал под своей фамилией.

Официальная легенда выглядела так: в конце зимы 1931 года Фишер обратился в Генеральное консульство Великобритании в Москве с просьбой выдать ему британский паспорт, потому что он уроженец Англии, в России оказался в силу юного возраста и по воле родителей.

Теперь с родителями рассорился и желает вернуться на родину со своей женой и дочерью (в 1929 году у пары уже родилась девочка Эвелин). Супругам Фишер выдали британские паспорта, и они уехали за границу, сначала в Китай, где Вильям открыл собственную радиомастерскую.

В начале 1935 года семья вернулась в Советский Союз, но уже спустя четыре месяца снова выехали за рубеж, на этот раз использовалась вторая специальность Фишера – свободный художник. Через одиннадцать месяцев Вильям с женой и дочерью приехали в Москву, где он продолжил трудовую деятельность по подготовке нелегалов.

В последний день 1938 года его уволили из НКВД без объяснения причин. Какое-то время ему пришлось работать во Всесоюзной торговой палате и на авиационном заводе, при этом Фишер постоянно писал прошения о восстановлении его в органах разведки.

Во время войны в 1941 году Фишера восстановили в органах НКВД, и он занялся подготовкой кадров для партизанской борьбы в тылу врага. Он готовил радистов, которых засылали в оккупированные немцами города и страны.

В этот период произошло знакомство Вильяма с сотрудником советской внешней разведки Рудольфом Иоганновичем (Ивановичем) Абелем. Впоследствии этим именем резидент советской разведки Вильям Фишер воспользовался при разоблачении в США, оно же закрепилось за ним, благодаря чему стало известно на весь мир.

Другое имя и судьба

В 1937 году по документам впервые упоминается Рудольф Абель. Это было не только новое имя, но и совсем иная судьба, история, легенда.

Рудольф Абель появился на свет 23 сентября 1900 года в Риге, его папа работал трубочистом, а мама была домохозяйкой. До четырнадцатилетнего возраста проживал с родителями, окончил четыре класса элементарного училища. Начал работать в качестве рассыльного, в 1915 году перебрался в Петроград.

С началом революционных событий вместе со своими соотечественниками принял сторону советской власти. Он устроился на миноносец «Ретивый» в качестве рядового-кочегара, участвовал в операциях на Каме и Волге в тылу белых.

Воевал под Царицыном, окончил в Кронштадте класс радистов, потом работал по этой специальности в дальних точках – на острове Беринга и на Командорских островах.

Летом 1926 года получил назначение на должность коменданта в шанхайское консульство. После этого работал в Пекине в советском посольстве в качестве радиста. В 1927 году начал сотрудничество с ИНО ОГПУ, откуда получил направление на нелегальную работу за границу в 1929 году. На родину вернулся осенью 1936 года.

Его супруга, Александра Антоновна, имела дворянское происхождение, детей у них не было.

У Рудольфа был родной брат Вольдемар, которого осудили в 1937 году за контрреволюционный заговор и шпионскую деятельность в пользу Германии. Арест брата повлёк за собой увольнение Рудольфа из органов НКВД весной 1938 года.

В начале Великой Отечественной войны он вернулся к службе в органах, входил в состав оперативной группы по обороне главного Кавказского хребта, выполнял спецзадания по заброске советских агентов в немецкий тыл.

В 1946 году получил звание подполковника и уволился из органов государственной безопасности. В 1955 году скоропостижно ушёл из жизни.

Деятельность в Америке и провал

В 1946 году Фишер был выведен в особый резерв, началась длительная подготовка к его командировке за границу. Он был бесконечно предан России, своих высоко патриотичных чувств к Родине никогда не скрывал, поэтому согласился на выполнение этого задания, несмотря на то, что приходилось расставаться с женой и дочерью.

В 1948 году в американском городе Нью-Йорке в районе Бруклин обосновался фотограф и свободный художник по имени Эмиль Роберт Гольдфус, он же Фишер и нелегал «Марк». «Владелец фотостудии» должен был добыть информацию о ядерных объектах и о создании атомного оружия. Его связными были советские разведчики супруги Коэн.

В 1952 году в помощь «Марку» был направлен радист Рейно Хейханнен (оперативный псевдоним «Вик»). Он оказался неустойчивым в психологическом и моральном плане, погряз в разврате и пьянках, за что был отозван из США. Но «Вик» понял неладное и сдался властям Америки, рассказав о своей деятельности на территории США и выдал «Марка».

В июне 1957 года «Марк» (Вильям Фишер) зарегистрировался в гостинице Нью-Йорка «Латам», здесь у него был очередной сеанс связи.

Ранним утром в номер ворвались сотрудники ФБР, с порога заявив, что им известно его настоящее имя и цели пребывания в Америке. Тем самым они пытались создать эффект неожиданности, но на лице «Марка» не отразилось ни одной эмоции.

Ни одним движением, мускулом, взглядом он не выдал себя, что свидетельствовало о его нечеловеческой выдержке.

Чтобы как-то дать понять Москве, что он арестован, но не предал Родину, Фишер назвался именем своего покойного друга Рудольфа Абеля.

Его обонятельный вектор помог уничтожить улики под пристальным взглядом трёх профессионалов службы ФБР. До сих пор многие считают, что разведчик обладал способностями гипноза.

Особенно когда на суде ему присудили 32 года тюремного заключения вместо положенной по американским законам смертной казни.

Освобождение

В течение трёх недель Абеля пытались перевербовать, потом грозили электрическим стулом, но всё оказалось бесполезным.

Сначала его держали в следственной тюрьме Нью-Йорка, потом перевели в Атланту в федеральную исправительную тюрьму. А в Советском Союзе началась долгая и упорная борьба за его освобождение.

1 мая 1960 года в районе города Свердловска советские ПВО сбили американский разведывательный самолёт У-2, пилот Фрэнсис Гарри Пауэрс был захвачен в плен. 10 февраля в 1962 году на границе восточного и западного Берлина на мосту Альт Глинике остановилось два автомобиля.

Из каждого вышел мужчина, дойдя до середины моста, они обменялись взглядами и прошли мимо к противоположным машинам, сели и разъехались. Так произошёл обмен Пауэрса на Абеля.

Через час великий советский разведчик в Берлине увидел свою семью, а на следующее утро они все вместе вернулись в Москву.

Последние годы жизни Вильям Фишер, он же «Марк», он же Рудольф Абель, готовил и инструктировал молодых работников для внешней разведки. Умер от онкологического заболевания (рака лёгких) 15 ноября 1971 года, похоронен на Новом Донском кладбище в Москве.

Источник: //stories-of-success.ru/rudolfa-abelya

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий