Кто такой петр чаадаев. Краткая биография П.Я. Чаадаева

Пётр Я. Чаадаев – краткая биография

Кто такой петр чаадаев. Краткая биография П.Я. Чаадаева

Петр Яковлевич Чаадаев – русский философ, мыслитель, публицист.

В его главном произведении – «Философических письмах» – содержалась столь резкая критика современной ему России, что власти официально объявили его сумасшедшим. Он родился в Москве 7 июня (27 мая по ст. ст.) 1794 г.

, стал продолжателем рода в богатом старинном дворянском семействе, рано стал сиротой и воспитывался с братом у тети – княжны А. Щербатовой.

В их доме Петр получил отличное домашнее образование, которое продолжил в Московском университете (1807-1811). В этом учебном заведении его ожидало знакомство с будущими декабристами И. Якушкиным и Н. Тургеневым. В мае 1812 г.

Чаадаев и его брат поступают в Семеновский полк в качестве лейб-прапорщиков, в 1813 г. его переводят в Ахтырский гусарский полк. Чаадаев был участником Отечественной войны 1812 г. и Бородинского сражения в частности, стал кавалером ордена св.

Анны и прусского Кульмского креста; участвовал в заграничных военных походах 1813-1814 гг., сражался в боях под Лейпцигом, Парижем и др.

В 1816 г. корнета Чаадаева переводят в гусарский лейб-гвардейский полк, дислоцирующийся в Царском Селе. Здесь, в доме Карамзина, состоялось его знакомство с А.С. Пушкиным. Чаадаев произвел тогда на него огромное впечатление. Кроме того, в 1816 г. Чаадаев стал членом масонской ложи, познакомился с А. Грибоедовым, С. Волконским, П. Пестелем, М. Муравьевым-Апостолом.

В 1817 г. Петра Чаадаева назначают адъютантом генерала Васильчикова. В конце 1820 г. он послал Чаадаева к царю с докладом о взбунтовавшемся батальоне лейб-гвардии Семеновского полка, в котором тому доводилось служить раньше. Спустя полтора месяца после этой миссии Чаадаев подал прошение об отставке, и в феврале 1821 г. оно было удовлетворено.

Причины этого поступка остаются не до конца проясненными, но, как бы там ни было, он произвел немалый резонанс, породило множество версий, тем более что Чаадаев в обществе был персоной известной. Помимо прочего, он славился образованностью, превосходными манерами, особо трепетным отношением к своей одежде.

Все ожидали от него блестящей карьеры, дружбу с ним почитали за честь.

В 1819 г. П. Чаадаев становится членом декабристского «Союза благоденствия», в 1821 г. – Северного общества декабристов. Это членство едва не сыграло роковую роль в его биографии, однако деятельного участия в работе обществ он никогда не принимал и относился к ней с изрядной долей скептицизма.

С 1823 по 1826 гг. путешествовал по континенту, посетил Великобританию, Францию, Германию; поездка была связана в том числе с желанием поправить ухудшившееся здоровье. В мае 1822 г. Чаадаев произвел раздел имущества, т.к. возвращаться на родину не собирался. Однако в 1826 г.

все же сделал это и практически сразу же был арестован. Его обвиняли в причастности к декабристскому движению, однако доказать ее не удалось, Чаадаев категорически все отрицал и спустя 40 дней был выпущен на свободу.

Позднее о декабристском восстании он будет отзываться нелестно, видя в этом шаге отбрасывание общества на полстолетия назад.

По возвращении на родину Петр Яковлевич проживал в Москве, а также в подмосковном селе, в имении тети. В этот период он мало общается, много читает, ведет уединенный образ жизни. На протяжении 1829-1831 гг.

пишет на французском языке главную работу в своей жизни – «Письма о философии и истории», получившую большую известность как «Философические письма». Они были представлены публике уже весной 1830 г., а в конце весны или начале лета 1831 г.

Чаадаев прервал свое уединение и возобновил выходы в свет.

В 1836 г. в журнале «Телескоп» было опубликовано первое письмо, следствием чего стала ссылка редактора и увольнение цензора. Самого же Чаадаева официально объявили умалишенным и в качестве наказания применили домашний арест, снятый только в 1837 г. с условием, что тот больше не напишет ни строчки.

Написанная в этот период «Апология сумасшедшего» была опубликована лишь посмертно. Остаток жизни Чаадаев провел в Москве, активно участвовал в общественной жизни. В период после Крымской войны у него возникали мысли о самоубийстве, т.к. будущее России виделось ему в самом мрачном свете. Скончался же он 26 апреля (14 апреля по ст. ст.) 1856 г.

в Москве от пневмонии и был похоронен здесь же, на Донском кладбище.

Творчество Чаадаева, его идеи были настолько неоднозначны, что по отношению к нему применялись самые различные определения – консерватора, религиозного мыслителя, мистика, воинствующего западника и т.п.

Как бы там ни было, роль его идей в формировании российской общественной мысли весьма значительна. Мировоззрение многих мыслителей, в частности, В. Белинского, Герцена, М.

Бакунина, формировалось не без воздействия Чаадаева.

Источник: http://www.wisdoms.one/biografiya_petr_chaadaev.html

Петр Чаадаев

Кто такой петр чаадаев. Краткая биография П.Я. Чаадаева

Петра Чаадаева называли нравственным идеалом эпохи, а после публикации философского труда, идущего в разрез с царским строем – «государственным сумасшедшим». Его биография легла в основу ряда литературных образов: Евгения Онегина, Александра Чацкого, князя Мышкина, Пьера Безухова. В отличие от своих персонажей Чаадаев жил вдали от человеческих страстей и ушел из жизни одиноким.

Детство и юность

Петр Яковлевич Чаадаев родился 27 мая (7 июня) 1794 года в Москве. Отец Яков Петрович служил советником Нижегородской уголовной палаты, матерью была княжна Наталья Михайловна, дочь князя Михаила Михайловича Щербатова. Родителей Петра и Михаила, его старшего брата, рано постигла смерть, и в 1797 году мальчиков взяла на попечение старшая сестра матери Анна Щербатова.

Петр Чаадаев в молодости

В 1808 году Петр Чаадаев, получив достойное домашнее образование, поступил в Московский университет.

Среди его учителей были историк права Федор Баузе, исследователь рукописей Священного Писания Христиан-Фридрих Маттеи. Философ Иоганн Буле называл Чаадаева любимым учеником.

Уже в студенческие годы Чаадаев проявлял интерес к моде. Мемуарист Михаил Жихарев так описывал портрет современника:

«Искусство одеваться Чаадаев возвел почти в степень исторического значения».

Петр Яковлевич славился умением танцевать и вести светский разговор, что выставляло его в выгодном свете среди женщин. Внимание со стороны противоположного пола, а также интеллектуальное превосходство над сверстниками сделали Чаадаева «жесткосердным себялюбом».

Военная служба и общественная деятельность

Отечественная война 1812 года застала братьев Чаадаевых в Московском обществе математиков. Молодые люди вступили в лейб-гвардию Семеновского полка в чине подпрапорщиков.

За мужество, проявленное в Бородинском сражении, Петра Яковлевича повысили до прапорщика, наградили орденом св. Анны и Кульмским крестом за штыковую атаку в сражении под Кульмом.

Также он участвовал в Тарутинском маневре, сражении под Малоярославцем.

Портрет Петра Чаадаева

В 1813 году Чаадаев перевелся в Ахтырский гусарский полк. Декабрист Сергей Муравьев-Апостол объяснял этот поступок Петра Яковлевича желанием покрасоваться в гусарском мундире. В 1816 году он перешел в лейб-гвардию Гусарского полка, произведен в поручики. Спустя год Чаадаев стал адъютантом будущего генерала Иллариона Васильчикова.

Гусарский полк дислоцировался в Царском селе. Именно здесь, в доме историка Николая Карамзина, Чаадаев познакомился с Александром Пушкиным.

Великий русский поэт посвятил философу стихотворения «К портрету Чаадаева» (1820), «В стране, где я забыл тревоги прежних лет» (1821), «К чему холодные сомненья» (1824), а Петр Яковлевич, будучи другом Пушкина, «заставлял его мыслить», беседуя на литературные и философские темы.

Петр Чаадаев и Александр Пушкин

Васильчиков поручал Чаадаеву серьезные дела, например, доклад Александру I о бунте в лейб-гвардии Семеновского полка. После встречи с императором в 1821 году адъютант, подающий надежды на блестящее военное будущее, ушел в отставку. Известие шокировало общество и породило множество легенд.

Согласно официальной версии, Чаадаев, некогда служивший в Семеновском полку, не вытерпел наказания близких товарищей. По иным соображениям, философу претила мысль доносить на бывших однополчан. Современники также предполагали, что Чаадаев опоздал на встречу с Александром I, потому что долго подбирал гардероб, либо что государь высказал мысль, которая противоречила идеям Петра Яковлевича.

Расставшись с военным делом, Чаадаев погрузился в затяжной духовный кризис. Из-за проблем со здоровьем в 1823 году он отправился в путешествие по Европе, не планируя возвращаться в Россию. В поездках Петр Яковлевич активно обновлял библиотеку религиозными книгами. Особенно его привлекали работы, основная идея которых состояла в сплетении научного прогресса и христианства.

Состояние здоровья Чаадаева ухудшилось, и в 1826 году он решил вернуться в Россию. На границе его арестовали по подозрению в причастности к восстанию декабристов, которое произошло годом ранее. С Петра Яковлевича взяли расписку о том, что он не состоял в тайных обществах. Впрочем, эта информация являлась заведомо ложной.

Еще в 1814 году Чаадаев входил в Петербургскую Ложу Соединенных друзей, достиг сана «мастер». Философ быстро разочаровался в идее тайных обществ, а в 1821 году и вовсе покинул соратников. Тогда же он вступил в Северное общество. Позже он критиковал декабристов, считая, что вооруженное восстание отодвинуло Россию на полвека назад.

Философия и творчество

Вернувшись в Россию, Чаадаев поселился под Москвой. Его соседкой была Екатерина Панова. С ней у философа завязалась переписка — сначала деловая, потом дружеская. Молодые люди обсуждали в основном религию, веру. Ответом Чаадаева на духовные метания Пановой стали «Философические письма», созданные в 1829-1831 годах.

Портрет Петра Чаадаева

Написанное в эпистолярном жанре произведение вызвало негодование политических и религиозных деятелей. За высказанные в труде мысли Николай I признал Чаадаева и Панову сумасшедшими. За философом установили врачебный надзор, а девушку сослали в психиатрическую больницу.

Острую критику «Философические письма» вызвали потому, что в них развенчивался культ православия. Чаадаев писал, что религия русского народа, в отличие от западного христианства, не освобождает людей от рабства, а напротив, порабощает. Эти идеи публицист Александр Герцен позже назвал «революционным католицизмом».

Император Николай I

Журнал «Телескоп», в котором в 1836 году было опубликовано первое из восьми «Философических писем», был закрыт, редактора сослали на каторгу. До 1837 года Чаадаев ежедневно проходил медицинское освидетельствование, чтобы доказать свое умственное благополучие. Надзор с философа был снят с условием, что он «не смеет ничего писать».

Данное обещание Чаадаев нарушил в том же 1837 году, написав «Апологию сумасшедшего» (не опубликована при жизни). Труд отвечал на обвинения в «негативном патриотизме», рассказывал о причинах отсталости русского народа.

Книга Петра Чаадаева

Петр Яковлевич считал, что Россия находится между Востоком и Западом, но по своей сути не относится ни к одной из сторон света. Нация, которая стремится почерпнуть лучшее из двух культур и при этом не стать последователем ни одной из них, обречена на деградацию.

Единственный правитель, о котором Чаадаев говорил с уважением, – Петр I, который вернул России былое величие и могущество путем введения в русскую культуру элементов Запада. Чаадаев был западником, но славянофилы относились к нему с уважением. Доказательство тому – слова Алексея Хомякова, яркого представителя славянофильства:

«Просвещенный ум, художественное чувство, благородное сердце – таковы те качества, которые всех к нему привлекали; в такое время, когда, по-видимому, мысль погружалась в тяжкий и невольный сон. Он был особенно дорог тем, что он сам бодрствовал и других побуждал».

Личная жизнь

Недоброжелатели называли Чаадаева «дамским философом»: он постоянно был окружен женщинами, умел влюблять в себя даже преданных мужьям жен. При этом личная жизнь Петра Яковлевича не сложилась.

Петр Чаадаев и Авдотья Норова – прототипы Евгения Онегина и Татьяны Лариной

В жизни Чаадаева было три любви.

Екатерина Панова, адресат «Философических писем», сильнее всего пострадала от мужского честолюбия. Даже после освобождения из психиатрической больницы девушка не винила возлюбленного в своем несчастье.

Она искала встречи с философом, но умерла без ответного письма, одинокой безногой старухой.

Чаадаев послужил прототипом для Евгения Онегина из одноименного романа Александра Пушина, а в роли Татьяны Лариной выступила Авдотья Норова. Она влюбилась в философа без памяти, и когда у него не осталось денег на оплату прислуги, предложила бесплатно присматривать за ним, но тот уехал в Москву, к семье Левашовых.

Петр Чаадаев и Екатерина Левашова

Авдотья была девушкой болезненной и слабой, а потому рано умерла – в 36 лет. Чаадаев, долгое время оставлявший письма Норовой без ответа, навестил ее в больнице незадолго до смерти.

Екатерина Левашова, хоть и была замужней женщиной, искренне любила Чаадаева. Супруг и старшие дети не понимали, почему она не берет с философа денег за жилье. Трепетное отношение Екатерины к гостю продолжалось 6 лет, вплоть до ее кончины.

Смерть

14 апреля 1856 года в газете «Московские ведомости» появился короткий некролог:

«В 5 часов пополудни скончался после непродолжительной болезни один из московских старожил Петр Яковлевич Чаадаев, известный почти во всех кружках нашего столичного общества». Могила Петра Чаадаева

Он умер от воспаления легких, немного не дожив до 63 лет. Мемуарист Михаил Жихарев однажды спросил философа, почему он бегает от женщин, «как черт от ладана», а тот ответил:

«Узнаете после моей смерти».

Чаадаев велел похоронить себя возле любимых женщин – в Донском монастыре у могилы Авдотьи Норовой или в Покровском храме около Екатерины Левашовой. Философ нашел последний покой на Донском кладбище в Москве.

Цитаты

«Тщеславие порождает дурака, надменность – злобу».«Никто не считает себя вправе что-либо получить, не дав себе труда по крайней мере протянуть за этим руку. Одно есть исключение – счастье.

Считают совершенно естественным обладать счастьем, не сделав ничего для того, чтобы приобрести его, то есть чтобы его заслужить».

«Неверующий, на мой взгляд, уподобляется неуклюжему циркачу на канате, который, стоя на одной ноге, неловко ищет равновесие другой».«Прошлое уже нам не подвластно, но будущее зависит от нас».

Библиография

  • 1829-1831 – «Философические письма»
  • 1837 – «Апология сумасшедшего»

Источник: https://24smi.org/celebrity/27782-petr-chaadaev.html

Пётр Чаадаев – краткая биография, факты, личная жизнь

Кто такой петр чаадаев. Краткая биография П.Я. Чаадаева

Написанная Чаадаевым в ответ на обвинения в недостатке патриотизма «Апология сумасшедшего» (1837) осталась неопубликованной при жизни автора. В ней, говоря о России, Чаадаев утверждал, что «…мы призваны решить большую часть проблем социального порядка… ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество».

Отношение к истории

Чаадаев считал, что «обиходная» история не даёт ответов. «Обиходной» историей он называл эмпирически-описательный подход без нравственной ориентации и надлежащего смыслового исхода для человеческой деятельности.

Он считал, что такая история всего лишь перечисляет беспрестанно накапливающиеся события и факты, видя в них лишь «беспричинное и бессмысленное движение», бесконечные повторения в «жалкой комедии мира».

Подлинно философски осмысленная история должна «признать в ходе вещей план, намерение и разум», постигнуть человека как нравственное существо, изначально связанное многими нитями с «абсолютным разумом», «верховной идеей», «богом», «а отнюдь не существо обособленное и личное, ограниченное в данном моменте, то есть насекомое-поденка, в один и тот же день появляющееся на свет и умирающее, связанное с совокупностью всего одним только законом рождения и тления. Да, надо обнаружить то, чем действительно жив человеческий род: надо показать всем таинственную действительность, которая в глубине духовной природы и которая пока ещё усматривается при некотором особом озарении».

Своей задачей Чаадаев называл «изъяснение моральной личности отдельных народов и всего человечества», но по сути он занимался не исследованием судеб различных наций, а толкованием человеческой истории как единого связного текста. Г. В. Флоровский пишет, что главный и единственный принцип Чаадаева — есть «постулат христианской философии истории.

История есть для него созидание в мире Царствия Божия. Только через строительство этого Царствия и можно войти или включиться в историю» Смысл истории, таким образом, определяется Провидением, а руководящая и постоянно обнаруживающая себя идея истории — идея религиозного единения человечества, привнесенная в мир христианской религией и ею хранимая.

Древние цивилизации оказались обреченными именно потому, что воплощали идею «языческой разъединенности», то есть имели лишь материальный, земной интерес, а истинная духовность и мощный нравственный потенциал составляет прерогативу «таинственно единого» христианства, и поскольку только духовный интерес «беспределен по самой своей природе», одни лишь христианские народы «постоянно идут вперед».

Отношение к католицизму

По мнению Чаадаева, западно-европейские успехи в области культуры, науки, права, материального благополучия — являются прямыми и косвенными плодами католицизма как «политической религии».

Католическая церковь для Чаадаева выступает прямой и законной наследницей апостольской церкви. Именно она является единственным носителем соборного, кафолического начала. К православию он относится намного холоднее.

Чаадаев критиковал православие за его социальную пассивность и за то, что Православная церковь не выступала против крепостного права. Изоляционизму и государственничеству русского православия Чаадаев противопоставлял вселенскость и надгосударственный характер католичества.

Философ мечтал о том дне, когда все христианские исповедания воссоединятся вокруг папства, которое, по его мнению, является «постоянным видимым знаком» и центром единства мирового христианства.

Ознакомившись с произведением Чаадаева, император Николай I назвал его «смесью дерзкой бессмыслицы, достойной умалишённого», после чего Чаадаев был объявлен сумасшедшим.

Симпатии Чаадаева к католицизму как части тысячелетней европейской цивилизации оказали влияние на русских филокатоликов XIX века (так, иезуит князь Иван Гагарин утверждал, что принял католичество под его влиянием) и вызвали реакцию у его критиков и слухи о его собственном обращении в католичество (Денис Давыдов назвал его «маленьким аббатиком», Языков пишет о нём: «ты лобызаешь туфлю пап»).

При этом Чаадаев не отказывался от православия, которое признаёт первенство чести православных римских пап до раскола и готово вновь его признать после воссоединения церквей, всю жизнь оставался православным, регулярно исповедовался и причащался, перед смертью принял причастие у православного священника и был похоронен по православному обряду. Гершензон пишет, что Чаадаев совершил странную непоследовательность, не приняв католичества и формально не перейдя, так сказать, «в католическую веру», с соблюдением установленного ритуала.

В «Философических письмах» он объявил себя приверженцем ряда принципов католицизма, однако Герцен называл его мировоззрение «революционным католицизмом», поскольку Чаадаев вдохновлялся нереальной в ортодоксальном католицизме идеей — «сладкая вера в будущее счастье человечества», уповая на свершение земных чаяний народа как сверхразумного целого, преодолевающего эгоизм и индивидуализм как несообразные с всеобщим назначением человека быть двигателем Вселенной под руководством всевышнего разума и мировой воли. Чаадаев не интересовался темами греха, церковных таинств и т. п., сосредотачиваясь на христианстве как на умозрительной силе. В католичестве его привлекало соединение религии с политикой, наукой, общественными преобразованиями — «вдвинутость» этой конфессии в историю.

Оценка России

В 1-м письме историческая отсталость России, определившая её современное состояние, трактуется как негативный фактор.

О судьбе России он пишет:

…тусклое и мрачное существование, лишенное силы и энергии, которое ничто не оживляло, кроме злодеяний, ничто не смягчало, кроме рабства. Ни пленительных воспоминаний, ни грациозных образов в памяти народа, ни мощных поучений в его предании… Мы живем одним настоящим, в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя.

Толкование Чаадаевым в 1-м письме христианства как метода исторически прогрессирующего социального развития при абсолютном значении культуры и просвещения, власти идей, развитого правосознания, идей долга и т. п.

послужили ему основой для резкой критики современного положения дел в России и того хода истории, который привёл её к этому состоянию.

Он пишет, что выход православной церкви из «всемирного братства» во время Схизмы имел, по его мнению, для России самые тягостные последствия, поскольку громадный религиозный опыт, «великая мировая работа», за 18 веков проделанная умами Европы, не затронули России, которая была исключена из круга «благодетельного действия» Провидения из-за «слабости нашей веры или несовершенства наших догматов». Обособившись от католического Запада, «мы ошиблись насчёт настоящего духа религии», не восприняли «чисто историческую сторону», социально-преобразовательное начало, которое является внутренним свойством настоящего христианства, и поэтому мы «не собрали всех её плодов, хоть и подчинились её закону» (то есть плодов науки, культуры, цивилизации, благоустроенной жизни). «В нашей крови есть нечто, враждебное всякому истинному прогрессу», ибо мы стоим «в стороне от общего движения, где развивалась и формулировалась социальная идея христианства».

И тем не менее уже тогда он пишет, что уже одно географическое положение России между Западом и Востоком как бы предназначало её служить вместилищем двух великих начал — воображения и рассудка, то есть вместилищем истории всего мира.

Чаадаев делал вывод: должно произойти сближение России с Западом и воссоединение русской православной церкви, мистический дух которой должен быть при этом усвоен Западом, с католической церковью, строгую организацию которой он хотел использовать в России.

А в «Апологии сумасшедшего», говоря о России, утверждает, что «…мы призваны решить большую часть проблем социального порядка… ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество».

В определённый период жизни и творчества Чаадаева происходит заметное изменение в его концепции русской истории; резко критическое отношение к ней периода «Философических писем» сменяется характерной для 2-й половины 30-х — начала 40-х годов уверенностью в будущем России.

Особенности русской истории и русского духа, их неприобщенность к всемирно-историческому процессу — представляется ему теперь не недостатками, а преимуществами России, которые позволят ей быстро овладеть достоинствами и достичь уровня западно-европейской цивилизации, избежав при этом присущих ей пороков. Со 2-й пол. 40-х и в нач. 50-х гг.

вновь стали сильны и критические мотивы, однако теперь имеющие частные конкретные мишени и не носящие характера или подобия общего негативизма.

Изменилось и восприятие соотношения русской и западной культуры; недостатком или проблемой стало восприниматься недостаточное внимание к глубинным основам русской жизни, многие из которых оказались забыты и повреждены при соприкосновении с худшей западной цивилизацией, однако ж самые эти основы, из которых не подвергшейся слишком сильному забвению Чаадаеву видится только религия, виделись источником доблести и счастья как предков, так и будущего России. Чаадаев пишет уже в конце сороковых:

«…Меня повергает в изумление не то, что умы Европы под давлением неисчислимых потребностей и необузданных инстинктов не постигают этой столь простой вещи, а то, что вот мы, уверенные обладатели святой идеи, нам врученной, не можем в ней разобраться.

А, между тем, ведь мы уже порядочно времени этой идеей владеем.

Так почему же мы до сих пор не осознали нашего назначения в мире? Уж не заключается ли причина этого в том самом духе самоотречения, который вы справедливо отмечаете, как отличительную черту нашего национального характера? Я склоняюсь именно к этому мнению, и это и есть то, что, на мой взгляд, особенно важно по-настоящему осмыслить.…По милости небес мы принесли с собой лишь кое-какую внешность этой негодной цивилизации, одни только ничтожные произведения этой пагубной науки, самая цивилизация, наука в целом, остались нам чужды. Но все же мы достаточно познакомились со странами Европы, чтобы иметь возможность судить о глубоком различии между природой их общества и природой того, в котором мы живем. Размышляя об этом различии, мы должны были естественно возыметь высокое представление о наших собственных учреждениях, ещё глубже к ним привязаться, убедиться в их превосходстве…»

См. также:(1835) имея в виду заграничный поход русской армии в 1813—1814 гг: «…роковая страница нашей истории, написанная рукой Петра Великого, разорвана; мы, слава Богу, больше не принадлежим к Европе: итак, с этого дня наша вселенская миссия началась».

В культуре

К портрету Чаадаева

Он вышней волею небесРожден в оковах службы царской;Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,

А здесь он — офицер гусарской.

Александр Пушкин

  • П. Я. Чаадаев считается одним из возможных прототипов Александра Чацкого — главного героя пьесы А. С. Грибоедова «Горе от ума».

К фотографии кабинета Чаадаева, полученной от М.Жихарева

Одетый праздником, с осанкой важной, смелой,Когда являлся он пред публикою белойС умом блистательным своим,Смирялось все невольно перед ним!Друг Пушкина, любимый, задушевный,Всех знаменитостей тогдашних был он друг;Умом его беседы увлеченный,Кругом его умов теснился круг;И кто не жал ему с почтеньем руку?

Кто не хвалил его ума?

Фёдор Глинка

  • Песню «К портрету П. Я. Чаадаева» («Памяти П. Я. Чаадаева»), импровизацию на стихи Пушкина, написал бард В. Туриянский.

Произведения

  • Философические письма. — Казань: Тип. Д. М. Гран, 1906. на сайте Руниверс
  • LETTRES PHILOSOPHIQUES ADRESSÉES À UNE DAME. Первое философическое письмо на языке оригинала.

Издания

  • Заграничное издание избранных сочинений Чаадаева, предпринятое в 1862 году в Париже на французском языке Иваном Сергеевичем Гагариным.
  • Двухтомное издание сочинений под ред. М. Гершензона.
  • В 1935 году в «Литературном наследстве» были опубликованы пять ранее неизвестных и давно уже разыскиваемых исследователями «Философических писем» Чаадаева
  • Чаадаев П. Я. Полное собрание сочинений и избранные письма в 2-х тт. — М.: Наука, 1991.

    (Памятники философской мысли)

скрывал своё участие:

  • Записка А. Х. Бенкендорфу от имени И. В. Киреевского
  • Участие в создании книги И. И. Ястребцова «О системе наук, приличных в наше время детям, назначенным к образованнейшему классу общества».
  1. Философы
  2. Публицисты
  3. Мыслители

Александр Герценрусский публицист, писатель, философ, педагог Сергей Рубинштейнсоветский психолог и философ Лев Шестоврусский философ-экзистенциалист Александр Зиновьеврусский философ, писатель, социолог, публицист Александр Александровматематик, физик, философ, альпинист

Источник: https://worldofaphorism.ru/kratkie-biografii/pyotr-chaadaev

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий