Леонид андреев – петька на даче. Петька на даче. Леонид Андреев

Открытый урок литературы

Леонид андреев - петька на даче. Петька на даче. Леонид Андреев

Урок русской литературы на тему:

«Два мира в рассказе Леонида Андреева «Петька на даче»

(мир парикмахерской и мир дачи)

Цели урока:познакомить с судьбой ровесника, жившего 100 и бо­лее лет назад; научить по поступкам, словам и эмоциональным проявлениям делать выводы о характере героя.

Планируемые результаты:

Предметные: научатся высказывать предположения о характере Петьки; подтверждать суж­дения цитатами из текста; получат возможность научиться ориентироваться в тексте (находить, зачитывать нужные фрагменты из текста).

Метапредметные универсальные учебные действия (УУД):

Регулятивные: контролируют свои действия; оценивают работу на уроке.

Познавательные: строят устные высказывания с учетом учебной задачи.

Коммуникативные: выражают свое мнение о проблемах и явлениях жизни, отраженных в литературе.

Личностные: проявляют интерес к миру чувств и мыслей человека, отраженных в литературе.

Ход урока:

I. Организационный момент.

Актуализация знаний.

1 слайд

Вкруговороте грозном и великом,

Рассчитанном на долгие века,

Жизнь кажется порой

Лишь кратким мигом,

Коротким дуновеньем ветерка.

И. Абашидзе

Почему поэт называет жизнь коротким мигом?

– С чем он сравнивает жизнь?

– Кажется ли вам такое сравнение удачным, точным?

(Свободные высказывания учащихся.)

2 слайд

Но иногда на вечность жизнь похожа:

Ты долго шел, И вот идешь опять,

И все живешь, тревожась и тревожа,

И начинаешь снова начинать.

И. Абашидзе

– Когда жизнь похожа на вечность?

– Как вы считаете, ваша жизнь-миг или вечность? Объясните. (Свободные высказывания уча­щихся.)

3 слайд

Прочитайте название главы.

– Что должны выяснить? (Насколько мы похожи на наших ровесников, живших задолго до нас.)

– А зачем нам знать о своих ровесниках тех давних лет?

(история Родины)

II. Объявление темы и постановка целей урока.

– Сегодня начинаем читать произведения, которые познакомят с жизнью ваших ровесников, живших 100 и более лет назад.

– Прочитайте разговор ребят. ( Перед рассказом)

– Предположите, как жилось вашим ровесникам 100 лет назад?

4 слайд

– Прочитайте имя автора и название рассказа.

(Л. Андреев «Петька на даче».)

ДОСКА ТЕМА

5 слайд

– Сообщение об авторе Наклейщиков А.

6 слайд

– Кто из вас бывал на даче?

– Расскажите о своих впечатлениях.

– Кто хотел бы жить на даче все время, всю жизнь?

– Почему?

– Для кого возвращение с дачи радостное событие? Почему у вас не возникает чувства безыс­ходности, тоски по даче?

(Хочется поскорее вернуться в свой родной дом к родителям, друзьям, привычным вещам. Ждут новые открытия на уроках и т. п.)

– Давайте подведем итог, какова цель урока?

(познакомиться с судьбой ровесника, жившего 100 и бо­лее лет назад.

ДОСКА цель

– Что для этого необходимо сделать (задачи)

ДОСКА ЗАДАЧИ

1) Узнать об авторе

2) Прочитать рассказ

3) Проанализировать чувства и поступки героя

4) Познакомиться с новыми словами

– Давайте вспомним критерии оценки своей работы (стенд)

– Раз вы будете знакомиться с произведениями о ровесниках, живших более 100 лет назад можно ли предположить, что там встретятся непонятные для вас слова? (да)

– давайте попробуем найти некоторые из них в словаре Ожегова (работа в парах)

– Вспомните правила работы в группе

(зачитайте объяснение слов. Вывесить на доску)

– теперь вы готовы к работе с самим произведением!

Словарно-лексическая работа. Доска

Работа в парах.

1 пара

Подмастерье – помощник, подручный мастера-ремесленника.

Окорначенный – слишком коротко, неровно обрезанный, остриженный.

2 пара

Распущенный – 1) недисциплинированный, своевольный; 2) развратный, безнравственный.

Дремота – полусон, состояние, при котором хочется спать и невольно закрываются глаза.

3 пара

Пристойный – отвечающий правилам приличия.

III. Освоение нового материала.

Первичное чтение.

Учащиеся читают по цепочке первую часть рассказа.

Физкультминутка

Я буду называть слова. Если слово вызовет приятное, хорошее чувство – прыгаем и хлопаем в ладоши. Если плохое, отрицательное – присядем.

– Свежий, усталый, ясный, мрачный, добрый, темный, вежливый, чистый, грустный, прозрачный, грубый, тоскливый, счастливый.

Беседа по содержанию.

(Жизнь в городе)

7 слайд

– Кто главный герой рассказа?

8 слайд

– Что узнали о нем?

– Ответьте на вопросы учебника после перво­го отрывка.

(Петька вызывает жалость потому, что его «дни тянулись удивительно однооб­разно и похоже один на другой», потому, что над ним «и утром, и вечером, и весь божий день…висел один и тот же отрывистый крик: „Мальчик, воды!”, потому что он должен выполнять одну и ту лее работу, которая никак не связана с освоением парикмахерского искусства.

Петь­ка вызывает жалость не потому, что его замучили тяжелой физической работой или у него нет возможности выспаться. Напротив: «Петька спал много», но ему все время хотелось спать от смутного ощущения бесцветности и однообразия жизни.

Достаточно вспомнить, на что каждый раз натыкался его взгляд в парикмахерской – на одни и те же зеркала, одно из которых было с трещиной, а другое — кривое и потешное. Петька равнодушно ел далее сла­дости, принесенные ему матерью, – так велика была его апатия, так бессмысленно существо­вание.

У Петьки до его поездки на дачу не было никакого жизненного стимула, не было ни одно­го яркого и свежего впечатления. После возвращения с дачи Петька вызывает жалость уже по другим основаниям.

Теперь он знает о том, что есть на земле место, где красиво и просто­рно, где вольно дышится, где молено посвящать день разнообразным впечатлениям и настоя­щим детским играм и забавам, где можно полноценно общаться со своим сверстником, – но он лишен всего этого в силу неумолимых жизненных обстоятельств: надо помогать матери и при­обретать какую-то специальность, чтобы зарабатывать на кусок хлеба, то есть приходится очень рано взрослеть и терпеть все унижения, связанные с бесправным положением подростка.)

Вывод: нравственное, духовное унижение человека не менее страшно, чем физическое.

Чтение второго отрывка.

(Про себя)

Словарно-лексическая работа. Доска

1 пара

Сутолока – беспорядочное движение, хождение; давка.

Оторопелый – пришедший в сильное замешательство, растерявшийся.

2 пара

Конфуз – состояние смущения, неловкости.

Бесцеремонно – беззастенчиво и развязно, выходя за границы вежливости.

3 пара

– Объясните высказывание

Дел по горло – очень много работы, дел.

Беседа по содержанию. (Жизнь на даче)

– Мы постараемся сравнить два мира: живой, мир дачи, и мертвый, мир парикмахерской.

– Представьте мир города (парикмахерскую, окрестный квартал, работников и посетителей парик­махерской, жителей города).

– Автор рисует нам пропитанную скучным запахом дешевых духов парикмахерскую, ее вид дополняют детали.

– Каков городской пейзаж?

(Городской пейзаж мрачен. «Деревья бульвара, серые от пыли, неподвижно млели под горячим, безжалостным солнцем и давали такую же сырую, неохлаж­дающую тень…

» Квартал заполнен домами дешевого разврата, которые придают местности «особый характер чего-то грязного, беспорядочного и тревожного». Главные события пьянки и драки.

Жители квартала грязно и странно одеты, у них равнодуиише, злые или распущенные, с печатью утомления и пренебрежения к окружающим лица, они говорят хриплыми, резкими голосами, бранятся.)

– Опишите Петьку в городе.

(Автор рисует маленькую, худую, сгорбившуюся в углу на стуле фигуру, на нестриженой голове нехорошие струпья, вызывающие брезгливость даже у нетре­бовательных посетителей. «…Глаза всегда сонные, рот полуоткрытый и грязные-прегрязные руки и шея.

Около глаз и под носом у него прорезались тоненькие морщинки, точно проведенные острой иглой, и делали его похожим на состарившегося карлика». Петька не жил, а существовал, равно­душие и апатия характеризовали его, э/сизнъ он воспринимал как длинный неприятный сон.

)

– Какие чувства вызывает у вас похожий на старичка мальчик?

(Ответы учащихся.)

– Какое сложилось у Петьки представление о хорошей жизни?

(Петька завидовал «умному и бесстрашному» Николке, который пил, курил, сквернословил, знал много грязных историй.)

– Каким мы представляем будущее Петьки, отталкиваясь от материала первой части?

(Жизнь мальчика беспросветна, ему не вырваться из грязного и циничного существования города, он «думал, что когда-нибудь и он будет такой же».)

– Прочитайте первый вопрос после второго отрывка и рекомендации Евдокии Васильевны. Что вы об этом думаете?

(Вокзал воспринят Петъкиными глазами. Так, густые и сердитые гудки (свистки) паровозов напоминают ему сердитый голос Осипа Абрамовича, а тоненькие и визгли­вые свистки кажутся ему похожими на голос больной жены хозяина. Картины, разворачиваю­щиеся в окнах поезда, также увидены Петъкиными глазами: лес кажется ему травкой, а белые облачка ангелочками.)

– Автор, с сочувствием наблюдая за поведением мальчика в поезде, пишет о том, как Петька с доверчивостью клал «плохо отмытую ручонку на плечи и колени незнакомых пассажиров»; ав­тор отмечает, как быстро исчезли морщинки с Петькиного лица.

– Найдите и прочитайте описание Петьки в вагоне.

(Петька, прилипнув к окну и изредка пере­бегая на противоположную сторону вагона, жадно разглядывает все подробности.)

– И вот, наконец, дача. Прочитайте, как чувствовал себя Петька на даче первые два дня.

(Бо­гатство и сила новых впечатлений смяли его маленькую и робкую душонку; он чувствовал себя слабым и беспомощным перед лицом природы; он боялся леса; хотел приласкать, как сестер, зеленые полянки.)

Вывод:

на даче на Петьку обрушивается огромный новый мир – мир природы, в котором мальчик все воспринимал как «живое, чувствующее и имеющее волю».

– Чем занимался Петька на даче?

(Через два дня достигнуто полное соглашение с природой. Надо было пять раз выкупаться, вырезать удочку, выкопать червей. Сделаны маленькие от­крытия: бегать босиком в тысячу раз приятнее, чем в сапогах. Занятных мальчишеских дел у Петьки оказалось невпроворот, даже некогда было тратить время на еду.)

– Как изменилась Петькина жизнь и сам Петька?

(Постоянная занятость, пришедшая на смену прежнему дремотному состоянию, благотворно повлияла: он «изумительно помоло­дел» и забыл, что на свете существует парикмахерская Осипа Абрамовича.)

Выборочное чтение по вопросам учебника.

– Найдите, что говорит о внешнем виде Петьки мать, в чем она видит причину хорошего са­мочувствия сына.

– Поразмышляйте, мать знала о переживаниях сына, его ярких впечатлениях? (Нет, он не рас­сказывал матери ничего, он все хотел узнать сам у грозного леса и тихой реки.)

IV. Закрепление пройденного.

– Проведите сравнительный анализ описания внешности Петьки в городе и на даче.

(В городе он худел, на голове пошли нехорошие струпья; на даче глаза перестали казаться сонными, мор­щинки пропали.)

V. Итог урока.

9 слайд

(план)

– Обратимся к нашему плану работы.

– Что мы успели выполнить? Но мы не закончили работу.

– Вы хотите узнать о жизни Пети?

10 слайд

Жизнь полюбил и объяснился с нею

Всегда без недомолвок – напрямик.

Миг или вечность? Вечность или миг?

И. Абашидзе

Что для Петьки было кратким мигом?

– А что вечностью?
– Мы продолжим работу над рассказом на следующем уроке.

Домашнее задание:

прочитать рассказ до конца, подумать, как меняются Петька, его харак­тер и отношение к окружающему миру.

По желанию, может кто-то захочет нарисовать рисунок к прочитанному.

Самооценка и оценка.

1). Оцените свою работу на листе самооценки

2). Оцените свою работу по критериям оценки (Я работал …хорошо, удовлетворительно, отлично) почему?

3). Оцените работу товарищей.

4). Выскажите свое мнение об уроке опираясь на начало высказывания: Я узнал…, я научился…, я могу…

Источник: https://infourok.ru/otkrytyy_urok_literatury_leonid_andreev._petka_na_dache-481217.htm

Леонид Андреев – Петька на даче

Леонид андреев - петька на даче. Петька на даче. Леонид Андреев
prose_rus_classic Леонид Николаевич Андреев baf3118d-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Петька на даче

В 10–11 лет круг чтения детей значительно расширяется. Для того чтобы обеспечить вашего ребенка всей необходимой литературой, мы создали серию книг для школьников, которая включает в себя все литературные произведения, изучаемые в 5 классе.

В этой сери вы найдете базовые произведения школьной программы, как обязательные для изучения, так и рекомендованные для самостоятельного прочтения, а также произведения, которые школьники проходят на уроках внеклассного чтения. Книги серии объединяют материал нескольких основных учебных программ для 5 класса средней школы.

1899 ru glassy Tibioka Tools, Editor v2.0 2005-10-03 http://www.leonidandreev.ru/ http://fictionbook.ru A7C24B7A-9930-4D04-A01F-BE9704630864 1.2

version 1.1 — правка документа — Tibioka

Леонид Андреев

Петька на даче

Осип Абрамович, парикмахер, поправил на груди посетителя грязную простынку, заткнул ее пальцами за ворот и крикнул отрывисто и резко:

— Мальчик, воды!

Посетитель, рассматривавший в зеркало свою физиономию с тою обостренною внимательностью и интересом, какие являются только в парикмахерской, замечал, что у него на подбородке прибавился еще один угорь, и с неудовольствием отводил глаза, попадавшие прямо на худую, маленькую ручонку, которая откуда-то со стороны протягивалась к подзеркальнику и ставила жестянку с горячей водой.

Когда он поднимал глаза выше, то видел отражение парикмахера, странное и как будто косое, и подмечал быстрый и грозный взгляд, который тот бросал вниз на чью-то голову, и безмолвное движение его губ от неслышного, но выразительного шепота.

Если его брил не сам хозяин Осип Абрамович, а кто-нибудь из подмастерьев, Прокопий или Михайла, то шепот становился громким и принимал форму неопределенной угрозы:

— Вот погоди!

Это значило, что мальчик недостаточно быстро подал воду и его ждет наказание. «Так их и следует», — думал посетитель, кривя голову набок и созерцая у самого своего носа большую потную руку, у которой три пальца были оттопырены, а два другие, липкие и пахучие, нежно прикасались к щеке и подбородку, пока туповатая бритва с неприятным скрипом снимала мыльную пену и жесткую щетину бороды.

В этой парикмахерской, пропитанной скучным запахом дешевых духов, полной надоедливых мух и грязи, посетитель был нетребовательный: швейцары, приказчики, иногда мелкие служащие или рабочие, часто аляповато-красивые, но подозрительные молодцы, с румяными щеками, тоненькими усиками и наглыми маслянистыми глазками. Невдалеке находился квартал, заполненный домами дешевого разврата. Они господствовали над этою местностью и придавали ей особый характер чего-то грязного, беспорядочного и тревожного.

Мальчик, на которого чаще всего кричали, назывался Петькой и был самым маленьким из всех служащих в заведении. Другой мальчик, Николка, насчитывал от роду тремя годами больше и скоро должен был перейти в подмастерья.

Уже и теперь, когда в парикмахерскую заглядывал посетитель попроще, а подмастерья, в отсутствие хозяина, ленились работать, они посылали Николку стричь и смеялись, что ему приходится подниматься на цыпочки, чтобы видеть волосатый затылок дюжего дворника.

Иногда посетитель обижался за испорченные волосы и поднимал крик, тогда и подмастерья кричали на Николку, но не всерьез, а только для удовольствия окорначенного простака.

Но такие случаи бывали редко, и Николка важничал и держался, как большой: курил папиросы, сплевывал через зубы, ругался скверными словами и даже хвастался Петьке, что пил водку, но, вероятно, врал. Вместе с подмастерьями он бегал на соседнюю улицу посмотреть на крупную драку, и когда возвращался оттуда, счастливый и смеющийся, Осип Абрамович давал ему две пощечины: по одной на каждую щеку.

https://www.youtube.com/watch?v=T8KxMhIs5n4

Петьке было десять лет; он не курил, не пил водки и не ругался, хотя знал очень много скверных слов, и во всех этих отношениях завидовал товарищу.

Когда не было посетителей и Прокопий, проводивший где-то бессонные ночи и днем спотыкавшийся от желания спать, приваливался в темном углу за перегородкой, а Михаила читал «Московский листок» и среди описания краж и грабежей искал знакомого имени кого-нибудь из обычных посетителей, — Петька и Николка беседовали. Последний всегда становился добрее, оставаясь вдвоем, и объяснял «мальчику», что значит стричь под польку, бобриком или с пробором.

Иногда они садились на окно, рядом с восковым бюстом женщины, у которой были розовые щеки, стеклянные удивленные глаза и редкие прямые ресницы, — и смотрели на бульвар, где жизнь начиналась с раннего утра. Деревья бульвара, серые от пыли, неподвижно млели под горячим, безжалостным солнцем и давали такую же серую, неохлаждающую тень.

На всех скамейках сидели мужчины и женщины, грязно и странно одетые, без платков и шапок, как будто они тут и жили и у них не было другого дома. Были лица равнодушные, злые или распущенные, но на всех на них лежала печать крайнего утомления и пренебрежения к окружающему.

Часто чья-нибудь лохматая голова бессильно клонилась на плечо, и тело невольно искало простора для сна, как у третьеклассного пассажира, проехавшего тысячи верст без отдыха, но лечь было негде. По дорожкам расхаживал с палкой ярко-синий сторож и смотрел, чтобы кто-нибудь не развалился на скамейке или не бросился на траву, порыжевшую от солнца, но такую мягкую, такую прохладную.

Женщины, всегда одетые более чисто, даже с намеком на моду, были все как будто на одно лицо и одного возраста, хотя иногда попадались совсем старые или молоденькие, почти дети. Все они говорили хриплыми, резкими голосами, бранились, обнимали мужчин так просто, как будто были на бульваре совсем одни, иногда тут же пили водку и закусывали.

Случалось, пьяный мужчина бил такую же пьяную женщину; она падала, поднималась и снова падала; но никто не вступался за нее. Зубы весело скалились, лица становились осмысленнее и живее, около дерущихся собиралась толпа; но когда приближался ярко-синий сторож, все лениво разбредались по своим местам.

И только побитая женщина плакала и бессмысленно ругалась; ее растрепанные волосы волочились по песку, а полуобнаженное тело, грязное и желтое при дневном свете, цинично и жалко выставлялось наружу. Ее усаживали на дно извозчичьей пролетки и везли, и свесившаяся голова ее болталась, как у мертвой.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/125278-leonid-andreev-petka-na-dache.html

Петька на даче

Леонид андреев - петька на даче. Петька на даче. Леонид Андреев

Парикмахерская Осипа Абрамовича, в которой жил и работал Петька, располагалась возле квартала, заполненного «домами дешёвого разврата». В грязном, полном мух и запаха дешёвых духов помещении стригся нетребовательный народ — швейцары, дворники, приказчики, рабочие и «аляповато-красивые, но подозрительные молодцы».

Петька был самым младшим работником, он убирал помещение и подавал горячую воду. Ещё один мальчик, Николка, был тремя годами старше. Он считался учеником, ругался, курил папиросы и очень важничал. Десятилетний Петька не курил, не ругался и завидовал товарищу. Оставаясь с Петькой наедине, Николка становился добрее и объяснял приятелю, «что значит стричь под польку, бобриком или с пробором».

Продолжение после рекламы:

Иногда приятели садились у окна, «рядом с восковым бюстом женщины» и смотрели на жаркий, пыльный бульвар, все скамейки которого были заняты полуодетыми мужчинами и женщинами с утомлёнными, злыми и распущенными лицами. По бульвару расхаживал «ярко-синий сторож» с палкой и следил, чтобы никто не вздумал улечься на скамью или прохладную травку.

Женщины ‹…› говорили хриплыми, резкими голосами, бранились, обнимали мужчин так просто, как будто были на бульваре совсем одни, иногда тут же пили водку и закусывали.

Порой пьяный мужчина бил пьяную женщину. За неё никто не заступался, напротив, толпа собиралась посмотреть на драку. Потом являлся сторож, разнимал дерущихся, и избитую женщину куда-то увозили.

Николка знал многих женщин и рассказывал о них грязные истории. Петька изумлялся его уму и бесстрашию и думал, что он станет таким же. Но пока Петьке очень «хотелось куда-нибудь в другое место».

Брифли существует благодаря рекламе:

Так грязно и однообразно тянулись Петькины дни. Мальчик много спал, но не высыпался. Иногда он не слышал приказов Осипа Абрамовича или путал их. Отдыха не было — парикмахерская работала и по выходным, и по праздникам. Петька стал худеньким и сгорбленным, на его сонном лице «прорезались тоненькие морщинки», превращавшие его в состарившегося карлика.

Когда Петьку навещала мать, толстая кухарка Надежда, он просил забрать его из парикмахерской, но потом забывал о своей просьбе и равнодушно прощался с ней. Надежда с огорчением думала, что её единственный сын — дурачок.

Однажды тусклая Петькина жизнь изменилась — мать уговорила Осипа Абрамовича отпустить сына на дачу в Царицыно, куда на лето переезжали её господа. Даже Николка позавидовал Петьке, ведь у него не было матери, и он никогда не был на даче.

Суматошный, наполненный людьми и звуками вокзал ошеломил Петьку. Они с матерью сели в вагон дачного поезда, и мальчик прилип к окну. Вся Петькина сонливость куда-то делась. Он никогда не был за городом, «всё здесь для него было поразительно, ново и странно» — и удивительно огромный мир, и высокое ясное небо.

Продолжение после рекламы:

Петька бегал от окна к окну, что не нравилось зевающему господину с газетой. Надежда хотела сказать ему, что парикмахер, у которого уже три года живёт её сын, обещал сделать из Петьки человека, и тогда он станет её опорой в старости. Но посмотрев на недовольное лицо господина, кухарка промолчала.

Первые дачные впечатления хлынули на Петьку со всех сторон и «смяли его маленькую и робкую душонку».

Этот современный дикарь, выхваченный из каменных объятий городских громад, чувствовал себя слабым и беспомощным перед лицом природы. Всё здесь было для него живым, чувствующим и имеющим волю.

Петька боялся тёмного, задумчивого и страшного леса, но ему нравились яркие зелёные полянки и бездонное небо.

Несколько дней он «степенно, как старик» гулял по лесной опушке и валялся в густой траве, после чего «вступил в полное соглашение с природой».

Освоиться Петьке помог гимназист Митя, который «бесцеремонно вступил с ним в беседу и удивительно скоро сошёлся». Неистощимый на выдумки Митя научил Петьку рыбачить и купаться, водил его исследовать развалины дворца. Постепенно Петька забыл о парикмахерской, начал ходить босиком, посвежел, и с его лица пропали старческие морщинки.

Брифли существует благодаря рекламе:

На исходе недели барин привёз из города письмо для Надежды — Осип Абрамович требовал, чтобы Петька вернулся.

Сначала мальчик не понял, зачем и куда ему надо ехать, ведь «другое место, куда ему всегда хотелось уйти, уже найдено» и у него здесь было столько замечательных дел.

Но вскоре он понял, что новая удочка — это мираж, а Осип Абрамович — непреложный факт, и «не просто заплакал, как плачут городские дети, худые и истощённые, — он закричал громче самого горластого мужика и начал кататься по земле, как те пьяные женщины на бульваре».

Постепенно Петька успокоился, и барин, собираясь на вечер танцев, сказал жене, что «детское горе непродолжительно», и «есть люди, которым живётся хуже».

Утром Петька снова ехал в поезде, но уже не смотрел в окна, а сидел тихо, благонравно сложив ручонки на коленях.

Толкаясь среди торопившихся пассажиров, они вышли на грохочущую улицу, и большой жадный город равнодушно поглотил свою маленькую жертву.

На прощание Петька попросил у матери спрятать его новую удочку — он ещё надеялся вернуться.

Петька остался в грязной, душной парикмахерской и ему снова приказывали: «Мальчик, воды!». По вечерам он шёпотом рассказывал Николке «о даче, и говорил о том, чего не бывает, чего никто не видел никогда и не слышал», и приятель не по-детски грубо, энергично и непонятно ругался: «Вот черти! Чтоб им повылазило!».

А на бульваре пьяный мужчина бил пьяную женщину.

Источник: https://briefly.ru/andreev/petka_na_dache/

Читать

Леонид андреев - петька на даче. Петька на даче. Леонид Андреев

Леонид Андреев

Петька на даче 

Осип Абрамович, парикмахер, поправил на груди посетителя грязную простынку, заткнул ее пальцами за ворот и крикнул отрывисто и резко:

– Мальчик, воды!

Посетитель, рассматривавший в зеркало свою физиономию с тою обостренною внимательностью и интересом, какие являются только в парикмахерской, замечал, что у него на подбородке прибавился еще один угорь, и с неудовольствием отводил глаза, попадавшие прямо на худую, маленькую ручонку, которая откуда-то со стороны протягивалась к подзеркальнику и ставила жестянку с горячей водой.

Когда он поднимал глаза выше, то видел отражение парикмахера, странное и как будто косое, и подмечал быстрый и грозный взгляд, который тот бросал вниз на чью-то голову, и безмолвное движение его губ от неслышного, но выразительного шепота.

Если его брил не сам хозяин Осип Абрамович, а кто-нибудь из подмастерьев, Прокопий или Михайла, то шепот становился громким и принимал форму неопределенной угрозы:

– Вот погоди!

Это значило, что мальчик недостаточно быстро подал воду и его ждет наказание. «Так их и следует», – думал посетитель, кривя голову набок и созерцая у самого своего носа большую потную руку, у которой три пальца были оттопырены, а два другие, липкие и пахучие, нежно прикасались к щеке и подбородку, пока туповатая бритва с неприятным скрипом снимала мыльную пену и жесткую щетину бороды.

В этой парикмахерской, пропитанной скучным запахом дешевых духов, полной надоедливых мух и грязи, посетитель был нетребовательный: швейцары, приказчики, иногда мелкие служащие или рабочие, часто аляповато-красивые, но подозрительные молодцы, с румяными щеками, тоненькими усиками и наглыми маслянистыми глазками. Невдалеке находился квартал, заполненный домами дешевого разврата. Они господствовали над этою местностью и придавали ей особый характер чего-то грязного, беспорядочного и тревожного.

Мальчик, на которого чаще всего кричали, назывался Петькой и был самым маленьким из всех служащих в заведении. Другой мальчик, Николка, насчитывал от роду тремя годами больше и скоро должен был перейти в подмастерья.

Уже и теперь, когда в парикмахерскую заглядывал посетитель попроще, а подмастерья, в отсутствие хозяина, ленились работать, они посылали Николку стричь и смеялись, что ему приходится подниматься на цыпочки, чтобы видеть волосатый затылок дюжего дворника.

Иногда посетитель обижался за испорченные волосы и поднимал крик, тогда и подмастерья кричали на Николку, но не всерьез, а только для удовольствия окорначенного простака.

Но такие случаи бывали редко, и Николка важничал и держался, как большой: курил папиросы, сплевывал через зубы, ругался скверными словами и даже хвастался Петьке, что пил водку, но, вероятно, врал. Вместе с подмастерьями он бегал на соседнюю улицу посмотреть на крупную драку, и когда возвращался оттуда, счастливый и смеющийся, Осип Абрамович давал ему две пощечины: по одной на каждую щеку.

https://www.youtube.com/watch?v=T8KxMhIs5n4

Петьке было десять лет; он не курил, не пил водки и не ругался, хотя знал очень много скверных слов, и во всех этих отношениях завидовал товарищу.

Когда не было посетителей и Прокопий, проводивший где-то бессонные ночи и днем спотыкавшийся от желания спать, приваливался в темном углу за перегородкой, а Михаила читал «Московский листок» и среди описания краж и грабежей искал знакомого имени кого-нибудь из обычных посетителей, – Петька и Николка беседовали. Последний всегда становился добрее, оставаясь вдвоем, и объяснял «мальчику», что значит стричь под польку, бобриком или с пробором.

Иногда они садились на окно, рядом с восковым бюстом женщины, у которой были розовые щеки, стеклянные удивленные глаза и редкие прямые ресницы, – и смотрели на бульвар, где жизнь начиналась с раннего утра. Деревья бульвара, серые от пыли, неподвижно млели под горячим, безжалостным солнцем и давали такую же серую, неохлаждающую тень.

На всех скамейках сидели мужчины и женщины, грязно и странно одетые, без платков и шапок, как будто они тут и жили и у них не было другого дома. Были лица равнодушные, злые или распущенные, но на всех на них лежала печать крайнего утомления и пренебрежения к окружающему.

Часто чья-нибудь лохматая голова бессильно клонилась на плечо, и тело невольно искало простора для сна, как у третьеклассного пассажира, проехавшего тысячи верст без отдыха, но лечь было негде. По дорожкам расхаживал с палкой ярко-синий сторож и смотрел, чтобы кто-нибудь не развалился на скамейке или не бросился на траву, порыжевшую от солнца, но такую мягкую, такую прохладную.

Женщины, всегда одетые более чисто, даже с намеком на моду, были все как будто на одно лицо и одного возраста, хотя иногда попадались совсем старые или молоденькие, почти дети. Все они говорили хриплыми, резкими голосами, бранились, обнимали мужчин так просто, как будто были на бульваре совсем одни, иногда тут же пили водку и закусывали.

Случалось, пьяный мужчина бил такую же пьяную женщину; она падала, поднималась и снова падала; но никто не вступался за нее. Зубы весело скалились, лица становились осмысленнее и живее, около дерущихся собиралась толпа; но когда приближался ярко-синий сторож, все лениво разбредались по своим местам.

И только побитая женщина плакала и бессмысленно ругалась; ее растрепанные волосы волочились по песку, а полуобнаженное тело, грязное и желтое при дневном свете, цинично и жалко выставлялось наружу. Ее усаживали на дно извозчичьей пролетки и везли, и свесившаяся голова ее болталась, как у мертвой.

Николка знал по именам многих женщин и мужчин, рассказывал о них Петьке грязные истории и смеялся, скаля острые зубы. А Петька изумлялся тому, какой он умный и бесстрашный, и думал, что когда-нибудь и он будет такой же. Но пока ему хотелось бы куда-нибудь в другое место… Очень хотелось бы.

Петькины дни тянулись удивительно однообразно и похоже один на другой, как два родные брата. И зимою и летом он видел все те же зеркала, из которых одно было с трещиной, а другое было кривое и потешное.

На запятнанной стене висела одна и та же картина, изображавшая двух голых женщин на берегу моря, и только их розовые тела становились все пестрее от мушиных следов, да увеличивалась черная копоть над тем местом, где зимою чуть ли не весь день горела керосиновая лампа-молния.

И утром, и вечером, и весь божий день над Петькой висел один и тот же отрывистый крик: «Мальчик, воды», – и он все подавал ее, все подавал. Праздников не было.

По воскресеньям, когда улицу переставали освещать окна магазинов и лавок, парикмахерская до поздней ночи бросала на мостовую яркий сноп света, и прохожий видел маленькую, худую фигурку, сгорбившуюся в углу на своем стуле, и погруженную не то в думы, не то в тяжелую дремоту.

Петька спал много, но ему почему-то все хотелось спать, и часто казалось, что все вокруг него не правда, а длинный неприятный сон. Он часто разливал воду или не слыхал резкого крика: «Мальчик, воды», – и все худел, а на стриженой голове у него пошли нехорошие струпья. Даже нетребовательные посетители с брезгливостью смотрели на этого худенького, веснушчатого мальчика, у которого глаза всегда сонные, рот полуоткрытый и грязные-прегрязные руки и шея. Около глаз и под носом у него прорезались тоненькие морщинки, точно проведенные острой иглой, и делали его похожим на состарившегося карлика.

Петька не знал, скучно ему или весело, но ему хотелось в другое место, о котором он ничего не мог сказать, где оно и какое оно.

Когда его навещала мать, кухарка Надежда, он лениво ел принесенные сласти, не жаловался и только просил взять его отсюда.

Но затем он забывал о своей просьбе, равнодушно прощался с матерью и не спрашивал, когда она придет опять. А Надежда с горем думала, что у нее один сын – и тот дурачок.

Много ли, мало ли жил Петька таким образом, он не знал. Но вот однажды в обед приехала мать, поговорила с Осипом Абрамовичем и сказала, что его, Петьку, отпускают на дачу, в Царицыно, где живут ее господа.

Сперва Петька не понял, потом лицо его покрылось тонкими морщинками от тихого смеха, и он начал торопить Надежду. Той нужно было, ради пристойности, поговорить с Осипом Абрамовичем о здоровье его жены, а Петька тихонько толкал ее к двери и дергал за руку.

Он не знал, что такое дача, но полагал, что она есть то самое место, куда он так стремился. И он эгоистично позабыл о Николке, который, заложив руки в карманы, стоял тут же и старался с обычною дерзостью смотреть на Надежду.

Но в глазах его вместо дерзости светилась глубокая тоска: у него совсем не было матери, и он в этот момент был бы не прочь даже от такой, как эта толстая Надежда. Дело в том, что и он никогда не был на даче.

Источник: http://litmir.co/br/?b=1682

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий