Разговор христа с самарянкой. Беседа христа с самарянкой. Пребывание Иисуса в Самарии

Беседа Господа с самарянкой

Разговор христа с самарянкой. Беседа христа с самарянкой. Пребывание Иисуса в Самарии
Отшествие Иисуса в Галилею
Успешная проповедь Иоанна и его нелицеприятные речи раздражали начальников народа; теперь же до них дошёл слух, что появился новый Учитель, обретающий ещё больше последователей. Синедрион обеспокоился и направил своих людей, которые стали неотступно следить за Иисусом.

Видя нарастающую неприязнь синедриона и зная, что Иоанн заключён в темницу, Спаситель в начале 28 г. решил покинуть пределы Иудеи и идти в Галилею.

Как Бог Иисус, несомненно, нашёл бы способ избежать любых козней врагов, но, приняв на Себя тяготы жизни грешного человека и его немощную плоть, Иисус смирялся и действовал по-человечески, не устраняя трудностей Своей Божественной силой.

Наиболее короткий путь в Галилею лежал через Самарию, земли которой некогда принадлежали коленам Ефрема, Манассии и Дана, практически исчезнувшим в ассирийском плену. Со времён возвращения из вавилонского плена, когда иудеи не допустили полуязычников самарян к участию в возрождении Иерусалимского храма, между ними и самарянами не прекращалась вражда.

Иудеи старались обходить Самарию стороной, гнушаясь даже бесед с самарянами, те же демонстративно не посещали Иерусалимский храм.

Направляясь в Галилею через Самарию, Иисус собирался положить там начало евангельской проповеди, а чтобы никто из фарисеев не мог сказать, что Он оставил народ Божий и перешёл к нечистым язычникам, намеревался посетить самарян, не задерживаясь у них надолго.

Добрая самаритянка. К.Г. Блох,  XIX век
Беседа Господа с самарянкой
Проходя через Самарию, Иисус остановился с учениками для отдыха близ города Сихарь (древний Сихем) у колодца, вырытого, по преданию, ветхозаветным патриархом Иаковом. Было время полуденного зноя, ученики вызвались сходить в город за пищей, а Иисус остался у колодца, погрузившись в думы. Между тем к колодцу подошла женщина, чтобы набрать воды. Сердцеведец, зная о её готовности воспринять истины Евангелия, начал беседу с образа родниковой воды, близкого ее пониманию, и постепенно привел самарянку к спасительной вере.  Иисус сказал самарянке: «Дай Мне пить». Узнав в нем иудея по выговору или по одеянию (на одеждах самарян обычно были голубые кисти, на одеждах иудеев — белые; самаряне не могли чётко произнести звук «с»), женщина простодушно спросила: «Как ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки?» Господь же стал направлять её ум к высшему разумению о Себе: «Если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую». Под даром Божиим Христос разумел благодать Святого Духа, которую намеревался ниспослать верующим в Него после Своего Воскресения и отчасти уже получаемую Его последователями. Самарянка, ещё не понимая слов Иисуса, подумала, что Он говорит о свежей ключевой воде, наполнявшей колодец, и была в недоумении, как же Он достанет из глубокого колодца воду без почерпала. Не хочет ли Он сказать, что способен жезлом источить воду из камня подобно Моисею? «Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь», так необыкновенно богатый водой, что патриарх «и сам из него пил, и дети его, и скот его?» — удивлялась женщина. Господь стал возводить мысль самарянки от колодезной воды к воде духовной — благодати Святого Духа, проливающей утешение в мучимую грехом совесть и просвещающей ум к принятию Евангелия. «Всякий, пьющий воду сию, — сказал Иисус о колодезной воде, — возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную». Благодатная вода утоляет духовную жажду, наполняет души верующих и, словно полноводная река, влечёт их в широкое море вечной жизни. Пророки Исайя, Иезекииль, Иоиль для передачи чудесных свойств даров Духа Божия часто использовали образ воды, очищающей скверну. Исайя под образом воды разумел учение истины, утоляющее духовную жажду. Но все эти пророки возвещали иудеям Божественные откровения уже после разделения царства Соломона, и самаряне их не признавали. Продолжая думать, что Иисус говорит о какой-то особенной ключевой воде, способной навсегда утолить жажду, женщина попросила: «Господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать».
Остатки Самарянского храма на горе Гаризим Желание избавиться от трудов и благополучно устроиться в земной жизни свойственно не только той самарянке, однако для подлинного счастья человеку необходимо очищение совести, раскаяние в своих грехах и духовное преображение. И Господь, обратившись к жизни самарянки, стал пробуждать её душу к покаянию: «Пойди, позови мужа твоего и приди сюда». Слова Господа болью отозвались в совести женщины, и она со смущением ответила: «У меня нет мужа». Иисус одобрил её искренность: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе». Закон Моисеев позволял разводиться и снова выходить замуж, даже не ограничивая число разводов; грех самарянки был в том, что с последним мужем она жила тайно, тщательно скрываясь от общества. Удивлённая тем, что Иисус видит всю её жизнь, она сама признала себя грешницей и с почтением к Нему сказала: «Господи! вижу, что Ты пророк». Пробудившееся духовное сознание женщины сразу обратилось к религиозному вопросу, всегда волновавшему самарян, и она пожелала узнать мнение Иисуса как иудейского пророка: «Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». Самарянка имела в виду гору Гаризим, на которой Моисей при вступлении израильтян в землю обетованную повелел произнести торжественное благословение исполняющим Синайский Закон. На этой горе приносили жертвы Авраам, Исаак, Иаков. По верованиям самарян, на этой горе был насаждён рай, на ней сотворён был из праха земного Адам, на ней же остановился ковчег Ноя. С начала Межзаветного периода на Гаризиме стоял храм, без благословения Божия возведённый самарянами и разрушенный Иоанном Гирканом около 130 г. до Р.Х. Самаряне продолжали приходить на храмовую гору для молитв и жертвоприношений; в сторону горы Гаризим каждый самарянин обращался лицом при молитве.

Богопочитание самарян было искажено язычеством, поэтому Господь, отвечая на вопрос самарянки, указал на превосходство иудейского богослужения: «Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение — от Иудеев».

Именно к иудеям следовало обращать взоры народам земли: своими религиозными обрядами иудейское богослужение предуказывало человечеству великую Спасительную Жертву, которую за грехи мира принесёт Мессия. Но с Пришествием Христа, с Его Искупительной Жертвой подлежало упразднению и незаконное самарянское, и законное иудейское богослужение.

«Настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе», — сказал Иисус. Называя Бога Отцом, Он хотел показать самарянке, какая близость должна существовать между человеком и Богом.

Поскольку Бог есть Дух — Всесовершенная Личность, пребывающая вне пространства и времени, то Его природе отвечает поклонение человека в духе (своим внутренним существом) и истине (праведной жизнью в истинной вере).

Понемногу начиная понимать высокий смысл слов Иисуса, самарянка в раздумье сказала: «Знаю, что придёт Мессия, то есть Христос; когда Он придёт, то возвестит нам всё». В ответ на её веру и искреннее ожидание Мессии Господь произнёс: «Это Я, Который говорю с тобою». В беседах с иудеями, ожидавшими Мессию как политического вождя, лелеявшими гордую мечту о покорении мира, Иисус обычно утаивал истину о Своём мессианском достоинстве, желая сперва направить их к духовным истинам Царства Божия, а простой самарянской женщине, всей душой ожидавшей Божественного Спасителя, Он сказал о Себе прямо. Тем временем возвратились ученики Христа. Самарянка, смущённая их появлением и обрадованная тем, что ей посчастливилось воочию видеть Мессию, оставила водонос, забыв о своей надобности, и поспешила возвестить согражданам об Иисусе, чтобы они успели побеседовать с Ним до Его ухода. Она не посмела объявить, что говорила с Мессией, но стала звать соплеменников словами: «Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне всё, что я сделала: не Он ли Христос?» В духовной радости она уже не скрывала, что Иисус прозрел тайны её недобропорядочной жизни, которую, по-видимому, уже твёрдо решила изменить, и говорила с такой силой убеждения, что многие горожане оставили свои занятия и направились к колодцу Иакова.  Ученики удивились, что Иисус разговаривал с женщиной, ведь по правилам раввинов запрещено было на пути подолгу говорить даже с законной женой, но не посмели расспрашивать, лишь предложив Учителю пищи. Иисус же, не отвергая потребного для тела, указал им на другую, более важную, — духовную пищу: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его». Вокруг были поля, засеянные пшеницей, жать которую предстояло только через четыре месяца. Воспользовавшись образом жатвы, Господь стал говорить ученикам о жатве духовной — обращении самарян к истинной вере: «Возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве». В это время ученики, наверное, уже видели приближавшихся к ним жителей города.

«Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут», – продолжал Иисус, подвигая учеников к предстоящим апостольским трудам, дабы они смело шли в мир, где жатва для них уже приготовлена. Вместе с тем Спаситель внушал ученикам скромность, ведь им предстояло лишь пожинать плоды, тогда как души людей, подобно нивам, были засеяны и возделаны ветхозаветными пророками и Самим Господом Богом.

Евангельская проповедь в Сихаре. Венеция. Сан-Марко, XIVвек
Многие самаряне уверовали в Спасителя уже по слову женщины, но ещё большее их число уверовало после проповеди, когда Иисус пробыл в Сихаре два дня. Удивительно, что самаряне не просили у Него чудесных знамений, явив большую веру, нежели иудеи. Простодушные самаряне оказались более способными к восприятию истин Царствия Божия, нежели иудеи, мнившие себя исключительными сынами Авраама. Господь показал, что печётся о спасении всех людей и что другие народы не менее достойны Его милостей, чем иудеи. Впоследствии, после Вознесения Господа, апостолы проповедовали по всей по всей Самарии, и жители этой страны приняли евангельское учение. По преданию, самарянка, беседовавшая с Господом Иисусом Христом у колодца Иакова, стала усердной проповедницей Евангелия; её имя Фотина (Светлана). Она приняла страдания за Христа при императоре Нероне в Риме. Будучи извещена Господом о предстоящих муках, Фотина добровольно пришла в Рим. Жестокие мучения чудесным образом не причинили ей вреда, и святая была отведена в один из дворцов Нерона, где обратила ко Христу дочь императора Домнину и её рабынь. Через три года Фотину вновь предали истязаниям и бросили в колодец, где святая приняла мученическую кончину. За Христа пострадали также оба сына и пять сестёр боголюбивой самарянки.

Источник: Воробьев С.Ю. Евангельские события от Рождества до Вознесения Господа Иисуса Христа с историческими и археологическими подтверждениями. – М.: Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2015. – С. 66-71.

26 Мая 2019

Источник: http://stsl.ru/news/all/beseda-gospoda-s-samaryankoy

Пребывание Иисуса Христа в Самарии. Беседа его с самарянкой

Разговор христа с самарянкой. Беседа христа с самарянкой. Пребывание Иисуса в Самарии

Насильственно прекратив общественное служение Иоанна Крестителя, фарисеи не успокоились на этом успехе, а услышав, что новый Учитель привлекает еще больше последователей, чем Иоанн, они не преминули бы употребить насилие и по отношению к Нему.

Но так как час Его еще не пришел, то Он оставил опять Иудею, чтобы продолжать свое служение среди более восприимчивых галилеян. Самый прямой и короткий путь из Иудеи в Галилею вел через Самарию.

Иудеи, однако же, редко пользовались этой дорогой и предпочитали окольный путь через Перею, так как между ними и жителями Самарии существовала непримиримая вражда, которая длилась уже несколько столетий.

После переселения десяти израильских колен в плен ассирийский, Самария была заселена языческими колонистами из различных областей Ассирийской монархии, беглыми жителями Иудейского царства, а также и беглецами израильскими, находившими возможность бежать из плена ассирийского.

Первые поселенцы-язычники, устрашенные необычайным размножением диких зверей в земле их нового местожительства, особенно львов, и объясняя это местью им со стороны Бога этой земли, добыли одного из пленных священников иудейских и при помощи его ввели у себя и поклонение Иегове, которого они, впрочем, едва отличали от других своих чисто языческих богов.

Вместе с тем они усвоили себе и закон Моисеев, который впоследствии соблюдали даже строже самих иудеев.

По возвращении иудеев из плена самаряне хотели присоединиться к ним, чтобы вместе с ними образовать один народ; но вожди иудейские отвергли этот союз, который мог грозить потемнением истинной религии и у самих иудеев, и с этого времени между иудеями и самарянами начались ожесточенные споры о религиозном преимуществе, переходившие часто в открытую вражду и даже побоища.

Вопреки иудеям самаряне построили себе собственный храм на горе Гаризим, но он разрушен был Иоанном Гирканом, который вместе с тем разрушил и самую Самарию.

За своей горой они признавали больше прав на религиозные преимущества, чем за горой Мориа, так как, по их преданию, на этой именно горе был земной рай, на ней брали свое начало все реки земные, Адам сотворен был из ее праха, на ней остановился Ноев ковчег, на ней Авраам намерен был принести в жертву своего сына Исаака, Иаков молился на ней в ту ночь, когда видел чудесную лестницу, Иисус Навин построил на ней по вступлении в Землю обетованную первый жертвенник Богу и на ней именно зарыл двенадцать каменных плит, на которых написан был весь закон Моисеев.

К горе Гаризим каждый самарянин обращался лицом при молитве, и все они веровали, что на ее именно вершине впервые должен появиться Мессия Христос. Строго держась Моисеева закона, они обвиняли иудеев за принятие других святых книг, кроме Пятикнижия; преданы были Ироду, которого ненавидели иудеи, и сохраняли верность римлянам.

Самим иудеям они причиняли всевозможные неприятности, нападали на их паломников, зажигали ложные огни, чтобы произвести путаницу в их определении новомесячий, и для осквернения их храма однажды набросали в нем мертвых костей. Со своей стороны иудеи относились к самарянам с безграничной ненавистью, считая их народом нечистым и проклятым.

Само имя их считалось позорным, и на всякого самарянина они смотрели как на одержимого бесом (Ин 8:48).

Ни один истый иудей не считал для себя позволительным есть ту пищу, которой коснулся самарянин, так как это значило бы все равно, что есть свинину. Ни один самарянин не мог сделаться прозелитом, и за ними не признавалось права на воскресение из мертвых.

Иудей мог иногда находиться в дружественных отношениях с язычником, но никогда с самарянином, и все сделки с последним считались недействительными. В иудейских судах не принималось свидетельство самарян, а принять кого-нибудь из них в дом свой значило прямо навлечь на себя проклятие Божие.

Но если такая вражда существовала в сердце всякого иудея, то во всяком случае не так смотрел на самарян Спаситель.

Он видел в них таких же детей одного Отца Небесного, какими были и иудеи, и отправившись через Самарию, нашел случай сделать одно из величайших откровений о своем Божестве. Отправившись в путь ранним утром, Спаситель к полудню прибыл в Сихарь, небольшое поселение, находившееся неподалеку от города Сихема.

Там, у восточного склона горы Гаризим, верстах в двух от города, находился знаменитый колодезь Иакова, на участке, подаренном им некогда своему сыну Иосифу.

Над колодцем был навес с сиденьями для путников, и так как Спаситель крайне утомился от продолжительного пути под палящим солнцем, то Он, отпустив своих учеников в город произвести нужные закупки провизии, Сам остался один у колодца.

И вот, когда Он отдыхал здесь, пришла за водой одна самарянка, которая принесла с собой кувшин с длинной веревкой для доставания воды из священного колодца, имевшего не менее пятнадцати сажен глубины. Появление ее было совершенно неожиданным, так как женщины обыкновенно ходили за водой вечером и притом целыми группами.

Но она предпочитала запастись водой в это именно неурочное время, как бы избегая встречи с другими женщинами, среди которых она не пользовалась доброй славой. Страдая от жажды, Иисус Христос не мог не обрадоваться ее приходу, и лишь только она почерпнула воды кувшином, как Он обратился к ней с просьбой: «Дай Мне пить».

По одежде и языку женщина сразу увидела, что Он иудей, и удивленно заметила Ему: «Как Ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются».

Спаситель видел ее простодушие и захотел не только просветить ее великими истинами, постигнуть которые не дано было величайшим мудрецам Древнего мира, но и сообщить ей страшное откровение о Себе Самом.

Возводя ее мысль от простой материальной воды, утоляющей временно телесную жажду, Он напомнил ей о существовании другой воды – дара Божия, утоляющего жажду духовную. «Если бы ты знала дар Божий, – сказал Он удивленной женщине, – и кто говорит тебе: дай Мне пить; то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую».

Иисус Христос и Самарянка

Мысль была ясная, но не для простого разума самарянки, и она могла только удивленно заметить, как и где Он может взять эту воду живую, – уж, конечно, не в этом колодце, так как Ему нечем и почерпнуть из него.

Но если у Него есть другая, лучшая вода, то неужели Он выше отца их Иакова, который сам и его семейство пил из этого именно колодца, считая ее годной и хорошей даже для себя? Любопытство ее, видимо, было крайне затронуто подобным заявлением, и она готова была продолжать беседу и дальше.

Вода эта несомненно хороша, – отвечал ей Спаситель; но «всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять: а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную».

Заинтересовываясь все более и более и чувствуя, что видит перед собой необыкновенного человека, женщина наконец просит у Него этой воды живой; но ее мысли еще не вполне постигли сущность этой воды, и она просит ее лишь для того, чтобы, напившись ее, не иметь больше жажды и не приходить сюда опять за водой.

Но сделанных объяснений было достаточно для того, чтобы пробудить мысль самарянки к возвышенным предметам, и Спаситель, обрывая эту беседу, обратился к ней с словами, которые должны были показать ей, что она имеет дело с Сердцеведцем. «Пойди, – сказал Он ей, – позови мужа твоего и прийди сюда».

Слова эти болезненно затронули совесть женщины, и она поспешила смущенно ответить, что у нее нет мужа. Но на это последовал ответ, который сразу обнаружил все тайны ее греховной жизни. «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа: ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала».

Как громом поразили ее эти слова Сердцеведца, и она благоговейно воскликнула: «Господи! вижу, что Ты пророк», и в это время молниеносно озарила ее мысль, уж не права ли иудейская вера, от которой могут являться такие пророки? И вот от ее собственной жизни, на которой ей, конечно, отнюдь не хотелось останавливаться дольше, ее живая мысль быстро переносится к другому вопросу, из-за которого постоянно шел ожесточенный спор между ее народом и соотечественниками Того, с Кем она говорила, вопрос, который был причиной их взаимной вражды. Случай свел ее с великим учителем: нельзя ли было воспользоваться им для улажения бесконечного спора между иудеями и самарянами о том, что, собственно, Иерусалим или Гаризим, должно считать священным местом Палестины: Иерусалим, где Соломон построил храм, или Гаризим, это древнейшее святилище, где Иисус Навин произносил свои благословения и где Авраам готовился принести в жертву своего сына? Указывая на вершину горы, вздымавшейся на восемьсот футов над ними и увенчанной развалинами древнего храма Манассии, разрушенного Гирканом, она предложила Спасителю занимавший ее вопрос: «Отцы наши поклонялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме, кто же прав?» Кратко и только стороной Спаситель разрешил ее недоумение. В споре с самарянами на стороне иудеев, бесспорно, было более правды. Иерусалим был тем местом, которое избрано Самим Богом; сравнительно с смешанным и грубым культом Самарии, иудейство было гораздо чище и правильнее. Но, коснувшись земного спора, Спаситель изрек ей великое и достопамятное пророчество, что настанет время, даже настало уже теперь, «когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме» истинные поклонники будут поклоняться Отцу, но на всяком месте будут поклоняться Ему в духе и истине. «Бог есть дух: и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине».

Самарянка была глубоко тронута и поражена; но как можно было по простому случайному слову неизвестного чужестранца отказаться от своей веры, в которой она и ее отцы родились и воспитались? Лучше отложить окончательное решение этого и подобных вопросов и подождать, пока придет Мессия, Который окончательно разрешит все недоумения и откроет всякую правду. И тогда-то Иисус Христос изрек простые, но страшные слова: нет надобности ждать этого; Мессия пришел, и «это Я, Который говорю с тобою».

Рождение Его впервые было открыто ночью немногим безвестным и невежественным пастухам; первое полное объявление Им своего мессианства было сделано у колодца в томный полдень одинокой безвестной самарянке. И этой бедной, грешной, невежественной самарянке изречены были бессмертные слова, в которых Сам Иисус Христос торжественно открыл себя Мессией и Спасителем мира.

Между тем ученики возвратились из города и были крайне удивлены, что их Учитель одиноко беседовал с женщиной. На Востоке, при низком взгляде на женщину вообще, открытое общение с ней считалось неприличным, а тем более с женщиной с непокрытым лицом.

Но правило тем с большей строгостью применялось к учителям и раввинам, так что для них считалось крайним позором говорить с женщиной на улице, хотя бы и со своей женой. Еще непристойнее говорить с ней о религии и законе.

«Лучше сжечь слова закона, – говорит один из строгих раввинов, – чем вверять их женщине». Между тем ученики видели, что Иисус Христос вел долгий и серьезный разговор с женщиной – и притом, видимо, грешницей! – очевидно, именно о делах религии и закона.

Однако они не осмелились заметить Ему об этом и заговорили о произведенных покупках.

Между тем женщина, от поразившего ее изумления забыв даже свой водонос, побежала в город рассказать о своей чудесной встрече. Явился человек, который открыл ей «самые тайны ее жизни.

Не Он ли Христос Мессия? Самаряне, которые во всех евангельских замечаниях о них являются более простыми и податливыми на убеждения, чем иудеи, скоро побежали из города по ее указанию, и когда уже видно было их приближение, ученики побуждали Спасителя есть, потому что было уже заполдень, а Он так истощился в пути.

Но всякий голод в Нем был утолен удовлетворением цели Его служения. «У Меня есть пища, – сказал Он, – которой вы не знаете». Разве они не знали, что с самого детства Он жил не хлебом одним? Но ученики, при своем обычном простодушии, не поняли этого замечания и подумали, что, вероятно, кто-нибудь принес Ему есть.

Можно представить, как тяжело было Ему таким образом на всяком шагу, даже в своих собственных избранниках, встречаться с такой странной неспособностью понимания более глубоких духовных мыслей. Но нетерпения не было в том, кто был кроток и смирен сердцем. «Моя пища, – сказал Он, – есть творить волю пославшего Меня и совершить дело Его».

И затем, указывая на жителей Сихема, стекавшихся к Нему по равнине, Он продолжал: «Вы говорите, что еще четыре месяца до жатвы. Взгляните на эти поля, как они пожелтели для духовной жатвы. Вы будете радостно пожинать жатву, которую Я посеял трудом и страданьем; а Я, сеятель, радуюсь при мысли об этой радости грядущей».

Личная беседа с Христом убедила многих из самарян гораздо глубже, чем рассказ женщины, которой Он впервые открыл себя, что Он именно есть давно ожидаемый Спаситель мира, Христос.

Милостиво снисходя к их просьбе побыть у них, Иисус Христос пробыл там два дня с своими учениками, и это двухдневное учение несомненно и было главной причиной многочисленных обращений ко Христу в их среде в последующее время (Деян 8:5).

И со своей стороны, Христос не раз награждал эту веру самарян, выставляя их добродетельнее закоснелых в своем узком законничестве иудеев. Так, в бессмертной притче о любви к ближнему примером ее Он выставил именно самарянина.

Из среды десяти исцеленных прокаженных оказался благодарным опять именно один самарянин. Более простые и здоровые души самарян оказались более склонными и способными войти в Царство Божие, чем гордые души мнивших себя исключительными сынами Авраама и наследниками данных ему обетований.

Материал создан: 01.07.2015

Источник: http://iamruss.ru/pravoslavie/prebyvanie-iisusa-hrista-v-samarii-beseda-ego-s-samaryankoj/

Беседа Христа с самарянкой

Разговор христа с самарянкой. Беседа христа с самарянкой. Пребывание Иисуса в Самарии
КНИГИ, ТЕМАТИЧЕСКИЕ ПОДБОРКИ Протоиерей Михаил Браверман [ > ] [ предисловие | к оглавлению | оставить отзыв ]

Итак, приходит Он в город самаринский, называемый Сихарь, близ земли, которую дал Иаков Иосифу, сыну своему. Был же там источник Иакова. Итак, Иисус, утомившись от дороги, сидел у источника. Было около шестого часа.

Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Говорит ей Иисус: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Говорит Ему женщина самарянка: как Ты, иудей, просишь пить у меня, самарянки? Ибо не имеют иудеи общения с самарянами.

Ответил Иисус и сказал ей: если бы ты знала дар Божий и Кто есть говорящий тебе: дай Мне пить, — ты бы просила Его, и Он дал бы тебе воду живую. Говорит Ему женщина: господин, Тебе и зачерпнуть нечем, и колодец глубок.

Откуда же у Тебя вода живая? Разве Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам колодец, и сам из него пил и сыновья его и скот его? Ответил Иисус и сказал ей: всякий, пьющий от воды этой, будет жаждать снова; тот же, кто будет пить от воды, которую Я дам ему, не будет жаждать вовек, но вода, которую Я дам ему, станет в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Говорит Ему женщина: господин, дай мне этой воды, чтобы мне не жаждать и не приходить сюда черпать. Говорит ей Иисус: иди, позови мужа твоего и приходи сюда. Ответила женщина и сказала: у меня нет мужа. Говорит Иисус: хорошо ты сказала: у меня нет мужа, ибо было у тебя пять мужей, и тот, который у тебя теперь, тебе не муж. Это ты истину сказала. Говорит Ему женщина: господин, вижу, что Ты пророк. Отцы наши на этой горе поклонялись Богу, а вы говорите, что в Иерусалиме то место, где должно поклоняться. Говорит ей Иисус: верь Мне, женщина, что приходит час, когда не на горе этой и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы поклоняетесь тому, чего не знаете; мы поклоняемся тому, что знаем, потому что спасение — от иудеев. Но приходит час, и теперь есть, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо и Отец ищет, чтобы такими были поклоняющиеся Ему. Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в Духе и Истине. Говорит Ему женщина: знаю, что Мессия грядет, называемый Христос. Когда придет Он, то возвестит нам всё. Говорит ей Иисус: это Я, говорящий с тобой. Тут пришли ученики Его и удивлялись, что Он говорил с женщиной. Никто, однако, не сказал: что Ты ищешь? или: о чем говоришь с ней? Оставила тогда женщина свой сосуд для воды и пошла в город и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне всё, что я сделала. Уж не Христос ли Он? Вышли люди из города и направились к Нему. Тем временем просили Его ученики, говоря: Раввй, ешь! Он же сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Говорили тогда ученики друг другу: не принес ли Ему кто-нибудь поесть? говорит им Иисус: пища Моя — творить волю Пославшего Меня и совершить Его дело. Не вы ли говорите: еще четыре месяца, и жатва наступит? Так вот, говорю вам: поднимите глаза ваши и взгляните на нивы, как они уже побелели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, чтобы вместе радовались и сеющий и жнущий. Ибо здесь оправдывается слово: один сеет, а другой жнет. Я послал вас жать то, над чем не вы потрудились: другие потрудились, и вы вошли в труд их. Из города же того многие самаряне уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей: Он сказал мне всё что я сделала. Поэтому, когда пришли к Нему самаряне, они просили Его остаться с ними. И Он остался там два дня. И еще больше народа уверовало по слову Его; и женщине говорили: уже не по твоим рассказам веруем, ибо мы сами услышали и знаем, что Он есть воистину Спаситель мира. (Ин. 4, 5-42)

Перевод епископа Кассиана (Безобразова)

Впервые ученики Христа стали называться христианами в Антиохии – в Сирии, где они оказались в результате самых первых гонений во второй половине I века.

С тех самых пор мы носим на себе имя Христово, а сама Церковь называется «тезоименитым», то есть таким же по имени «местом жительства» Христа Бога.

В Духе Святом, Который везде пребывает и все наполняет, Христос живет в Своей Церкви, живет среди нас, живет в людях, которые посвящают ему свои сердца.

В Преполовение Пятидесятницы, на половине пути от Пасхи до дня схождения на учеников Духа Святого, мы вспоминаем беседу Христа с женщиной самарянкой.

Известно, что в Евангелии от Иоанна, в котором и рассказана эта история, самый меньший из всех четырех Евангелий словарный запас – всего около 1 000 слов. В то же время именно Евангелие от Иоанна самое глубокое, самое богословское и самое таинственное.

И откровением тайны богословия, тайны поклонения Богу является в том числе и запечатленная в нем беседа Христа и самарянки, произошедшая еще в первый год служения Спасителя.

Депортация народов была придумана не в XX веке, древние правители переселяли захваченные народы, чтобы оторвать их от родной земли и лишить корней. Именно таким образом после Вавилонского пленения и сформировалось население Самарии, заселенной язычниками.

В дни земной жизни Христа Спасителя Самария была, наряду с Галилеей и Иудеей, одной из трех областей Палестины, ее жители, приняв Моисеев закон, сохранили при этом языческие верования. И хотя самаряне историю своего рода возводили к библейским праотцам, иудеи презирали их и не общались с ними. Самаряне отвечали тем же.

Однажды, когда Господь шел из Галилеи в Иерусалим, самаряне не приняли Его. Именно учитывая взаимную неприязнь самарян и иудеев, Господь сделал героем притчи о том, кто нам ближний, доброго самаритянина.

И поэтому однажды, когда после жаркого раскаленного дня уставший от долгого пути Христос присел у колодца и сказал черпавшей из колодца воду самарянке: «Дай мне пить», она была очень удивлена: «Как Ты, будучи иудей, просишь пить у меня?» С этого и началась беседа, которая удивительна среди прочего и тем, что в ней отсутствует причинно-следственная связь: на поставленные вопросы нет прямых ответов, а произносимые в диалоге фразы хотя и идут к определенной цели, тем не менее не связаны внешней логикой. В этом плане беседа с самарянкой похожа на другую беседу – с Никодимом, ему Господь тоже говорил о Духе, и точно так же Никодим, не получая прямых ответов, узнавал нечто большее: ответы Христа были больше его вопросов.

И сейчас Господь не дает ответа удивленной самарянке, почему с ней заговорили, но утверждает, что если бы только женщина знала «дар Божий» – могла осознать, Кто перед ней находится, то сама просила бы у Него и Он дал бы ей живую воду.

Женщина выражает сомнение, ведь Господу даже нечем почерпнуть воду, она с иронией (или же она такая доверчивая?) спрашивает «Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодец, и сам из него пил, и дети и скот его?» Господь же говорит, что та вода, которою даст Он, отличается от воды в колодце: тот, кто будет ее пить, уже не будет жаждать вовек, и эта вода станет в человеке источником вечной жизни. Мы понимаем, что Господь говорит о Духе Святом, мы знаем, что о Духе как воде жизни Господь будет говорить на празднике кущей, но, конечно, этого не знает самарянка, и она просит дать ей эту воду, чтобы ей, бедной, не носить по жаре воду из колодца. В ответ Господь просит, чтобы она позвала мужа. И когда женщина сообщает, что у нее нет мужа, то Господь открывает ей, что Он действительно больше «отца Иакова», потому что Он знает всю ее жизнь, знает, что у нее было пять мужей и того, кто с ней сейчас, законным мужем никак нельзя назвать. И здесь беседа кардинально меняется

.

Евангелие от Иоанна композиционно и литературно выстроено самым удивительным образом: здесь везде параллели и каждая фраза, каждый рассказ, каждый диалог имеет свои параллели, свое продолжение. В связи с этим вспомним, что и ход беседы с Нафанаилом изменился сразу же после того, как Господь открыл ему то, что и видел и знает его.

И здесь происходит такая же перемена, Господь, открыв женщине, что он знает всю ее жизнь, достучался до ее сердца, и тогда она спросила о самом главном, о том, что есть единое на потребу, – о поклонении Богу.

Где поклоняться Всевышнему: на горе Гаризим (как это делали самаряне) или же в Иерусалиме? Господь упрекает самарян, так как «они не знают, чему кланяются», ибо совместили Божию заповедь с идолопоклонством и произносит то, что составляет суть всей беседы: «Наступает время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в Духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе: Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». И самарянка, которая сначала совершенно не понимала Христа, затем признала Его за пророка, теперь делает предположение, Кто же Он на самом деле: «Знаю, – говорит она, – что, когда придет Христос, то все возвестит нам». И тут Господь открывает, что это – Он, Тот, Кто говорит с нею!

И значит, Он уже возвестил – открыл ей – самарянке и нам – слышащим и читающим Евангелие, тайну Богопоклонения!

Бог есть Дух, Он не ограничен ни временем, ни пространством, и поклоняться Ему нужно ни в том или и ином месте, там или здесь – поклоняться Богу необходимо в Духе и Истине.

И время для этого настало тогда, когда Господь – Бог Истинный – пришел в наш мир, это время настало, когда Дух Святой сошел на учеников Христовых в день Пятидесятницы, когда началась земная история Церкви, в которой мы призваны поклоняться Отцу и Сыну и Святому Духу.

И как поразительно и непостижимо избрание Божие! Господь открывает самые возвышенные истины не ученым мужам, посвятившим свою жизнь изучению и толкованию Писания, а самой простой женщине, грешнице, бывшей презренной в глазах иудеев. Даже ученики, когда вернулись из городка и увидели Господа, разговаривавшего с самарянкой, были удивлены этим.

Потомки древних самарян, многие из которых тогда уверовали, что Иисус «истинно Спаситель мира, Христос» до сих пор живут своим обособленным миром вблизи горы Гаризим на территории государства Израиль. Их совсем немного – менее тысячи, и совсем недавно, чтобы разрешить демографическую проблему, доселе закрытое общество было вынуждено набрать жен со стороны – из бывших республик Советского Союза.

А предание донесло до нас имя этой женщины получившей от Господа воду жизни и ставшей мученицей за Христа. Самарянку утопили в колодце, ее имя по-гречески звучит, как «Фотиния», по-славянски – «Светлана». И это опять возвращает нас к Евангелию от Иоанна, ведь согласно ему, «Бог есть Свет и в Нем нет никакой тьмы». Аминь.

[ > ] [ предисловие | к оглавлению | оставить отзыв ]

Источник: http://www.zavet.ru/b/braverman/euangelium/053.htm

Беседа Иисуса с Самарянкой

Разговор христа с самарянкой. Беседа христа с самарянкой. Пребывание Иисуса в Самарии

Все четыре Евангелия говорят об отбытии Господа в Галилею. Св. Матфей и св. Марк отмечают, что это произошло после того, как Иоанн был заточен в темницу, а св. Иоанн добавляет, что причиной этого был слух, что Иисус более чем Иоанн Креститель приобретает учеников и крестит их, хотя Евангелист поясняет, что крестил не Он Сам, а Его ученики.

После заточения Иоанна в темницу вся вражда фарисеев устремилась на Иисуса, Который стал казаться им опаснее самого Крестителя, и, так как не пришел еще час Его страданий, Иисус оставляет Иудею и идет в Галилею, чтобы уклониться от преследований Своих завистливых врагов.

О беседе Господа с самарянкой, состоявшейся по пути в Галилею, повествует только один Евангелист — св. Иоанн.

Путь Господа лежал через Самарию — область, находившуюся к северу от Иудеи и принадлежавшую прежде трем коленам израильским: Данову, Ефремову и Манассиину. В этой области находился город Самария, бывшая столица Израильского государства.

Ассирийский царь Салманассар покорил израильтян и отвел их в плен, а на их месте поселил язычников из Вавилона и других мест. От смешения этих переселенцев с оставшимися евреями и произошли самаряне. Самаряне приняли Пятикнижие Моисея, поклонялись Иегове, но не забывали и своих богов.

Когда евреи вернулись из вавилонского плена и начали восстанавливать Иерусалимский храм, самаряне тоже захотели принять в этом участие, но евреи не допустили их, а потому они выстроили себе отдельный храм на горе Гаризим.

Приняв книги Моисея, самаряне, однако, отвергли писания пророков и все предания, и за это иудеи относились к ним хуже, чем к язычникам, всячески избегали какого-либо общения с ними, гнушаясь и презирая их.

Проходя через Самарию, Господь с учениками Своими остановился отдохнуть около колодца, который, по преданию, был выкопан Иаковом, у города Сихема, который у св. Иоанна назван Сихарь. Быть может, Евангелист употребил это название в насмешку, переделав его из слова«шикарь» -«поил вином», или«шекер» -«ложь». Св.

 Иоанн указывает, что «было около шестого часа» (по-нашему — полдень), время наибольшего зноя, что, вероятнее всего, и вызвало необходимость отдыха. «Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Ученики Иисуса отлучились в город за покупкой пищи, и Он обратился к самарянке с просьбой: «Дай Мне пить».

Узнав, возможно, по одежде или по манере речи, что обращающийся к ней — иудей, самарянка выразила свое удивление в том, что Он, будучи иудеем просит пить у нее, самарянки, имея в виду ту ненависть и презрение, которые иудеи питали к самарянам.

Но Иисус, пришедший в мир спасти всех, а не только иудеев, объясняет женщине, что она бы не стала задавать подобного вопроса, зная, Кто говорит с ней и какое счастье («Дар Божий») Бог послал ей в этой встрече.

Если бы она знала, Кто просит у нее пить, то сама бы попросила Его утолить ее духовную жажду, открыть ей ту истину, познать которую стремятся все люди; и Он дал бы ей «воду живую», под чем следует понимать благодать Святого Духа (см. Иоан. 7:38-39)

Самарянка не поняла Господа: под живой водой она разумела ключевую, которая находится на дне колодца, а потому и спросила Иисуса, откуда Он может иметь живую воду, если Ему и почерпнуть нечем, а колодец глубок. «Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?» (Иоан. 4:12).

С гордостью и любовью вспоминает она патриарха Иакова, который в пользование своим потомкам оставил этот колодец.

Тогда Господь поднимает ее разум до высшего понимания Его слов: «Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Иоан. 4:13-14). В жизни духовной благодатная вода имеет иное воздействие, нежели физическая вода в жизни телесной.

Тот, кто напоен благодатью Святого Духа, уже никогда не почувствует духовной жажды, так как все его духовные потребности уже полностью удовлетворены; между тем как пьющий физическую воду, а равно и удовлетворяющий какие-либо свои земные потребности, утоляет свою жажду лишь на время, и вскоре «возжаждет опять».

Мало того, благодатная вода будет пребывать в человеке, образовав в нем самом источник, бьющий (буквально с греческого — скачущий) в жизнь вечную, то есть делающий человека причастником вечной жизни.

Все еще не понимая Господа, и думая, что Он говорит о воде обыкновенной, только какой-то особенной, навсегда утоляющей жажду, она просит Господа дать ей этой воды, чтобы избавиться от необходимости приходить за водой к колодцу.

Чтобы она поняла, наконец, что говорит не с обыкновенным человеком, Господь сначала приказывает ей позвать своего мужа, а затем прямо обличает ее в том, что она, имея уже пять мужей, живет теперь в прелюбодейной связи.

Увидев, что перед нею пророк, который ведает сокровенное, самарянка обращается к Нему за разрешением проблемы, наиболее мучавшей самарян в их взаимоотношениях с иудеями: кто прав в споре о месте поклонения Богу? Самаряне ли, которые, следуя своим отцам, построившим храм на горе Гаризим, приносили поклонения Богу на этой горе или иудеи, которые утверждали, что поклоняться Богу можно только в Иерусалиме? Самаряне избрали для поклонения гору Гаризим, основываясь на повелении Моисея произнести благословение на этой горе (Втор 11:29). И хотя их храм, воздвигнутый там, был разрушен Иоанном Гирканом еще в 130-м году до Рождества Христова, они продолжали совершать жертвоприношения на месте разрушенного храма. Господь отвечает на вопрос женщины, объясняя что ошибочно было бы думать, будто поклоняться Богу можно только в одном каком-то определенном месте и спорный вопрос между самарянами и иудеями скоро сам собой потеряет свое значение, потому что оба типа богослужения — как иудейское, так и самарянское — прекратятся в недалеком будущем. Это предсказание исполнилось, когда самаряне, истребляемые войнами, разубедились в значении своей горы, а Иерусалим был разрушен римлянами и храм сожжен в 70-м году по Рождестве Христовом.

Тем не менее Господь отдает предпочтение иудейскому богопоклонению, имея, конечно, в виду тот факт, что самаряне приняли лишь Пятикнижие Моисея и отвергли пророческие писания, в которых было подробно изложено учение о Лице и Царстве Мессии. Да и само «Спасение [придет] от Иудеев», поскольку Искупитель человечества происходит из иудейского народа.

Далее Господь, развивая уже высказанную Им мысль, указывает на то, что «настанет время, и настало уже» (ведь Мессия уже явился) время нового, высшего богопоклонения, которое не будет ограничено одним каким-либо местом, а будет повсеместное, поскольку будет в духе и истине.

Только такое поклонение истинно, так как оно соответствует природе Самого Бога, Который есть Дух.

Поклоняться Богу духом и истиной значит стремиться угождать Богу не одним лишь внешним образом, а путем истинного и чистосердечного устремления к Богу как к Духу, всеми силами своего духовного существа; то есть не путем жертвоприношений, как это делали и иудеи, и самаряне, полагавшие, будто Богопочитание сводится лишь к этому, а познавать и любить Бога, непритворно и нелицемерно желая угодить Ему исполнением Его заповедей. Поклонение Богу «Духом и истиной» отнюдь не исключает и внешней, обрядовой стороны Богопочитания, как пытаются утверждать некоторые лжеучителя и сектанты, но не в этой, внешней стороне Богопочитания заключена главная сила. В самом же обрядовом Богопочитании не нужно видеть ничего предосудительного: оно и необходимо, и неизбежно, поскольку человек состоит не только из души, но и из тела. Сам Иисус Христос поклонялся Богу Отцу телесно, совершая коленопреклонения и падая лицом на землю, не отвергая подобного же поклонения и Себе от других лиц во время Своей земной жизни (см. для примера: Матф. 2:11, 14:33, 15:25; Иоан. 11:32, 12:3; а так же многие другие места в Евангелиях)

Самарянка как бы начинает понимать смысл слов Иисуса и в раздумьи говорит: «Знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все». Самаряне также ожидали Мессию, называя Его по-своему — Гашшагеб, основывая это ожидание на словах Бытия 49:10 и особенно на словах Моисея во Второзаконии 18:18).

Понятия самарян о Мессии не были так испорчены как у иудеев, так как они в Его лице ждали пророка, а не политического вождя. Поэтому Иисус, долго не называвший себя Мессией при иудеях, этой простой самарянской женщине прямо говорит, что Он и есть обещанный Моисеем Мессия-Христос: «[Мессия —] это Я, Который говорю с тобой».

В восторге от счастья, что она видит Мессию, самарянка бросает у колодца свой водонос и спешит в город возвестить всем о пришествии Мессии, Который как Сердцеведец, сказал ей все, что она сделала.

Пришедшие в это время ученики Его удивились тому, что их Учитель беседует с женщиной, поскольку это осуждалось правилами иудейских раввинов, наставлявшими: «Не разговаривай долго с женщиной» и «никто не должен разговаривать с женщиной на дороге, даже с законной женой», а так же: «Лучше сжечь слова закона, чем научить им женщину». Однако, благоговея перед своим Учителем, ученики никак не выразили своего удивления и только попросили Его отведать принесенную ими пищу.

Но естественный голод в Иисусе-Человеке заглушали радость от обращения к Нему жителей самарянского народа и забота о их спасении. Он радовался, что брошенное Им семя уже начало давать свой плод.

Поэтому Он отказался утолить Свой голод и ответил ученикам, что истинная пища для Него — исполнение дела по спасению людей, возложенного на Него Богом Отцом.

Самарянские жители, идущие к Нему, представляются Иисусу нивой, созревшей для жатвы, тогда как на полях жатва состоится лишь через четыре месяца.

Обычно, сеющий зерна и собирает урожай; при посеве же слов в души, духовная жатва чаще достается другим, но при этом и сам посеявший радуется вместе с жнущими, так как сеял он не для себя, а для других.

Поэтому Христос и говорит, что Он посылает Апостолов собирать жатву на духовной ниве, которая была первоначально возделана и засеяна не ими, а другими — ветхозаветными пророками и Им Самим. Во время этих объяснений к Господу подошли самаряне. Многие уверовали в Него уже «по слову женщины», но еще больше уверовали «по Его слову», когда, по их приглашению, Он пробыл у них в городе два дня. Слушая учение Господа, они, по собственному признанию, убедились, «что Он истинно Спаситель мира, Христос».

Источник: http://mstud.org/library/t/taushev/4evangel/021.html

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий