Россия: государство без идеологии, общество без национальной идеи? Современная российская идеология

Возможна ли государственная идеология в современной России

Россия: государство без идеологии, общество без национальной идеи? Современная российская идеология

В статье 13 Конституции РФ утверждается, что в Российской Федерации никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Это положение возникло в связи с историческим опытом СССР, где существовала идео логия тоталитарного, а затем авторитарного общества.

Она претендовала на научность, правильность, истинность, а всякие другие воззрения оценивала как ложные, вредные, с которыми надо бороться, которые должно искоренять, запрещать. Эта идеология утверждала некую общественную, государственную идею, цель, ради достижения которой все остальное превращалось в средство.

Человек в конечном итоге должен был проникнуться этой идеей и сознательно превращать себя в средство ее осуществления.

Общая цель дифференцирует ся в конкретные цели различного уровня. В данной системе координат жизнь индивида выступает средством не только для общей цели, идеала общества, но является средством и для каждой отдельной цели. Если потребуется отдать жизнь за конкретную общественно – знач имую задачу, то, не смотря ни на что, индивид должен это сделать.

Такая установка проникала на все уровни общественного сознания. Например, роман Н.Островского «Как закалялась сталь» или следующий анекдот: идет бой с фашистской боевой частью. Вдруг пулемет советского солдата замолчал. Командир кричит: Петров, ты почему не стреляешь? Солдат: патроны закончились. Командир: но ты ведь коммунист! И пулемет застрочил вновь.

Для того, чтобы абстрактная идея, весьма отдаленная для общества цель стала сознательной целью граждан создавался идеологический институт с определенными теориями, аппаратом, нормами, ценностями, механизмами внедрения в сознание. Идеологическое воздействие на индивида начиналось «с пеленок» и производилось на протяжении всей его жизни.

Идеоло гическая функция осуществлялась государством во многом весьма эффективно.

Показательны данные социологического исследования, проводимого в СССР «эпохи Л.И.Брежнева» в дошкольных образовательных учреждениях. Был задан вопрос: кого Вы больше всего любите? Ок азалось, что на первом месте доминировал Ленин и лишь потом родители и др.

Репрессированные идейные коммунисты рационализировали ситуацию: лично я пострадал, но этим укрепил власть, которая осуществляет разделяемую мною идею. Я готов и далее страдать ради этого. Ясно, что такую враждебную человеку идеологию надо было отбросить, что и было сделано в 1990 – е годы.

Государство отказалось от идеологии, своей идеологической функции и перешло к постановке конкретных целей: создать многопартийную систему, рыночну ю экономику, плюралистическую культуру и т.д.

ИДЕОЛОГИЯ

  • Государство без идеологии прожить может, общество – нет
  • У России должна быть своя идеология
  • Патриотизм как идеология возрождения России
  • Современное общество нуждается в новой идеологии

Вопрос о том, ради чего это делать как – то повисал в воздухе. А вместе с тем у человека как родового существа остается экзистенциальная потребность в системе ценностей, смыслов, ради которых стоит жить.

Каждый индивид самостоятельно создает набор ценностей под влиянием образования, воспитания, традиций, потока различной информации и т.д.

Важнейшим фактором в этом процессе является реальная практическая жизнь индивида, его общественный статус, социально – экономиче ское положение.

Основным критерием отбора тех или иных ценностей в случае отказа от идеологии становится принцип полезности, утилитаристский подход.

Насколько дифференцированы различные социальные группы, настолько различны и их ценности, смысложизненные о риентиры, мотивации деятельности, и каждый гражданин сосредотачивается на конкретных личных целях, отражающих его интересы, интересы его семьи, на том, что полезно для него и его семьи.

Он осознает свои интересы как противостоящие общественным. Множество мыслителей подчеркивали вечную враждебность личности и общества, поскольку личность имеет индивидуальные интересы, цели, а общество – общие, общественные.

Государство, защищая общие интересы, неизбежно подчиняет индивидов, используя для этого различные инс титуты, способы и приемы, прямые и скрытые механизмы.

Наряду с системой принуждения общество выработало механизмы превращения общественного интереса в личный путем формирования у индивидов определенной системы ценностей, прежде всего – нравственной.

Индивид считает мораль своим сугубо личным образованием, гордится тем, что он сам себя определяет к действию, руководствуясь внутренним законом, который, в конечном счете, есть не что иное, как требование общества, ставшее внутренним убеждением личности.

Утилита рист к нравственным нормам подходит с критерием личной пользы. Если они не приносят пользы, а тем более, если препятствуют приобретению выгоды, то они должны быть отброшены. В современном российском обществе такой подход процветает, особенно в экономически х отношениях: «бизнес есть бизнес, ничего личного».

Важнейшим условием превращения общественного в личное является осознание индивидом своего единства с социумом, с обществом, в котором он живет, с людьми, которые входят в него.

Единство граждан, высокий уровень поддержки ими государства в настоящее время в связи с событиями на Украине, вхождением Крыма в РФ, противостоянием с развитыми странами Запада обусловлено внешними факторами и свидетельствует о том, что чувство патриотизма и самосохранения суверенн ого российского общества у подавляющей части граждан еще не утрачено. Внешние причины временные, а перспективы внутренних оснований единения народа вызывают сомнения, поскольку при огромной имущественной дифференциации действуют центробежные силы. Движение России по пути создания олигархического капитализма, общества потребления порождает следующую логику рассуждений утилитаристски ориентированного населения. Я «живу здесь и теперь» и мне хотелось бы здесь и теперь жить хорошо, а не ждать прекрасного завтр а, терпя лишения сейчас.

Зачем мне выкладываться в работе, воевать за общественный интерес, защищать существующие общественные условия, которые порождают огромную имущественную дифференциацию, дают возможность олигархам эксплуатировать меня? Почему компрад орская буржуазия вывозит национальное богатство за рубеж, почему чиновники богатеют за счет коррупции, почему такие большие расходы на силовые структуры (армия, полиция и пр.), а не на развитие производства и рост благосостояния каждого россиянина? Зачем н ам имперская политика, приводящая к противостоянию с Западом, санкции, препятствующие пользованию плодами цивилизации, вызывающие снижение жизненного уровня подавляющего большинства народа? Утилитаристы могут реализовать следующие варианты действий. Во – пе рвых, руководствуясь принципом «рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше», эмигрировать, поскольку «у нас плохо, за рубежом хорошо».

Этот вариант использует, прежде всего, молодежь с профессиями, востребованными за рубежом и состоятельные люди, имеющие финансовый ресурс для безбедного проживания там и пр. Во – вторых, ограничиться своими частными интересами, приспособится к существующим обстоятельствам и, в силу возможностей, реализовывать личные утилитарные цели.

Использовать для этого власть путем подк упа или вхождением в нее. В – третьих, настаивать на том, что надо влиться в мир современной западной цивилизации путем полного подчинения ей. Надо отдать страну в лизинг мировому капиталу с передовым уровнем развития экономики, науки, техники.

Пригласить за рубежных менеджеров, собственников, которые умеют управлять экономикой, общественными отношениями на основе современных цивилизованных норм, поскольку наша элита эффективно управлять не может. Да и коррупцию власти сама власть победить не может, это можно сделать только извне.

В этом смысле правильно поступает сегодняшняя власть в Киеве, приглашая в правительство иностранцев и привлекая мировое сообщество для решения внутренних проблем.

Примерно такой позиции придерживается так называемая либеральная соврем енная российская несистемная оппозиция.

В – четвертых, восстать против негативных явлений в нашем обществе, бороться за справедливое, процветающее общество всеобщего благополучия, поскольку всеобщее благо с точки зрения последовательного утилитариста есть с умма полезностей, благ всех граждан.

Это относится к философствующим утилитаристам (их очень мало), обычный утилитарист не рассуждает о всеобщем благе, он ограничивается личной выгодой и считает, что все не могут быть в выигрыше, а всегда есть выигравший и проигравший.

Конституция РФ отрицает государственную идеологию, а вместе с тем сама является Основным законом Российской федерации и содержит привлекательные для граждан идеи, ценности, цели: народовластие, правовое и социальное государство, права человек а и т.д. Основные идеи Конституции РФ надо теоретически обосновать и положить их в основу государственной идеологической доктрины.

На основе данной доктрины государство обязано осуществлять идеологическую функцию в полном объеме учитывая исторический опыт России и используя современные информационные, организационные и пр. возможности. Государственная власть свою повседневную деятельность должна осуществлять на основе вновь созданной идеологии.

Тогда гражданам будет ясно, к какому будущему обществу мы идем, какие цели преследуем, какими ценностями руководствуемся. Было бы соблюдено главное условие доверия народа к власти – единство слов и дел государства.

На этой основе можно было бы сформулировать идею, общую цель, объединяющую граждан и мотивирующую их на ее осуществление.

Рогулев А.И. Уральский институт управления – филиал РАНХиГС доцент кафедры теории и социологии управления, к.ф.н., доцент

Гулина Н.А. Уральский государственный юридический университет доцент кафедры философии и социологии, к.ф.н., доцент

Источник: https://politinform.su/46478-vozmozhna-li-gosudarstvennaya-ideologiya-v-sovremennoy-rossii.html

Либерализм – государственная идеология России

Россия: государство без идеологии, общество без национальной идеи? Современная российская идеология

Существует расхожее мнение, что России по Конституции запрещено иметь государственную идеологию (13 статья), а если нет идеологии, то нет целей, а значит, движемся в никуда.

На самом деле государств без идеологий не бывает в принципе, а 13 статья Конституции РФ не совсем запрещает идеологию. Читаем внимательно: 13.1 В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

– это значит, что идеологий может быть сколь угодно много (коммунизм, либерализм, национализм и всё, что заканчивается на -изм). Но следующий пункт гласит: 13.2  Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

– это значит, что хоть идеологий может быть сколь угодно много, но органы государственной власти не имеют права руководствоваться ими в своей работе, а обществу не может быть навязана ни одна из них в качестве обязательной для вероисповедания. 

В чём тут парадокс? 1) Конституция – основной закон страны, обязательный для всех, в первую очередь для органов государственного управления (статья 15) 2) Конституция запрещает этим органам руководствоваться какой-либо идеологией.

3) Но тут же в самой Конституции прописано не что иное, как либеральная идеология, которая (см. первый пункт) обязательна для исполнения органами государственной власти. Все эти пункты Конституции про частную собственность, разделение властей, про свободу личности, средств массовой информации, свободу предпринимательства – всё это описание либеральной идеологии. 

Идеология, по которой живёт общество, всегда находит своё отражение в законах, в том числе в главном законе – Конституции. Например, в советской Конституции была прописана коммунистическая идеология, а в российской – либеральная. Не полностью, конечно, но основные моменты были прописаны: кому что принадлежит и кто кому подчиняется.

Да, в нашей Конституции нет пункта: “Государственной идеологии Российской Федерации является либерализм”, – но этого и не требуется. Если мы откроем определение либерализма и сравним с тем, что написано в Конституции, то мы увидим удивительные совпадения:

(Не) удивительные (не) совпадения – 10 из 10. Американские советники, писавшие нам Конституцию в 1993 году, чётко отработали по методичке. Либерализм по факту – государственная идеология России. И поэтому, когда людей отправляют на поиски “национальной идеи”, то получается, как в сказке про Федота-стрельца, когда царь посылает его “пойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что”, лишь бы отослать его подальше и завладеть его женой. Когда царь-Ельцин в 1996 посылал учёных мужей на поиски “национальной идеи”, а те якобы искали, но не нашли, на самом деле это увод людей в сторону от Конституции-1993, в которой эта самая “национальная идея” прописана в качестве обязательной. Как известно, прятать лучше на самом видном месте. 

В итоге Конституция противоречит сама себе, с одной стороны запрещая государственную идеологию, а с другой – прописывая либеральную идеологию в качестве обязательной, т.к. Конституция – основной закон страны и её нарушать нельзя никому.

В тоже время, возвращаясь к 13 статье Конституции, идеология, как таковая не запрещена (признается идеологическое многообразие), то есть нет никаких запретов государству неофициально: а) сформировать такую идеологию, расписать свои цели, идеалы в простых, понятных, притягательных обществу формулировках; б) распиарить эту идеологию в обществе с помощью подконтрольных СМИ, т.е. сделать так, чтобы эта идеология стала преобладающей в обществе; В итоге народ будет ать на выборах только за тех политиков, которые соответствуют этой новой не государственной и не обязательной идеологии. Из этих новых политиков будут формироваться Госдума и Совфед, а в их руках находится Конституция. Переписываем Конституцию под эту не государственную и не обязательную идеологию, которая уже и так господствует в обществе, легализуем её на референдуме и вот вам настоящий государственный суверенитет.

Поэтому, когда кто-то говорит, что у России нет идеологии или, что нам запрещено её иметь по Конституции, – это всё враньё.

 Если бы у элиты было желание, ни что бы не помешало уже давно внедрить новую (не либеральную) идеологию и изменить Конституцию.

Проблема в том, что любая не либеральная идеология автоматически лишает элиту её привилегированного положения  в обществе. Поэтому надежда остаётся только на народ. 

Если мы хотим поменять либеральную идеологию на справедливую, то Конституцию придётся менять, рано или поздно, при чём менять кардинально. И народ, я надеюсь, постепенно подходит к этому пониманию. Но элита не может допустить, чтобы народ сам себе написал новую Конституцию, а то ведь могут всё отобрать и поделить.

Поэтому они будут пытаться возглавить и форсировать этот процесс (по принципу “не можешь победить – возглавь”). Задача элиты во внутренней политике проста – сохранение своего привилегированного положения по под маской победы народно-освободительного движения. Затея рискованная, т.к. народ реально может победить, но игра стоит свеч.

 

Народу же, чтобы не быть в очередной раз обманутым, следует взять ответственность за происходящее у себя в стране, а так же на всём постсоветском пространстве, а в пределе – во всём мире, исключительно на себя и не идти на поводу у элиты. Никаких компромиссов, никаких половинчатых решений! Конституцию надо менять кардинально, а не какие-то отдельные пункты. Никаких “утром деньги, вечером стулья”!

Все разговоры о том, что народу достаточно отменить пару статей Конституции, ограничивающих наш суверенитет, а наша элита всё остальное сделает сама (построит сильное справедливое государство), просто не состоятельны.

PS О сути либерализма рекомендую: http://inance.ru/?s=либерализм

PPS О том, какой должна быть идеология России и соответствующая ей Конституция, – тема отдельной заметки.

https://cont.ws/@lexanderblock/98779

Источник: https://mediamera.ru/post/25650

Есть ли у РФ идеология? | Политштурм

Россия: государство без идеологии, общество без национальной идеи? Современная российская идеология

Бытует мнение, что идеологии — это пережиток прошлого, атрибуты XX века, когда таковые представляли собой, казалось бы, нерушимые скалы. Идеология сегодня представляется как нечто искусственное, внедрённое извне, навязанное человеку «вопреки его природе».

Не является исключением в такой оценке и буржуазная Россия, которая на законодательном уровне закрепляет своё отношение к этому явлению.

Так, статья 13 Конституции РФ запрещает устанавливать государственную или обязательную идеологию.

Такое положение закона якобы является «вакциной от болезней прошлого», призванной не допустить повторения «тоталитаризма», закрепления «враждебной человеку идеологии».

Однако даже правящий класс и его обслуга признают, что в стране всё не так хорошо, как того хотелось бы: то Запад вставляет палки в колёса, то выясняется, что немалая доля самих россиян — это «неуспешные люди» и надобно бы их заменять иностранцами, которые уж точно не будут лежать на печи, а бросятся поднимать с колен увядающую экономику России.

И весь свет буржуазной общественной мысли ломает голову: как же экономике и обществу вообще выбраться из того болота, в котором они увязли? Положение настолько критично, что, к удивлению, время от времени федеральные СМИ даже поднимают тему срочной необходимости создания для страны «новой государственной идеологии».

Такая идеология должна якобы объединить народ, сплотить его в мощный кулак для противостояния западной цивилизации. Ведь Советский Союз руководствовался идеологией (как мы знаем, коммунистической, о чём буржуазные пропагандисты предпочитают умолчать) и был сверхдержавой, контролировавшей половину земного шара.

Поэтому наличие государственной идеологии вполне оправданно для «возвращения былого величия».

Красноречивые лакеи капитала предлагают самые различные варианты, начиная от православия и заканчивая идеей т.н. «русского мира». Подобная постановка вопроса настраивает адресата информационного потока на мысль, согласно которой в России действительно нет идеологии — иначе зачем её «создавать» и «выбирать»?

Общественная повестка даже не ставит вопрос о существовании у РФ идеологии, которой руководствуется государство при решении социально-экономических проблем. Она ставит вопрос о необходимости таковой для государства. Генеральная линия подобных разговоров – у РФ вовсе нет идеологии. Так ли это на самом деле? Попробуем ответить на данный вопрос с точки зрения марксизма.

Согласно определению, которое даёт Большая Советская Энциклопедия, идеология — это система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений. В классовом обществе идеология всегда носит классовый характер, отражая положение данного класса, его интересы.

Исходя из вышеуказанного становится ясно, что в любом обществе существует идеология, поскольку оно состоит из людей, которые вынуждены взаимодействовать с окружающей их действительностью и между собой (с целью выживания, продолжения рода, технологического развития и т.п.). А любая идеология в классовом обществе выражает интересы определенного класса и направлена на их удовлетворение.

Нынешнее российское общество есть общество классовое, господствует в котором буржуазия, государство в котором принадлежит буржуазии. Следовательно, и доминирующая идеология тут носит классовый характер, отражает интересы господствующего класса.

Взгляды и идеи этого общества направлены на укрепление существующей общественно-экономической формации. Буржуазия готовит специально обученных людей, которые профессионально занимаются идеологической обработкой населения.

Она строит государственные образовательные программы в ключе получения узкого набора навыков, необходимых для исполнения специфической, строго ограниченной трудовой функции. Образование больше не учит по-настоящему методам научного познания, не дает систему знаний.

Это делает любого формально образованного человека легким объектом управления, позволяет манипулировать его сознанием через информационное воздействие, который он сам не в состоянии отфильтровать и проанализировать, не в состоянии выявить его сущность и обнаружить его влияние на себя. Образование готовит человека-функцию, который так нужен работодателям.

В. И. Ленин в своей работе «Что делать?» выделял два идеологических направления в капиталистическом обществе: буржуазное и социалистическое[1].

Не существует никакого «третьего пути», «золотой середины», поскольку в классовом обществе невозможно наличие надклассовой идеологии.

«Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной[2]».

Следовательно, за разговорами о порочности социалистической идеологии, перекладыванием всех нынешних проблем РФ на Советский Союз и его «тоталитарную» идеологию скрывается укрепление буржуазной идеологии в её различных формах, удобных правящему классу.

И. В. Сталин ещё в начале XX века, давая оценку политическому горизонту Российской империи, в своей работе «Анархизм или социализм?» писал, что идеология существует не только у пролетариата в виде социализма. Таковая существует и у класса-антагониста. Её название — либерализм.

Либерализм — буржуазное идеологическое и общественно-политическое течение, объединяющее сторонников буржуазно-парламентского строя, буржуазных свобод и свободы капиталистического предпринимательства.

Либерализм — система взглядов[3], согласно которым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе частной собственности путём обеспечения достаточной свободы индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности (ибо общее благо якобы стихийно складывается в результате осуществления индивидами их личных целей).

Итак, в период, когда Сталин выпустил вышеуказанную работу, буржуазия руководствовалась одной из основных форм своей идеологии — либерализмом.

Вновь обратимся к Конституции буржуазной России. Первая глава этого документа под названием «Основы конституционного строя» представляет для нас наибольший интерес в контексте разбираемого вопроса.

Часть 1 статьи 8 гарантирует свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции и свободу экономической деятельности. Это соответствует категории «экономической свободы индивида». Часть 2 статьи 8 устанавливает защиту для главной опоры правящего класса капиталистов — частной собственности.

Она закреплена в тексте основного закона государства наравне с иными формами собственности (государственная, муниципальная и пр.), однако занимает в списке первое место, что, согласитесь, говорит само за себя. Важно отметить, что объектом права частной собственности могут быть земля и природные ресурсы (ч. 2 ст.

9 Конституции), несмотря на их количественную ограниченность.

Изменение экономического базиса общества с социалистического на капиталистический было главной целью переродившейся верхушки КПСС. Закрепление частной формы присвоения и разрешение на использование наемного труда (эксплуатация человека человеком) на уровне закона стало внешним выражением такого изменения, юридическим оформлением разделения общества на классы.

Как мы видим, определение либерализма указывает на закрепление в экономической системе общества частной формы собственности. Конституция РФ содержит в себе и иные права, доказывающие официальное закрепление буржуазной идеологии в форме либерализма.

К таковым относятся: право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), закрепление права наследования, которое играет не последнюю роль в сохранении классового господства буржуазии (ч. 4 ст.

35), повторно указывается о праве граждан и их объединений иметь в частной собственности землю (ч. 1 ст. 36). Как видим, частной собственности — этому киту буржуазной идеологии — уделено повышенное внимание в основном законе буржуазной России. И это не удивительно, ведь, как говорил К.

Маркс, право — это воля господствующего класса, возведенная в закон.

Таким образом, буржуазное российское государство обманывает трудящихся. Оно в Конституции запрещает государственную идеологию, но по умолчанию возводит либерализм в ранг таковой, закрепляя на конституционном уровне все столпы главной идеологии буржуазии.

Налицо спекулятивная суть буржуазного права, которая подпитывается особенностью либерализма. Данная идеология позволяет сосуществовать другим идеологиям, постулируя свободу мнений и свободу слова, многопартийность и плюрализм.

Таким образом, конституция регулирует отношения между разными фракциями самой буржуазии, ставит их в изначально равные условия.

Либерализм становится той стартовой базой, с которой всё начинается и которой тем не менее всё заканчивается.

Помимо либеральной формы буржуазной идеологии, правящий класс, правящая фракция использует и иные. Нередко используется консерватизм, выражающийся в вышеупомянутой концепции «русского мира», исключительности российской нации («справедливость в крови») и её благой исторической миссии.

Часто объявляется, что идеология РФ – «патриотизм». Насколько различно понимание этого термина у разных людей, конечно, не оговаривается. Патриотизм на языке буржуазии – это патриотизм буржуазный, слепая вера в непогрешимость своего капиталистического государства.

От некоторых представителей буржуазии и её обслуги можно услышать и откровенно фашистские идеи, призывающие к «классовому миру» и объединению (с этой целью и был учрежден «день народного единства», отмечаемый аккурат перед годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции).

Все эти призывы направлены лишь на одно — затушевывание классовых противоречий, оболванивание трудящихся и их увод от классовой борьбы. Ведь, как говорил В. И. Ленин, капиталисты стравливают народы между собой, а сами при этом отлично обделывают свои делишки.

Ведь ничто не мешает РФ одновременно с истерикой о наличии внешней угрозы в лице западных стран продавать им энергоресурсы, таким образом обеспечивая функционирование их экономики, состоять с ними в одних международных организациях, поддерживать там их решения, называть их «наши партнёры».

Это свидетельствует также и о том, что государственная идеология находится в переходной форме, в подвешенном и неопределенном состоянии, стремясь к реакции.

В полном соответствии с монополистическим базисом вся политическая надстройка становится отрицанием демократии, постепенным переходом к политической реакции.

Одна фракция постепенно концентрирует в своих руках государственную власть и не желает подпускать к этому пьедесталу кого бы то ни было.

Она уже не терпит конкуренции, не терпит новшеств и равенства, а потому её идеологией становится консерватизм, национализм и ещё более реакционные формы. Это выражается как в сфере самого режима (усиливается диктатура, ужесточается законодательство), так и в сфере идеологии (сквозь либерализм прорываются нотки Русского мира, евразийства, извечного противостояния с Западом и так далее).

Так или иначе, описанные формы обмана трудящихся объединены под крылом буржуазной идеологии. Подводя итог, мы приходим к выводу, что в современной России идеология существует, и она вполне официальна. Эта идеология — буржуазная, эта идеология – либерализм.

 Проявляется она в самых различных формах, но суть её неизменна — охрана и укрепление капиталистической общественно-экономической формации.

Выход из сложившегося положения диктатуры буржуазии только один — диктатура пролетариата и перевод общества на рельсы построения социализма — общества без рабов и господ, общества истинного равенства и свободы.

[1] Ленин В.И. ПСС. Т.6. С.39—40. [2] Там же. [3]  Т. е. идеология.

Источник: https://politsturm.com/est-li-u-rf-ideologiya/

Нуждается ли современная Россия в идеологии

Россия: государство без идеологии, общество без национальной идеи? Современная российская идеология

Владимир Путин в очередной раз пытается начать разговор о государственной или национальной идеологии России. И вбрасывает формулу: “Величие России, достоинство граждан”. В связи с этим возникают два вопроса.

Первый – нужна ли России идеология вообще? Насколько в наше время актуально стране иметь более или менее четко сформулированную идейную базу? И второй – подходит ли формула, предложенная президентом, как ядро этой идеологии?

Кажется, что в мире постмодерна и глобализации наличие государственной или национальной идеологии является лишним. Она якобы не может вдохновлять граждан и элиты, а является, скорее, сковывающим свободу и потому отрицаемым элементом политики.

Однако такой взгляд на идеологию сам по себе является наследием сначала Второй мировой, а потом “холодной войны” и распространяется прежде всего на те страны, которые войны проиграли. Это Германия, Япония, а что касается “холодной войны”, весь СССР и прежде всего Россия.

Впрочем, если задаться вопросом, кому не рекомендуется идеология сейчас, то почти наверняка она будет нежелательна для Ирана, Сирии и прочих стран, которых США считают своими идеологическими противниками.

Сегодня перед нами, выбравшими в 90-е демократию и ценность свободы, а в 2000-е – ценность территории и имперских границ, стоит эта задача – соединить одно и другое

Между тем мы не можем не замечать, что те страны, которые являются или стремятся быть активными игроками мировой политики, стать центрами сил для мира или для больших регионов – сами США, Китай, Турция, тот же Иран, безусловно, имеют выраженную идеологию.

В этом смысле призыв оппозиции отказаться от идеологии как устаревшего оружия является последствием признания нашего (СССР) поражения в “холодной войне” и похож на запрет иметь вооруженные силы после поражения. Однако последствия “холодной войны” можно считать отыгранными.

Прошлым является уже даже сам постмодерн, отрицающий идеологию как инструмент политики. Очень многие страны в мире ищут и публично формулируют свои идентичности. На пороге неоконсерватизм, который станет идейной опорой стран, ищущих суверенитета.

В центре неоконсерватизма лежит идея воли быть таким, каким ты считаешь нужным быть.

Путин одобрил проведение ания по Конституции 22 апреля

Если подходить к государственной или национальной идеологии совсем практически и безотносительно к внешнему противостоянию, то надо сказать, что без этого инструмента нельзя вести ни одну из так называемых soft-политик.

Нельзя системно заниматься образованием, культурой, гуманитарными науками, правом (и это ярко проявляется сейчас при обсуждении Конституции России). Я не имею в виду, что идеология должна тотально давить на эти сферы. Мы можем признать своей ценностью вариативность, тягу к соединению противоречивого, синкретизм, поликультурность.

Но что-то мы должны признать. Это эхом отразится на нашем образовании, культуре, праве, науке. И этого отражения нам давно уже не хватает.

Здесь уместно задаться вопросом – почему за тридцать лет, прошедших после развала СССР и демократической революции в России, мы не смогли сформулировать национальную или государственную идеологию? Ведь, например, большевики начали идеологическую работу во всех soft-сферах года через три-четыре после революции 1917-го. А революционеры 90-х даже не предприняли таких попыток.

Первый ответ в том, что большевики имели под собой огромную разветвленную и в то же время касающуюся фундаментальных сущностей идейную базу и очень масштабное целеполагание. Тут тебе и идеи равенства, и власти народа против власти монарха, и обобществление собственности, и мировой интернационал. Каждая мысль – мощнейшая.

В результате и лозунги: “Вся власть Советам”, “Коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей России”, “Пролетарии всех стран соединяйтесь!”, и образовательная политика, и расцвет культуры (кто “за”, кто “против”, но расцвет), и колоссальный экономический рывок, и в итоге восстановление империи.

Да, страна, построенная на этой идеологии, в конце концов проиграла, но сколько она совершила.

Революция 90-х, если и имела идеологию, то только от противного и по западному подобию. Разрушить советский строй, раскрепостить индивидуальные свободы, создать любой ценой и быстро рыночную экономику, чтобы возникли условия для всепобеждающей конкуренции, открыть рынок, чтобы потреблять как в Европе.

Отсюда и лозунги: “Берите суверенитета сколько можете!”, “Хотите жить как в Европе – голосуйте за СПС”, “Зачем нам что-то производить самим, если все можно купить на мировом рынке”. Да, наше поколение чаяло расцвета индивидуализма, частной жизни, мы мечтали попробовать себя в конкуренции, нам привлекательной казалась демократия.

Но эти ценности оказались недостаточно мощными для того, чтобы построить стройную идеологию. Причиной слабости этого стали потери, которые несла наша страна в результате революции 90-х.

Если считать Россию правопреемницей СССР, то мы потеряли 40% населения, 30% территории, огромную зону влияния в Европе и Латинской Америке, приблизили стратегическую линию обороны от НАТО в среднем на 800 км.

Кажется, что самым дальновидным из революционеров-реформаторов достаточно быстро стало ясно, что предложенный концепт вполне может привести к распаду уже не СССР, а России. Что ценности индивидуализма оказались неравны размеру понесенных потерь. Что существует нечто более важное “чем жить как в Европе”. Что наша идентичность, а с ней и наш суверенитет “трещит по швам”.

В науке о мозге есть такое понятие – рептильный мозг человека. Это не плохой мозг, а тот, который отвечает за инстинктивные решения и поступки. Он как бы наша первичная сущность. Так вот, на уровне рептильного мозга Россия почувствовала предельную опасность и стала восстанавливать государственность, так и не разобравшись с тем, что она захотела в начале 90-х.

Вскользь, примерно в 2003-2004 годах, один из самых ярых реформаторов Анатолий Чубайс предложил концепцию “либеральной империи”. Как мне кажется, он почувствовал, что наша глубинная мечта в соединении ранее несоединимого – либеральной, а точнее, демократической идеи и имперской территории. Впрочем, бог его знает, что он почувствовал. Тема в то время развита не была.

Двадцать лет ушло на спасение имперского размаха России. Присоединение Крыма, удачная операция в Сирии этот процесс вчерне завершили. Наш рептильный мозг больше не чувствует приближающейся катастрофы. Если следовать логике выдающегося теоретика нации Бенедикта Андерсона, то мы обрели свое основополагающее свойство – ясное понимание границ.

Границ, которые надо защищать любой ценой. Границ, в пределах которых нация должна чувствовать себя в безопасности. Без этого чувства нации не существует. И опыт иных стран показывает, что это очень важное чувство.

Я хорошо запомнила разговор (в 2000-х) с бывшим югославом, а тогда уже хорватом, который говорил: “Кому это было интересно, защищать Югославию?”

Мы не можем не замечать, что те страны, которые являются или стремятся быть активными игроками мировой политики, имеют выраженную идеологию

Однако если следовать Андерсону дальше, то он пишет, что нация держится на иррациональном чувстве общности – общей территории, общих целях, общих ресурсах, общих ценностях. О новых, выстраданных в последние 30 лет ценностях, мы и должны сейчас говорить.

Путинская формулировка о связи величия и достоинства граждан или народа, кажется, возвращает нас к центральному конфликту нашей истории, которую Петр Первый и большевики каждый решили по-своему, и в этих решениях империя оказалась важнее достоинства.

Путин объяснил разницу между нацпроектами и госпрограммами

Собственно события распада СССР тоже были отражением этого конфликта.

Очень грубо считается, что территория и климат России таковы, что задачи безопасности и просто поддержания жизни на всей этой территории требуют от нации и ее участников постоянной жертвы такого размера, который сказывается на ограничении индивидуальных свобод. В 90-е такое рассуждение было главным аргументом в пользу дальнейшего распада России.

Еще один аргумент, смежный с этим, заключается в том, что Россия так много тратит на оборону своей территории, что она не смогла, у нее не хватило сил построить современную цивилизацию и добиться благосостояния всех граждан. И никогда не хватит – таков вердикт критиков России и оппозиции.

Возражение же верящих в Россию заключается в том, что мы никогда и не пытались. Вышеупомянутые политики или просто история не дали ей такой возможности.

И вот сегодня перед нами, выбравшими в 90-е демократию и ценность свободы, а в 2000-е – ценность территории и имперских границ, стоит эта задача – соединить одно и другое. Демократию и империю, суверенитет и процветание. Построить демократическую цивилизацию в имперских границах. Для этого есть политические, технологические и экономические предпосылки.

Эту американскую формулу наверняка любят наши критики. “Мы подобны городу на холме. Взоры всех народов устремлены на нас, и если мы обманем ожидания Господа в деле, за которое взялись, и он лишит нас своей милости, мы станем притчей во языцех во всем мире”, – писал новым американцам Джон Уинтроп в XVII веке. Кажется, что здесь есть прямая аналогия.

Мы тоже сегодня на холме, и весь мир смотрит на нас.

Справится ли огромная холодная пустынная страна с тем, чтобы стать современной, динамичной, адекватной постглобальной эпохе? Сможет ли она при этом сохранить свои имперские функции контроля над территориями? Сможет ли своим личным примером вернуть всем странам-негегемонам право на национальную идентичность? Сумеет ли, наконец, предложить миру свой формат материализации культуры?

Или все-таки исчезнет?

Источник: https://rg.ru/2020/02/27/nuzhna-li-sovremennoj-rossii-ideologiia.html

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий