Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна

Розалия Самойловна Залкинд

Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна

От канцелярщины и спячки,Чтоб оградить себя вполне,Портрет товарища ЗемлячкиПовесь, приятель, на стене…Бродя потом по кабинету,Молись, что ты пока узналЗемлячку только по портрету:В сто раз грозней оригинал.

Демьян Бедный

Советская власть, установленная в Крыму после ухода врангелевских войск, ознаменовала свое правление одной из самых страшных трагедий современности: за сравнительно небольшой период самым жестоким образом было истреблено огромное количество бывших военнослужащих Белой армии, поверивших новой власти и не покинувших Родину. Эта жестокость имела и женское лицо…

Розалия Землячка (Залкинд) (1876-1947)

Иногда Землячку спрашивали, как она, девушка из буржуазной семьи, стала революционеркой? Кто привел ее, юную гимназистку с вьющимися черными волосами и серыми любопытными глазами, к ненависти по отношению к представителям того сословия, из которого была и она сама?

Родилась она в 1876 году. Предприимчивый человек Самуил Маркович Залкинд владел в Киеве отличным доходным домом, а его галантерейный магазин считался одним из самых лучших и больших в городе. Он хотел вывести детей в люди и вывел — они выучились и стали инженерами и адвокатами.

Но, увы, мыслили не совсем так, как хотелось отцу. Благо своей родной страны они видели в революции, даже в ее крайних и самых уродливых формах. Все дети Самуила Залкинда побывали в царских тюрьмах.

Так что купец первой гильдии Залкинд то и дело вынужден был вносить залог, беря на поруки то одного, то другого сына.

Жестокая Роза по кличке Землячка

Но больше всех в семье любили Розу. Она была самая способная, самая нетерпеливая, самая проницательная и, даже братья признавали это, самая умная. На редкость серьезная девочка запоем читала все, что попадалось под руку. Но романы увлекали ее не так, как иные книги. Толстой, Тургенев?..

Анна Каренина вызывала у нее снисходительное сожаление, а Лизу Калитину она даже осуждала: «Шла бы ты, голубушка, не в монастырь, а в революцию, там тебе, с твоей принципиальностью, самое место…» С интересом читала исторические труды, по социологии, предпочитая научный анализ явлений жизни поэтическим эмоциям.

И вот Роза уже разъясняет рабочим «Капитал»  Карла Маркса.
Чекисты перетаскивают женские трупы

В 1894 году Роза, окончив гимназию, поступила в Лионский университет на курс медицинских наук. Она искала применения своим силам. Знакомый студент дал ей почитать брошюру В. Ульянова «Что такое «друзья народа…». И вскоре Роза Залкинд вступила в киевскую социал-демократическую организацию, став профессиональной революционеркой.

А год спустя Землячку, таков теперь был ее революционный псевдоним, арестовали. В донесениях агентов киевской охранки указывалось, что дочь купца первой гильдии Розалия Залкинд читает рабочим лекции о революционном движении, что она в квартире акушерки Сишинской собственноручно вышивала красное знамя для первомайской демонстрации.

Уйти от тюрьмы ей не удалось. Тюрьму сменила ссылка в Сибирь. В ссылке Землячка вышла замуж и приобрела еще одну фамилию — Берлин. Из ссылки она бежала одна, муж остался в Сибири и вскоре умер.

Позже она и сама не могла толком определить причину своего замужества: то ли это была симпатия к соратнику по борьбе, то ли хотелось поддержать более слабого товарища.

За три года, которые ей пришлось провести в тюрьме и ссылке, революционное движение в России обрело новое качество: вдохновителем, организатором и руководителем стал  Ленин. Землячка приехала в Екатеринослав. Там она попыталась установить связи с Киевом и вновь привлекла внимание полиции.

Пришлось перебраться в Полтаву, где находилась небольшая группа поднадзорных социал-демократов, а оттуда по указанию редакции «Искры» направиться в Одессу. Из Одессы Землячку вызвали за границу для доклада о ходе борьбы за «Искру». В своих воспоминаниях Землячка писала, что впервые встретилась с Лениным не то в Цюрихе, не то в Берне. На самом деле познакомилась она с Лениным в Мюнхене.

Сохранилась ее фотография тех лет.

Продолговатое лицо, чуть вьющиеся, но гладко причесанные волосы, четко очерченные брови, небольшие умные глаза, прямой правильный нос и то, что выделяло ее из множества других барышень: высокий мужской лоб и пытливый взгляд. Время, проведенное в тюрьмах, сделало ее жестокой, иногда до патологии. Новая партийная кличка — Демон — как нельзя лучше подходила ей.

Как развлекались чекисты

Землячка вернулась из Мюнхена в Одессу, откуда ей поручили перебраться в Екатеринослав. Там было тревожно и неблагополучно. Опасаясь нового ареста, она уезжает в Женеву.

По возвращении в Россию в 1905 году ее ввели в руководство московского комитета РСДРП. Как один из партийных лидеров она работала в военной ячейке РСДРП. Активно участвовала в организации смуты 1905 года, в декабрьских боях в Москве.

Приобрела первый опыт стрельбы по царским войскам, который оказался весьма востребованным позднее, в Крыму, во время расстрелов врангелевских офицеров. После победы революции руководство партии доверило ей весьма ответственную работу.

В конце 1918 года, когда осложнилось положение на Южном фронте, ее направляют в Красную армию, назначив сначала комиссаром бригады, а затем начальником политотделов 8-й и 13-й армий Южного фронта.

Это было деморализованное и небоеспособное войсковое соединение.

Армию приходилось сколачивать заново, подбирать командиров и политических работников — винтиков той страшной машины, которая благодаря таким, как Розалия, «пламенным революционерам» покатилась по России, оставляя за собой кровавую колею.

Рабочий день Землячки продолжался до двадцати часов, она не щадила себя и требовала того же от других, при этом особенно не задумываясь о способах принуждения, не останавливаясь и перед крайними мерами.

За заслуги в деле политического воспитания и повышения боеспособности частей Красной армии Розалию Землячку наградили в 1921 г. орденом Красного Знамени. Она была первой женщиной, удостоенной такой награды.

Демон вырвался на свободу

В 1920 г. ушла из Крыма армия Врангеля, но десятки тысяч солдат и офицеров не захотели покинуть родную землю, тем более что Фрунзе в листовках обещал тем, кто останется, жизнь и свободу. Остались многие.

Дело рук большевицкой власти в Крыму:

источник: http://molodidov-cossacks.com

По указанию Ленина в Крым «для наведения порядка» были направлены с практически неограниченными полномочиями два «железных большевика», фанатично преданных советской власти и одинаково ненавидевших ее врагов: Розалия Землячка, которая стала секретарем Крымского обкома большевистской партии, и венгерский коминтерновец Бела Кун, назначенный особоуполномоченным по Крыму. 35-летний Кун, бывший военнопленный офицер австро-венгерской армии, успел к тому времени провозгласить Венгерскую советскую республику, которая захлебнулась в крови, после чего приехал «делать революцию» в Россию.

Крым был передан в руки Бела Куна и Розалии Самуиловны. Торжествующие победители пригласили в председатели Реввоенсовета Советской Республики Крым Льва Давидовича Троцкого, но тот ответил: «Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца». Руководителями Крыма это было воспринято не как намек, а как приказ и руководство к действию.

Бела Кун и Землячка придумали гениальный ход, чтобы уничтожить не только пленных, но и тех, кто находился на свободе. Был издан приказ: всем бывшим военнослужащим царской и Белой армий необходимо зарегистрироваться — фамилия, звание, адрес. За уклонение от регистрации — расстрел.

Не было только уведомления, что расстреляны будут и все, кто пришел регистрироваться…

С помощью этой поистине дьявольской уловки было выявлено дополнительно еще несколько десятков тысяч человек. Их брали по домашним адресам поодиночке ночами и расстреливали без всякого суда — по регистрационным спискам. Началось бессмысленное кровавое уничтожение всех сложивших оружие и оставшихся на родной земле.

И сейчас цифры называются разные: семь, тридцать, а то и семьдесят тысяч. Но даже если и семь, столько тысяч перестрелять — это работа. Вот тут и проявилась патологическая жестокость, годами копившаяся до этого в Розалии Залкинд. Демон вырвался на свободу.

Именно Землячка заявила: «Жалко на них тратить патроны, топить их в море».

Лучшую характеристику Залкинд дал позднее А.И.  Солженицын, назвавший ее «фурией красного террора». Уничтожение принимало кошмарные формы, приговоренных грузили на баржи и топили в море.

На всякий случай привязывали камень к ногам, и долго еще потом сквозь чистую морскую воду были видны рядами стоящие мертвецы. Говорят, что, устав от бумажной работы, Розалия любила посидеть за пулеметом.

Очевидцы вспоминали: «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которых даже не закапывали в землю.

Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать камнями золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу».

За первую зиму было расстреляно 96 тысяч человек из 800 тысяч населения Крыма. Бойня шла месяцами.

28 ноября «Известия временного севастопольского ревкома» опубликовали первый список расстрелянных — 1634 человека, 30 ноября второй список — 1202 человека.

За неделю только в Севастополе Бела Кун расстрелял более 8000 человек, а такие расстрелы шли по всему Крыму, пулеметы работали день и ночь. Розалия Землячка хозяйничала в Крыму так, что Черное море покраснело от крови.

Справедливости ради нужно отметить, что Землячка была не единственной фурией красного террора. Знаток женской души Мирабо когда-то говорил по поводу парижского мятежа, что «если женщины не вмешаются в дело, то из этого ничего не выйдет». В России женщины вмешались серьезно. Землячка — в Крыму. Конкордия Громова — в Екатеринославе. «Товарищ Роза» — в Киеве. Евгения Бош — в Пензе.

Яковлева и Елена Стасова — в Петербурге. Бывшая фельдшерица Ревека Мейзель-Пластинина — в Архангельске. Надежда Островская — в Севастополе.

Эта сухенькая учительница с ничтожным лицом, писавшая о себе, что «у нее душа сжимается, как мимоза, от всякого резкого прикосновения», была главным персонажем ЧК в Севастополе, когда расстреливали и топили в Черном море офицеров, привязывая тела к грузу.

Страшная резня офицеров под руководством Землячки заставила содрогнуться многих. Также без суда и следствия расстреливали женщин, детей, стариков. Массовые убийства получили такой широкий резонанс, что ВЦИК создал специальную комиссию по расследованию.

И тогда все «особо отличившиеся» коменданты городов представили в свое оправдание телеграммы Белы Куна и Розалии Землячки, подстрекавшие к массовым расправам, и отчетность по количеству невинно убиенных.

В конце концов эту совсем не «сладкую парочку» пришлось убрать из Крыма.

Ее не тронул даже Берия

В 1921 — 1924 годах Розалия Самуиловна была секретарем Замоскворецкого райкома партии в Москве, затем членом Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б).

В 1925 году ее отправили на работу в Пермскую губернию, после чего в 33-м назначили членом коллегии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР, коллегии Наркомата путей сообщения СССР.

По должности в ее обязанности входило контролировать работу государственных органов, в том числе прокуратуры, армии и флота.

Во время массовых репрессий 1937 г. Землячка была заместителем председателя Комиссии советского контроля, а затем ее председателем. «Большая чистка» в партии привела к тому, что в мае 1939 г. она была назначена заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР. Однако в дальнейшем Розалия постепенно оказалась на вторых ролях. В 1943 г.

ее сместили с этой должности и направили на ту работу, которая у нее лучше всего получалась, — Розалия Землячка стала заместителем председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б). Интересно, что, когда в 39-м под погром попала Комиссия советского контроля при Совнаркоме СССР, председателя комиссии Розалию Землячку  Берия не тронул.

Видимо, Сталина устраивало ее рвение в борьбе с «врагами народа»…

Она всю жизнь обожествляла Ленина и даже написала крайне тенденциозные «Воспоминания о В.И. Ленине». Всегда и со всеми была суха и замкнута и, можно сказать, совершенно лишена личной жизни. Многие считали ее равнодушной, а большинство боялось и ненавидело.

Один из ветеранов партии, «последний из могикан» дореволюционной РСДРП, рассказывая о большевичке Розалии Землячке, долгие годы руководившей органами партийного и советского контроля, так оценил одно из ее качеств: «Кого полюбит — для тех землячка, кого не взлюбит — для тех болячка».

Умерла Землячка в 1947 г. Прах ее, как и многих других палачей собственного народа, погребен в Кремлевской стене.

СЕРГЕЙ ЧЕННЫК

первоисточник: http://anvictory.org/

Источник: https://timpa.ru/rozaliya/

Розалия Самойловна Землячка

Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна

Розалия Самойловна Землячка — одна из немногих женщин, отдавших Революции всю свою жизнь. В 17 лет она пришла в социалистическое движение и навсегда осталась в революционной борьбе.

Родилась Розалия Самойловна в 1876 году в буржуазной семье, при рождении получила фамилию отца Залкинд. Самуил Маркович Залкинд, отец Землячки, считался в Киеве богатым человеком, поскольку получал прибыль с галантерейного магазина и крупного доходного дома.

Отец мечтал о достойном положении в обществе для своих детей и старался дать им хорошее образование. Но не все надежды отца оправдались. Землячка закончила Киево-Подольскую женскую гимназию и поступила на медицинский факультет Лионского университета во Франции.

Однако, будучи студенткой гимназии, она познакомилась с произведением К. Маркса «Капитал», который покорил ее ум и сердце. Она читала его в оригинале, вдумчиво и упорно. Позже ее отец увидел, что семнадцатилетняя Розочка ходит и разъясняет рабочим труд Маркса.

Так Самуил Маркович узнал, что его дочь — социалистка.

Через некоторое время Роза познакомилась с брошюрами В. И. Ленина и в 1896 году вступила в киевскую социал-демократическую организацию. К такому решению ее, как и многих сторонников революционного движения в России, привело зрелище бедственной жизни рабочих.

В 1900 году начинается выпуск газеты «Искра». В первом выпуске В. И. Ленин призвал революционеров объединиться в единую партию для исполнения исторической задачи: «освободить себя и весь русский народ» — «от политического и экономического рабства».

В этом же выпуске Ленин говорил о том, что «надо подготовлять людей, посвящающих революции не одни только свободные вечера, а всю свою жизнь…».

Последнему призыву Землячка не изменит никогда и полностью отдаст себя революционной работе на благо народа, что ежедневно будет доказывать беззаветным трудом.

Находясь в первых рядах революционного движения, Землячка не побоялась трудностей жизни революционера-подпольщика и стала агентом «Искры».

Она развернула свою агентскую деятельность в Екатеринославе (ныне г. Днепр), но ее тут же приметила полиция. Землячке пришлось быстро перебраться в Киев, чтобы скрыться от жандармов.

После, по заданию газеты, она отправилась в Одессу для организации деятельности искровцев.

Как пишет Лев Овалов в книге «Январские ночи», «Одесская группа вела большую работу: распространяла социал-демократическую литературу, руководила забастовками и стачками и все шире вовлекала рабочих в революционное движение».

В 1903 году среди 43 делегатов Второго съезда Российской социал-демократической рабочей партии была и Землячка, с мандатом «Искры».

Воодушевленная прошедшим мероприятием, Землячка пошла на заводы, знакомить рабочих с выступлениями съезда.

«Гужон», самый крупный машиностроительный завод, запомнил ее как хрупкую девушку с горящими глазами и пламенными речами.

Она зажигала своими выступлениями практически каждого потому, что говорила просто, от души, делилась личными впечатлениями и переживаниями. Была честной, открытой, а рабочие искренность чувствовали и Землячке поверили.

На начальном этапе революционная деятельность носила подпольный характер и всегда была сопряжена с вероятностью быть арестованным за антигосударственную деятельность.

Землячку не обошла стороной и эта часть революционной борьбы.

Она задерживалась неоднократно, была в ссылке в Сибири, была арестована совместно с несколькими сопартийцами на конспиративной квартире, а также отбывала срок в Литовском замке, освободившись лишь в 1908 г.

Выйдя из тюрьмы, где она пробыла полтора года, она сразу же ринулась в бой. Ее направили в Баку, крупнейший нефтяной город. Как замечает Лев Овалов: «Уже в начале столетия Баку стал крупнейшим центром революционного движения в Закавказье.

Политические выступления бакинских рабочих заняли заметное место в истории революционного движения в России. Весь 1909 год Землячка среди бакинских рабочих. Становится секретарем Бакинской большевистской организации. Много внимания отдает массовой работе.

Она руководит кружками, организует стачки и забастовки, участвует в политических демонстрациях…»

1917 год принес существенные изменения в общественную жизнь России. Февральской революцией была легализована партийная деятельность и Землячка становится секретарем Московского комитета.

25 октября (7 ноября) в Петрограде развернулось восстание рабочих и матросов, был взят Зимний дворец и установлена власть Советов. В это время Землячка была в Москве, где тоже было неспокойно. Рогожский район Московского комитета выступил на общем собрании с заявлением о мирном договоре с юнкерами.

Но на собрании не было сказано о самом важном — что юнкера не чураются расстреливать рабочих и совсем не действуют в рамках предложенного выше договора. Это прекрасно понимала Землячка и именно поэтому в тот момент нужны были решительные действия. Она поняла, что в тот момент важно захватить боеприпасы для будущей борьбы рабочих, а также привлечь на свою сторону военные корпуса. Л.

 Овалов пишет: «Вот когда пришло время проявить всю свою бескомпромиссность. Никогда в жизни не ощущала она так свою ответственность перед партией, как в эту ноябрьскую ночь.

У каждого человека наступает в жизни момент наивысшего подъема, когда он получает возможность проявить себя наиболее полно и совершенно… Вспоминая впоследствии об этом заседании Московского ревкома, Землячка считала, что именно в эту ноябрьскую ночь ее жизнь достигла наивысшей кульминации».

Землячка не стала тратить время на долгие споры в Московском ревкоме. Заявив о своей позиции, она стремительно направилась в Астраханские казармы для прямого контакта с солдатами.

Не один раз она доказывала силу слова. Выступая перед солдатами, она призвала их идти в бой за самое важное, за землю. И солдаты пошли, потому что этот призыв нашел отклик в их душах. Так Землячка возглавила вооруженную борьбу рабочих Рогожско-Симоновского района.

Окончание первой мировой войны, падение Российской империи, революционная неразбериха стали поводами для военного вмешательства иностранных государств во внутренние дела России — интервенции.

После захвата интервентами Архангельска для противодействия иноземцам была сформирована 18 стрелковая дивизия, названная Котласской.

В начале 1918 года на этот важный участок была направлена Землячка в качестве руководителя агитационного отряда.

Неприметная женщина, она верила, что народ сможет противостоять натиску британских интервентов, и эту веру вселяла в бойцов. Практически весь 1918 год она ездила по всему Котласскому фронту.

Землячку всегда посылали в стратегически важные места, где она была нужна в данный момент. Так, уже в октябре 1918 года она вступила в должность начальника политического отдела 8-ой армии Южного фронта. Чуть позже ее направили начальником политотдела в 13-ю армию.

Гражданская война шла полным ходом, интервенты прижимали со всех концов, важность формирования здоровой атмосферы в солдатских рядах лежала на плечах Землячки. Но никто не мог усомниться в ней, она представала строгим, дисциплинированным бойцом революции. На мягкость она тогда не имела права.

В сложившейся обстановке ей приходилось работать со сложным контингентом вооруженных частей, с дезертирами, которых собирали по деревням. Но и в них она находила отклик. Интересный пример такой работы приводит Овалов в своей книге.

Деникинская армия наступала, в полк прибыл только что сформированный отряд из отловленных дезертиров.

Землячка встала перед ними и произнесла воодушевляющую речь: «Вы-то сами понимаете, что делаете? Мало ваши отцы работали на помещиков, и вам того захотелось? От кого прятались? От своей же собственной власти? Неужели непонятно, что землю, полученную крестьянами в результате революции, не так уж трудно потерять.

Помещики еще не уничтожены, они лишь притаились и ждут не дождутся помощи от международного капитала. На какие деньги снаряжена армия Деникина? На деньги миллионеров и миллиардеров. И вы, дети трудящихся крестьян, собрались им помогать? Другое дело — кулаки, те, кто нанимал батраков, кто пускал деньги в рост и наживался за счет чужого труда. Тем, конечно, с нами не по пути.

Но вам, трудящимся крестьянам, вам выгодно прийти на помощь русскому рабочему классу. Сейчас рабочий класс еще не может дать крестьянину товаров, забирает у крестьянина хлеб. Но рабочий класс берет хлеб в долг, и чем скорее мы разгромим войска капиталистов, тем скорее будет у нас вдоволь и хлеба, и ситца, и керосина, и даже сахара для детей».

И в этот момент она поняла, что слов мало, что она должна встать вместе с бойцами в один ряд и доказать, что она с ними, а не против них. Она достала офицерский маузер, прошла сквозь ряд и встала рядом с командиром отряда. И вместе с отрядом начала движение в бой.

В 1921 году Землячку отправляют с линии фронта в Крым. Ее избирают секретарем Крымского областного бюро партии. Крымский период в жизни Землячки является самым обсуждаемым в современное время.

И поэтому не упомянуть о нем нельзя. Также как и нельзя демонизировать работу Землячки этого периода.

Антисоветский тренд не способствует объективному анализу исторических событий, мы видим мифизацию «красного террора» и «крымского палача Землячку».

Были и убитые, и раненые, как во время активных военных действий гражданской войны, так и в Крыму в первые дни власти Советов. Мы знаем, что Землячке приходилось приговаривать людей к расстрелу. Но шла война, и всем военачальникам приходилось принимать такие же решения.

Революция не может быть без жертв, стоит вспомнить Великую французскую буржуазную революцию. Марат, Дантон, Робеспьер не чурались крайних мер, но все равно находятся в пантеоне великих французских государственных и общественных деятелей.

Землячка была секретарем Крымского областного бюро партии, эта должность подразумевала решительные действия. Крым предстал перед ней разгромленным: убегающая буржуазия оставляла после себя руины городов, взорванные дворцы и дачи.

Ее стальной характер, непреклонность, непоколебимость принципов и полная самоотдача революции помогли достичь результатов построения послевоенной жизни в Крыму

За свою жизнь, служа революции, она побывала в десятках городов России. И везде перед ней стояла одна задача — сплачивать коллективы, организовывать работу, общаться с новыми людьми. У нее не было ни семьи, ни детей, но весь народ был для нее как одна большая семья. Ему Землячка отдала каждую минуту своей жизни.

Розалия Самойловна мечтала, чтобы молодые сопартийцы просто ходили в университеты и жили мирной жизнью. Но то время не подходило для этого. Она сражалась за то, чтобы следующее поколение жило так, как мечталось ей.

Иначе ни ее современники, ни рабочие и крестьяне не смогли бы позволить себе ни ходить в университеты, ни жить и работать на своей земле, ни дышать воздухом свободы и величия страны.

Такой была Землячка. Сложная, неоднозначная личность. Всегда в работе, всегда готова к бою. К ней можно относиться по-разному, но подвиг самоотверженной революционной борьбы не признать невозможно.

Источник: https://rossaprimavera.ru/news/zemlyachka-0

Розалия Землячка — «фурия красного террора»

Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна

Розалия Самойловна Землячка, урожденная Залкинд, появилась на свет в 1876 году в весьма состоятельной еврейской семье купца первой гильдии Самуила Марковича Залкинда, который заботился о будущем своих детей, стараясь уберечь их от революционных коллизий.

Юная Роза отправляется на обучение сначала в Киевскую женскую гимназию, а затем отец спонсирует учебу на медицинском факультете Лионского университета.

Однако занятиям анатомией девушка предпочитает чтение революционной литературы, а вскоре вступает в ряды РСДРП (существует версия, что это произошло во многом благодаря знакомству с брошюрой Владимира Ульянова «Что такое «друзья народа»).

В 17 лет она выбирает партийный псевдоним Демон. Кстати, советские биографы впоследствии придумают этому рациональное объяснение: мол, в качестве шифровальной книги революционеры использовали томик Лермонтова. В 1896 году юная революционерка возвращается в Киев, где в подполье начинает издавать газету «Искра» — агитационный печатный орган партии.

Залкинд была превосходным агентом: курсируя между Киевом и Европой, она переправляла за границу материалы для очередного зарубежного тиража газеты, запрещенной в Российской империи. Для сохранения секретности ей приходилось прибегать к разнообразным уловкам и хитростям: так, она придумала хранить тонкие листы бумаги под амальгамой дорожного зеркальца.

Землячка с разницей в десятилетия. (wikipedia.org)

В 1903 году председатель Комитета министров Сергей Витте утверждал, что около половины от всех членов революционных партий составляют люди еврейского происхождения, хотя эта цифра представляется современным историкам слишком завышенной — вероятно, численность евреев колебалась от 15% до трети, тогда как в сознании обывателей их роль в революции значительно превышала реальные факты.

После окончательной ликвидации черты оседлости в годы Первой мировой войны огромное количество жителей «местечек» начало переселяться из западных губерний в центр страны, причем сосредотачиваясь преимущественно в крупных городах.

В первые недели советской власти Ленин организует «призыв» в партию новых членов — и «тысячи евреев хлынули к большевикам».

Уже в конце 1917 года был создан специальный Еврейский отдел комиссариата по делам национальностей, а в 1918 году его преобразовали в отдельный «Еврейский Комиссариат», который, по сути, представлял собой независимое министерство.

Как в случае со многими русскими революционерами, Залкинд до 1917 года нигде не была официально трудоустроена, а бурная деятельность привлекла внимание полиции — ее отправили в сибирскую ссылку.

Там она успела выйти замуж, правда, муж вскоре скончался.

Причины такой скоропалительной женитьбы не совсем ясны: то ли это было продиктовано идеями общего дела с соратником по революционной борьбе, то ли из жалости.

В своих дальнейших странствиях Залкинд посетила Европу, в том числе Мюнхен, где, вероятно, и состоялась ее первая встреча с Лениным. В 1905 году она возвращается в Москву, оказываясь в самой гуще событий декабрьского восстания. Кстати, именно в эти дни, будущая «фурия красного террора» (по меткому выражению А. И. Солженицына) приобрела первые навыки стрельбы — по царским войскам.

Розалия Землячка в центре рядом с Надеждой Крупской. (wikipedia.org)

Землячка имела колоссальный опыт работы в военной ячейке партии, а потому уже после большевистского переворота, в конце 1918 года руководство решает использовать ее боевой потенциал и хладнокровие на практике — она становится начальником политотделов сначала 8-й, а потом 13-й армий Южного фронта.

Ранее деморализованная армия, находящаяся в катастрофическом и, казалось, безвыходном положении, превратилась в практически образцовую боевую ячейку.

Все это во многом благодаря жёсткой личной дисциплинированности Землячки: ее рабочий день мог длиться до 20 часов, она не щадила себя и той же самоотверженности требовала от своих подчиненных, не задумываясь об этичности или справедливости тех или иных своих поступков, а руководствуясь соображениями, что цель оправдывает любые средства.

Военный террор

Громкую славу принесли Землячке события в Крыму в 1920 году.

После ухода армии Врангеля полуостров был отдан в руки самых верных, доказавших в боях свою преданность и непреклонность, командирах — Розалии Землячке и Беле Куну, венгерскому революционеру, совершившему неудачную попытку провозгласить Венгерскую советскую республику (коммунистическое радикальное правительство просуществовало 133 дня). В качестве председателя Реввоенсовета Крыма они предложили назначить Льва Троцкого, на что тот ответил: «Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца». Это распоряжение Землячка и Кун восприняли как руководство к действию и приступили к кровавой «зачистке». Ими был придуман хитроумный план, как в короткие сроки уничтожить всех бывших белых офицеров: был издан приказ, по которому всем военнослужащим необходимо было официально зарегистрироваться — уклонистам грозили казнями. Несколько десятков тысяч сдавшихся офицеров оказались в расстрельных списках.

Бела Кун. (wikipedia.org)

За первую зиму было расстреляно 96 тысяч человек из 800 тысяч населения Крыма. Кровавое предприятие длилось несколько месяцев. 28 ноября «Известия временного севастопольского ревкома» опубликовали первый список расстрелянных белых офицеров — 1634 человека, 30 ноября второй список — 1202 человека.

За неделю только в Севастополе Бела Кун расстрелял более 8000 человек, а такие расстрелы шли по всему Крыму, пулеметы работали день и ночь, а когда боеприпасы стали заканчиваться Землячка заявила: «Жалко на них тратить патроны, топить их в море».

Приговоренных к уничтожению загружали на огромные баржи, которые затапливались в Черном море.

Очевидцы вспоминали: «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которых даже не закапывали в землю.

Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать камнями золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу».

За кровавые расправы в Крыму Землячка получила орден Красного знамени — она стала первой женщиной, удостоившейся этой награды. Но далеко не все поддерживали ее «рвение».

Некоторые подчиненные втайне жаловались на ее методы в Кремль и просили остановить зверства против мирного населения.

Однако, сам Ленин не помышлял о том, чтобы закончить кровавые расправы Землячки — наоборот, он считал ее образчиком и наиболее верным адептом военного террора.

Землячка — сидит вторая справа — на чистке аппарата кооперации. (pinterest.com)

В период с 1921 по 1939 годы Розалия Землячка успешно контролировала работу госорганов по всей стране. Пик ее карьеры пришелся на период массовых партийных чисток. В 1939 году во время массовых репрессий она была назначена заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР.

Однако, постепенно, ее позиции стали ослабевать, Проработав на этой должности до 1943 года, Землячка стала заместителем председателя Комиссии партийного контроля при ЦК партии. Советское руководство признало ее заслуженным членом партии, отметив особое рвение в борьбе с «врагами народа».

До конца жизни Землячка жила в знаменитом Доме на набережной, где обитала вся партийная верхушка: ее соседом по квартире был Хрущев. Остаток жизни «фурия красного террора» провела в составлении жалоб и доносов на жильцов дома. Розалия Залкинд-Землячка умерла 21 января 1947 года, в день смерти своего политического кумира Владимира Ленина и захоронена возле него в кремлевской стене.

Источник: https://diletant.media/articles/36996877/

Розалия Землячка: опорочена с лёгкостью необыкновенной

Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна
– | 6, : 4.33/5  Loading … 801

Антисоветизм и враньё на экранах

По слухам, или по умыслу? Личность в истории

Я не толерантен и не беспристрастен. Я человек советского воспитания, из той эпохи, когда белое было белым, а черное – черным, без всяких полутонов. У нас не было полуподлецов и полугероев. Если полуподлец, то это подлец, если полугерой, то он не герой.

Если кто-то клевещет на честного человека, если он повторяет как попка клевету, разносит ее по углам, заведомо зная, что это ложь, то этот человек уж никак не герой.

Если же лживые сплетни исходят от личности, которая не имеет достаточно ума, чтобы оценить ту мерзость, которой он пачкает других, то этого человека никак умным не назовешь.

Не знаю, кем больше нравится быть «уважаемому» Никите Сергеевичу Михалкову, только автора трилогии «Утомленные солнцем» и «Солнечного удара» я ставлю очень низко. За клевету на честного человека. Тем более что этот человек давно умер и не может ответить должным образом этому «мастеру» кинематографа.

Да-да, я имею в виду коммунистку товарища Землячку, которую мэтр российского «патриотического» кинематографа изобразил в последнем своем фильме как кровожадного монстра в юбке.

Занимаясь производством своего «шедевра», Никита Сергеевич не удосужился проверить источник информации о Розалии Самойловне как об «организаторе и проводнике политики красного террора в Крыму», у него, видно, не хватает ума и совести понимать, что сведения, порочащие чью-то честь, нуждаются в проверке и документальном подтверждении, иначе он не стал бы повторять ложь об одном из видных деятелей большевистской партии и Советского государства.

Иначе он установил бы, что ложь в адрес товарища Землячки первым начал распространять С.П. Мельгунов в своей книге «Красный террор» в России. 1918–1923 гг.

», выяснил бы, что никаких документальных подтверждений Мельгунов не привел, за исключением того, что в 1920 году: «28 ноября уже появляется в «Извест. Времен. севаст.

ревкома» первый список расстрелянных – их 1634 человека, из них 278 женщин; 30 ноября публикуется второй список в 1202 человека, из коих 88 женщин».

А потом без всякого труда узнал бы, что «Известия Временного севастопольского ревкома» не только 28 ноября не выходили, они вообще не печатались в 1920 году – последний номер этой газеты датируется 1917 годом, то есть вообще никаких «улик» в книге о преступлениях красных в Крыму нет. Нет ничего, кроме больной фантазии автора, убежавшего из СССР.

Дальше Никита Сергеевич уже смог бы догадаться, что сплетни о расстреле Землячкой из пулемета пленных белогвардейцев, ее указания «не тратить на беляков патроны, а топить их в море» являются просто болезненными фантазиями озлобленных эмигрантов, повторенными такими персонажами, как Солженицын. Стало бы известно Никите Сергеевичу, что издание книги С.П. Мельгунова за границей привело к тому, что европейский читатель, ознакомившийся с «фактами» зверства красных, вообще перестал верить в эти зверства, потому что этот «исторический труд» набит битком бредом вроде этого:

«Прибывшие с Донского фронта офицеры передают как безусловно достоверный факт, что большевики, озлобленные последними неудачами при отступлении, начинают теперь разбрасывать банки с консервами.

При исследовании консервов с безусловной очевидностью было установлено, что они содержат в себе бациллы чумы и холеры или отравлены трупным ядом. Количество оставленных большевиками при отступлении зараженных консервов часто довольно внушительно.

Наши солдаты уже предупреждены об этой дьявольской мести большевиков, и консервы поэтому не достигают желательного для коммунистов эффекта».

Поверить в существование у коммунистов такой «консерватории» может только современный российский кинорежиссер. Европейская публика в начале XX века так сильно деградировать не успела.

Н.С. Михалков, имей он совесть, смог бы осознать, что заодно с Землячкой он опорочил имя знаменитого советского полярника, дважды Героя Советского Союза Ивана Дмитриевича Папанина, который, собственно, и был с ноября 1920 года комендантом Крымской ЧК, причем назначен он был на эту должность по рекомендации Розалии Самойловны.

Если Михалков верит в утопленных и расстрелянных невинных белых офицеров, то в следующем его фильме можно ожидать сюжета о том, как ответственный секретарь Крымского обкома РКП(б) Р.С. Землячка, лежа за пулеметом в мини-юбке, длинными очередями лупит по толпе врангелевских офицеров, стоящих у стенки со связанными руками, а рядом с ней, вторым номером, лежит будущий исследователь Арктики И.

Д. Папанин и следит, чтобы пулеметную ленту не перекосило…

Может, еще Никита Сергеевич догадался бы внимательно прочесть «Окаянные дни» И. Бунина и узнал бы, что за три года пребывания в «большевистском аду» сам автор целых два раза подвергся «красному террору».

Один раз у него на улице поинтересовались, почему он так неуважительно относится к советским газетам, а во второй – у него не совсем вежливо спросили лишний матрац.

Больше ни одного зверства Бунин лично, собственными глазами не видел, остальное – пересказанные слухи, такие же, как и у С.П. Мельгунова, да рефлексия барина, впервые вблизи увидевшего русский народ.

И в книге «Лед и пламень» И.Д. Папанина кинорежиссер мог бы прочесть: «Говорят, у каждого человека есть свой ангел-хранитель. Не знаю, у кого как, но у меня такой ангел был – Розалия Самойловна Землячка. Знал я ее не один десяток лет.

И добрым ее отношением не злоупотреблял. Во всяком случае, лично для себя я ничего не просил у этой на редкость чуткой, отзывчивой женщины. Она прожила нелегкую жизнь, испытала и царские застенки, и тюрьмы, не раз смотрела смерти в лицо.

И сколько я ее помню, работала, не жалея сил».

Розалия Самойловна прожила свою жизнь как честный человек, до последнего вздоха служила народу, и о ней останется светлая память как о настоящей коммунистке.

А вот о самом Никите Сергеевиче, боюсь, будут помнить как об исполнителе роли генерала-идиота, штурмующего с черенком от лопаты немецкий форт.

П.Г. Балаев,

«Советская Россия»

Источник: http://krasvremya.ru/rozaliya-zemlyachka-oporochena-s-lyogkostyu-neobyknovennoj/

Розалия с колючками | Историк

Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна

Товарищ Землячка была самым настоящим демоном русской смуты начала XX века. Беспощадным, вселяющим ужас, несущим смерть. Видимо, это понимали и ее соратники: Демон – одна из ее подпольных кличек

Один из руководителей наркомата Рабоче-крестьянской инспекции и Народного комиссариата путей сообщения Розалия Самойловна Землячка (сидит вторая справа) на чистке аппарата кооперации. Выступает представитель рабочей группы. Москва. 1933 год. Фотохроника ТАСС

Удивительно, как уцелели в годы сталинских репрессий писатели Илья Ильф и Евгений Петров.

Роман «Двенадцать стульев» вышел в 1928-м, и там были такие строки: «Галкин, Палкин, Малкин, Чалкин и Залкинд ничего не ответили, но затаили в груди месть»… В то время Розалия Самойловна Землячка (урожденная Розалия Самуиловна Залкинд) была отнюдь не последним человеком в советской номенклатуре. Соратница самого Ленина трудилась в Рабкрине – Рабоче-крестьянской инспекции, наделенной контрольными функциями (эдакий аналог современной Счетной палаты).

СТРАННАЯ ЖЕНЩИНА

Странная женщина – это про нее, про Розалию Самуиловну. Обыкновенно ее одаривали куда более энергичными словами-характеристиками. В РСДРП товарищи дали ей кличку Демон, Солженицын назвал «фурией красного террора», а основатель Российской мусульманской коммунистической партии Мирсаид Султан-Галиев, расстрелянный среди прочих в 1940 году, – «больной».

При всем при том «больная фурия» поднялась по карьерной лестнице до высокой ступеньки заместителя председателя Совнаркома (по нынешним меркам – вице-премьера правительства), а после смерти урну с ее прахом поместили в Кремлевскую стену.

Но может быть, не всегда товарищ Землячка была демоном и фурией? Может быть, случались в ее жизни моменты, когда над всем остальным превалировали самоирония и улыбка? И история с мимолетным персонажем по фамилии Залкинд, созданным молодыми литераторами Ильфом и Петровым, – как раз та самая? Посмеялась партийная бонза, поправила тугую прическу и стала читать дальше. Хотя если присмотреться к жизни и привычкам Розалии Землячки, более верным покажется иной ход событий: так и не открыла она роман-пародию, не ознакомилась с похождениями родного по крови Остапа Бендера. Занята была, по обыкновению, большими и важными делами. А в окружении никто не рискнул ерничать по столь опасному поводу. И уж тем более что-то советовать пламенной революционерке. С Гражданской войны знали, что советовать ей – себе дороже.

КУПЕЧЕСКАЯ ДОЧКА

Она родилась в 1876 году в Киеве в семье купца первой гильдии Самуила Залкинда (Землячкой Розалия стала позже, связав свою жизнь с революцией и взяв такой псевдоним).

Роза окончила местную гимназию и за высшим образованием отправилась во Францию, в Лионский университет. Собиралась стать медиком. Как известно, главная задача врача – спасать человеческие жизни.

С годами выяснилось, что эта стезя была явно не для нее. Скорее, наоборот…

Что толкало детей из дворянских и купеческих семей на поиск правды в революционных кружках? Крайне сомнительно, чтобы дочь владельца доходного дома и галантерейного бутика, расположенного в центре Киева, знала хоть что-то о жизни не самых счастливых российских сословий.

Равно как и два ее старших брата, замеченных в антиправительственной деятельности и в весьма молодом возрасте получивших собственное представление о режиме царских тюрем.

Скука? Жажда острых ощущений? Витающий в атмосфере дух грядущих перемен? Или что-то более приземленное и греховное, например фантом власти?

По прибытии в Лион девушка Залкинд, и так уже вполне себе оппозиционно настроенная из-за братьев-сидельцев, попала под обработку иного рода. Ее познакомили с бьющими наотмашь статьями Владимира Ульянова. И Розалия, обретшая кумира, двинулась в революцию.

В 20 лет она вступила в РСДРП. Причем, что интересно, в киевскую организацию партии. Что заставило ее так быстро покинуть Францию и вернуться на малую родину – останется тайной навсегда. Ясно лишь одно: до клятвы Гиппократа дело не дошло.

Совесть Розалии хотя бы в этой части – чиста.

Один из организаторов массовых убийств в Крыму в 1920–1921 годах Георгий Пятаковв 1937-м был расстрелян за антисоветскую деятельность

В остальном – Демон формируется. Равно как и «фурия». В 1901 году Роза познакомилась с Ульяновым (Лениным). В Мюнхене. И еще больше убедилась в величии своего кумира.

Пламенные чувства к вождю Землячка пронесла через всю жизнь. В ее конце разродилась книгой воспоминаний о своих отношениях с Ильичом. Насколько пафосной, настолько и неточной.

Хотя что тут противоречивого? Пафос и правда вместе не живут.

ПО ПРОЗВИЩУ ДЕМОН

Источник: https://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/journal/%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%8F-%D1%81-%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%BA%D0%B0%D0%BC%D0%B8/

Розалия Землячка: слабости

Розалия землячка. Землячка, розалия самойловна

О Розалии Залкинд, более известной как Розалия Землячка (1876-1947г.г.), написано много книг и научных статей. Неутомимый солдат революции, видный коммунист, беспощадный к врагам” сухарь” с гладко зачесанными волосами. Казалось, она не имела ни единой слабости, свойственной ее полу. Так ли это?

Безоблачное детство

До революции уделом женщин из еврейских семей, проживавших за чертой оседлости могло быть только одно: семья, муж, дети и тяжелая работа, если не посчастливилось быть обеспеченной материально.

Некоторые девушки устраивались работать портнихами, продавцами в лавках и неудержимо стремились вырваться из тесного затхлого мира, где ждала их покорность мужу, выбранному родными и ежегодное рождение детей.

Но Розалию Залкинд ожидало несколько иное будущее. Девочка была самым любимым ребенком в очень богатой семье Киевского купца 1-й гильдии Соломона Марковича. Ей ни в чем не отказывали, баловали, учили в гимназии а затем и в Лионском университете Франции. Что сделало ее такой? Ведь о лишениях и недостатке любви в детские годы и говорить не приходится.

Розалия Залкинд в юности

Все дети купца Соломона Залкинда были сторонниками революционных идей, хорошо хоть, что у папаши хватало денег и связей вытаскивать из неприятностей то одного, то другого сына. Но юная Розочка пошла дальше всех.

Тюремный роман

Розалия Залкинд увлеклась социалистическими идеями в 17 лет, медицинский факультет Лионского университета был забыт, девушка включилась в революционную работу.

Она помогала Ленину выпускать газету “Искра”за границей (во многом на деньги отца), агитировала среди рабочих на Родине, строчила статьи и какое-то время еще колебалась между “меньшевиками” и “большевиками”, выбрав в итоге последних.

В 1895-м году Розалию, которая уже выбрала себе псевдоним Землячка, арестовывают.

В заключении она познакомилась с членом Киевского отделения РСДРП Шмулем Берлиным. Вероятно молодость брала свое и обсуждала Розалия со Шмулем не только революционные идеи. После тюрьмы они оба оказались в Сибири, на положении ссыльных. И в феврале 1901-го года Розалия стала замужней дамой с фамилией Берлин.

Розалии в ссылке было явно тесно, семейная жизнь через несколько месяцев начала ее тяготить. А Шмуль не хотел бежать и тем самым переходить на нелегальное положение. Тяга к революции в Землячке пересилила романтику. Она совершила побег из ссылки одна, а муж почти ровно через год после свадьбы свел с жизнью счеты. Любил наверное крепко свою неистовую Розу.

Второе замужество Демона

В годы Первой русской революции в копилку подпольных кличек Землячки добавилась еще одна – Демон. Считается, что ее дали Розалии из-за того, что для своих шифровок подпольщица использовала томик одноименного произведения Михаила Лермонтова. Как бы то ни было, новая кличка нравилась революционерке, подходила ей и оправдалась уже в годы второй революции и гражданской войны.

Розалия Землячка, кадр из фильма “Солнечный удар”, 2014г.

Кстати, честолюбивой Землячке не повезло: после победы Ленин не дал ей серьезного назначения в правительстве, она оказалась на вторых ролях, хотя играла первую скрипку в установлении советской власти в Москве и других городах.

А в конце гражданской войны Землячка оказалась в Крыму. О результатах ее деятельности хорошо известно. Но именно в 1920-м году Розалия Соломоновна, уже не юная 44-х летняя, принципиальная и беспощадная, выходит замуж вторично за некоего Самойлова.

Успокоилась ли фурия революции? Нет. Во втором браке она проводит не больше времени, чем в первом супружестве. Видимо для тихих семейных радостей Розалия Землячка совершенно не подходила.

Сталинский контроль

После завершения гражданской войны Землячка работает на различных партийных и советских должностях. По воспоминаниям в это время она превратилась окончательно в существо без пола, со сжатыми в нитку сухими губами. Перед этим существом трепетали и вытягивались в струнку участники самых лихих боев, самые твердые и стойкие революционеры.

Еще бы! теперь Землячка возглавляет комиссию советского, а затем и партийного контроля. А на дворе – вторая половина 30-х. И бесполезно умолять о снисхождении и терпимости Землячку, не знающую слабостей и не проявляющую никогда снисхождения ни к врагам революции, ни к самой себе.

Розалия Землячка

Слабости “красного демона”?

У Розалии землячки ни семьи, ни детей, она не поддерживала отношения ни с кем из родных, да и дружить с такой жестокой и очень “жесткой” дамой было весьма затруднительно. Ее боялись, перед ней трепетали, но ее не любили.

Еще в юности другая революционеркаВера Засулич высмеяла Розалию Залкинд за то, что та носит с собой зеркальце и пудру. С тех пор с женскими слабостями было покончено навсегда, хотя, как показывает пример Александры Колонтай, можно было оставаться женщиной и на революционной работе. Но Колонтай Землячка презирала за легкомысленность.

Но все же две слабости в ее жизни были. По странному стечению обстоятельств ими были юный студент Крымской ЧК, будущий полярник Иван Папанин и автор “Разгрома” и “Молодой гвардии” Александр Фадеев.

Иван Папанин в юности

Папанин в воспоминаниях отзывался о Розалии очень тепло, а ведь именно на время их знакомства пришелся разгул революционного террора в только что освобожденном от Врангеля Крыму. А Фадееву Землячка помогала писать и править его первое литературное произведение. И Папанину, и Фадееву в пору дружбы с Землячкой было двадцать с небольшим, а неистовой Землячке – за сорок.

Было ли в этой дружбе что-то большее? Мы не знаем.

Иллюстрации из публичного доступа сети Интернет

Еще больше историй и фактов на моем канале. Лайк и подписка не являются обязательными, но очень радуют автора.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ab8ee5d9e29a297ea3e1187/5dbae1dfb477bf00b0117363

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий