Шестов лев исаакович. Лев исаакович шестов (1866–1938)

Философия иррационализма Льва Шестова

Шестов лев исаакович. Лев исаакович шестов (1866–1938)

Лев Шестов — псевдоним Льва Исааковича ШварЦмана (1866— 1938). Как и многие другие известные мыслители России, он не при­нял Октябрьскую революцию и в 1919 г. эмигрировал в Европу.

Задачи философии. Задачу философии Шестов видел в том, чтобы «научить человека жить в неизвестности». Он считал, что человек более всего боится неизвестности и прячется от нее за различными догмами. Поэтому философия должна не успокаивать, а смущать людей.

Она не­обходима человеку для того, чтобы найти ответы на «проклятые вопро­сы». Под таковыми имеются в виду вопросы смысла жизни, сущности смерти, бытия Бога и бытия с Богом, «в чем мое предназначение?», «какова моя судьба?». В философии и литературе накопилось множест­во готовых ответов на такие вопросы.

Но Шестов считал, что принятие любого определенного мировоззрения-ответа является «темницей ищущего духа». Любая система пытается объяснить мир так, чтобы в жизни стало все ясно и понятно. Шестов сомневался в пользе таких объяснений. Он считал, что не может быть ничего ясного и понятного.

Все необычайно загадочно и таинственно в мире.

Реальность непостижимого. Шестов выступал против традицион­ной философии. Существует только одна реальность — реальность непостижимого, абсурдного, иррационального, не вмещающегося в разум и знание, противоречащего им, восстающего против логики, против всего, что составляет привычный мир. Наш мир идеализиро-

Раздел VIII Русская философия

ван нами, а потому представления о нем ложны и обманчивы. Эти иллюзии кажутся нам прочными и устойчивыми. Но в любой момент может всплыть непредвиденная реальность. Поскольку созданная нами реальность является иллюзорной, то вновь возникшая реаль­ность может привести к катастрофе привычную жизнь.

Мысли Шестова оказались пророческими: внезапно всплывшая реальность посткоммунистического мира на развалинах СССР оказа­лась для многих его бывших граждан настоящей трагедией.

Шестов отрицал истины разума. Он разочаровался в разуме, пото­му что тот не дает человеку примирения с действительностью и ниче­го не знает о такой вечной тайне, как смерть.

Разум пытается успоко­ить человека, но лишь путем обмана, увода его от действительности. И тем не менее человек предпочитает «надежность» разума таинст­венной и парадоксальной свободе веры. Людям нужен не Бог, а га­рантии.

Кто в состоянии создать иллюзию этих гарантий, тот и ста­нет для них Богом.

Поиски истины. Шестов считал, что вся история философии — это история искания истины. При этом тому или иному мыслителю мало просто обладать истиной, ему обязательно надо, чтобы это была истина «для всех». При этом Шестов был уверен, что подлинная ис­тина не выводима с помощью логики и, следовательно, противопо­ложна истинам науки и человеческой морали.

Истина не принадлежит миру, она надмирна, сродни чуду и нахо­дится по ту сторону разума. Истина есть Бог. Чудо и загадочность — основополагающие качества бытия, а всякое бытие уже является чудом.

Шестов считает, что детей с детства неправильно учат, опро­вергая чудо: «Что, например, понимает современный человек в сло­вах «естественное развитие мира»? Забудьте на одну минуту «школу», и сразу убедитесь, что развитие мира ужасно неестественно: естест­венно было бы, если бы не было ничего — ни мира, ни развития».

Экзистенциальная философия Шестова. Экзистенциальную фило­софию Шестов разработал в позднейший период своего творчества под влиянием работ С. Кьеркегора. В представлении Шестова жизнь — это творчество, непредсказуемость и свобода. Жизнь — это чудо, предо­ставляющее неограниченные возможности. «Живое» — это истинная, настоящая реальность, все, что противоположно покою.

Смерть имеет прямое отношение к человеческому существованию. Она необходима для «оживления» жизни, потому что «чтоб был вели­кий восторг, нужен великий ужас». Одной из основных черт индивиду­ального человеческого существования Шестов считал непостоянство, хотя оно и раздражает окружающих личность людей (в сущности, тоже являющихся непостоянными). Однако именно с ним связаны понятия

Тема 28 Черты русской философии конца ХК — середины XX в

подлинной жизни и свободы. Они позволяют человеку восставать про­тив обыденности и необходимости, допускают его творчество. Только в этом случае человек по-настоящему и начинается.

Творчество, по Шестову — это универсальная характеристика под­линного мира, прерывистость, скачок, в результате которого из ниче­го рождается небывалое, неизвестное. В творчестве существование человека предстает как начало, не имеющее конца.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/4_66720_filosofiya-irratsionalizma-lva-shestova.html

Шестов Лев: Биографические сведения. Лев Исаакович Шварцман (1866— 1938)—

Шестов лев исаакович. Лев исаакович шестов (1866–1938)

Биографические сведения. Лев Исаакович Шварцман (1866— 1938)— российский литератор и философ, известный под псевдонимом Лев Шестов.

Родился в Киеве в семье богатого фабриканта. Учился в Московском университете (сначала на математическом отделении, а потом перешел на юридическое), закончил свое образование в Киеве (в 1889 г.).

Написал диссертацию, посвященную проблемам рабочего законодательства, но она была отвергнута цензурой; несколько лет занимался управлением семейной фабрикой. По-видимому, в этот же период он пережил серьезный духовный кризис, который во многом определил характер его дальнейшего творчества. В 1895—1914 гг. в основном жил за границей (Германия, Австрия, Франция, Швейцария). В 1914— 1918 гг. жил в Москве, сотрудничал в журнале «Мир искусства», состоял членом Московского психологического общества. В 1918 г. — переехал в Киев, где читал лекции по философии в Народном университете, в 1919 г. преподавал в университете в Симферополе1. В 1920 г. (вместе с семьей) выехал за границу в Константинополь. С 1921 г. жил в Париже, преподавая на Русском отделении в Сорбонне (1922— 1936). Был знаком и дружен со многими выдающимися западными мыслителями (Хайдеггером, Бубером, Леви- Брюлем и т.д.) Основные труды. «Добро в учении гр. Толстого и Ф. Ницше: Философия и проповедь») (1900); «Достоевский и Ницше. Философия трагедии» (1903); «Апофеоз беспочвенности (Опыт адогматического мышления)» (1905); «Начала и концы» (1908); «Великие кануны» (1912); «Власть ключей» (Берлин, 1923); «На весах Иова. Странствия по душам» (Париж, 1929); «Киркегард и экзистенциальная философия. Глас вопиющего в пустыне» (Париж, 1929); после его смерти были опубликованы также: «Афины и Иерусалим» (1951); «Умозрение и откровение» (Париж, 1964); «Sola fide (Только верою)» (Париж, 1966). То есть во время гражданской войны жил на территориях, занятых «белыми». Эта книга была опубликована при содействии B.C. Соловьева. Ее публикация сразу принесла Шестову широкую известность и популярность в России. 648 Философские воззрения. Философия трагедии. В центре внимания Шестова стоит человек и его жизнь, и главной задачей философии он считал выявление основ этой жизни. Через все творчество Шестова красной нитью проходит противопоставление «живой жизни» в ее обнаженной правде и неких «отвлеченных начал» — абстрактной системы миропорядка и морали, т.е. каких-то принципов, навязываемых человеку разумом и наукой. Среди них главенствующую роль играет идея упорядоченности мира, действия в нем каких-то «объективных» закономерностей (в природе, социальной жизни и в мышлении), которые выступают для человека как «непреодолимые» и тем самым сковывают человека, делают его беспомощным — особенно при попытках жить и мыслить в соответствии с этими законами. Тогда как реальное человеческое существование не подчиняется никаким законам: жизнь непредсказуема, а мышление спонтанно и иррационально. Это противопоставление Шестов прослеживает в творчестве ряда писателей и философов: Шекспира, Толстого, Достоевского, Ницше и др. Так, например, в «Записках из подполья» Достоевского главный и трагический конфликт героя Шестов усматривает в том, что этот герой (а на самом деле сам Достоевский) вдруг осознает, что идеалы добра и справедливости, борьбу за которые он ранее считал главным делом своей жизни, на самом деле не являются основными в его жизни. Эти идеалы, в сущности, делают жизнь человека бессмысленной и напрасной. Но логично доказать это невозможно: прибегая к рациональным доказательствам, мы каждый раз опять оказываемся в плену той же рациональности, на смену одним абстрактным принципам создаем другие. Поэтому единственный выход, который находит герой, состоит в иррациональном бунте против разумности и очевидности, против «дважды два четыре». При этом герой Достоевского отстаивает свое право на абсолютное несогласие и абсолютный произвол даже там, где все разумные доводы говорят в пользу согласия и подчинения. В работе же «Афины и Иерусалим» он в явной форме связывает эти два подхода к жизни (рациональный детерминизм и иррациональная свобода), соответственно, с философией (Афины) и религией (Иерусалим)1. Шестов крайне критически и негативно относился ко всем течениям западной философии, где главной целью исследования являлся поиск законов природы, общества и познания. В центре его внимания находится индивидуальное человеческое существование. Оно предстает в 1 Само это противопоставление: «философия — Афины» и «религия — Иерусалим» восходит еще к эпохе раннего христианства; например оно имеется у Тертуллиана (см. с. 136). 649 философии Шестова как абсурд и как трагедия, которую не способны постичь разум и наука, равнодушные к человеческим страданиям. Путь к личному спасению Шестов усматривал прежде всего в творчестве, а в поздний период своего творчества — еще и в религии, считая, что именно Откровение ведет к настоящей истине и свободе, и подлинная человеческая жизнь обретается только верою (Sola fide). Одной из особенностей творчества Шестова является вера в неведомое сверхобыденное будущее человека, в сокровенную связь человека с Богом (трансцендентным, потусторонним, абсолютным началом бытия). Только оказавшись лицом к лицу с Богом, человек постигает истину во всей ее полноте и смысл своего существования.

Судьба учения. Философское учение Шестова содержало в себе уже почти все основные идеи экзистенциализма и оказало значительное влияние на последующее развитие этого направления современной западной философии.

Источник: Гриненко Г.В.. История философии: Учебник.. 2004

Источник: https://texts.news/istoriya-filosofii/shestov-lev-70690.html

ШЕСТОВ, ЛЕВ

Шестов лев исаакович. Лев исаакович шестов (1866–1938)

ШЕСТОВ, ЛЕВ (1866–1938), русский философ, литературовед. Настоящее имя – Лев Исаакович Шварцман. Родился в Киеве в семье коммерсанта 31 января (12 февраля) 1866.

В 1884 поступил на математический факультет Московского университета, через год перешел на юридический факультет. Был исключен из университета за участие в политических выступлениях студентов. Завершил образование на юридическом факультете Киевского университета (1889).

В дальнейшем Шестов ушел мир литературной критики и философской эссеистики, и выбор этот оказался окончательным. Он участвовал в Религиозно-философских собраниях в Петербурге, поддерживал отношения с ведущими представителями российского религиозно-философского движения начала века – с Д.С.

Мережковским, С.Н.Булгаковым, В.В.Розановым, М.О.Гершензоном, Вяч.Ивановым и др. Особенно близкие отношения связывали его с Н.А.Бердяевым.

В 1898 выходит первая книга Шестова – Шекспир и его критик Брандес. Важной вехой в творческой биографии Шестова стали его книги Добро и зло в учении гр. Толстого и Фр.Ницше (1900), Достоевский и Ницше: Философия трагедии (1903) и Апофеоз беспочвенности (1905).

Октябрьскую революцию Шестов не принял категорически и охарактеризовал власть большевиков как «деспотическую» и «реакционную». В 1919 он эмигрировал из России: в 1920 обосновывается в Женеве, с 1921 и до конца жизни – во Франции. Период эмиграции стал наиболее продуктивным в творчестве Шестова. В эти годы вышли его работы: Власть ключей (1923), На весах Иова (1929).

После смерти Шестова были опубликованы: Афины и Иерусалим (1938), Киркегард и экзистенциальная философия (1939), Умозрение и откровение (1964), Sola fide – Только верою (1966). Шестов был активным участником европейского философского процесса 1920–1930-х годов: дружеские отношения связывали его с Э.Гуссерлем, А.Мальро, Л. Леви-Брюлем, А.Жидом, М.Бубером, К.Бартом, Т.Манном и др.

А.Камю в своей книге Миф о Сизифе (1942), характеризуя экзистенциальный тип философствования, обращается к творчеству Шестова.

Уже в первой большой работе Шестова – Шекспир и его критик Брандес (1898) – основные темы его творчества намечены вполне определенно: судьба человека в равнодушном и беспощадном мире; наука и «научное» мировоззрение, по существу благословляющие безысходность человеческого существования, лишающие жизнь даже ее трагического смысла.

Уже в этой работе Шестов обнаруживает своего главного противника – философский рационализм, который, по его убеждению, всей силой разума санкционирует необходимость и закономерность «объективных обстоятельств», унижающих и уничтожающих человека, и в то же время требует от него оптимизма в осознании «разумной необходимости» (Спиноза, Гегель, Маркс).

Критика разума вообще и философского умозрения составляют содержание творчества Шестова. В этой борьбе он искал и находил «союзников» (Ницше, Достоевский) и даже «двойников» (Кьеркегор). Даже учение своего близкого друга Н.А.

Бердяева об иррациональной, «несотворенной» свободе представлялось Шестову излишне умозрительным.

Критикуя любые попытки умозрительного отношения к Богу (философские и богословские в равной мере), Шестов противопоставлял им исключительно индивидуальный, жизненный (экзистенциальный) путь веры.

Экзистенциальная философия, утверждал Шестов, начинается с трагедии, она исходит из предположения, что «неизвестное ничего общего с известным иметь не может, что даже известное не так уж известно, как это принято думать, и что, следовательно, все предположения… были только обманчивыми иллюзиями».

Шестов предлагает забыть о том привычном образе мира, который навязан человеку наукой, рационалистической философией и здравым смыслом. В мире экзистенциальной философии будущее совершенно неизвестно: «Всякое подлинное творение есть творение из ничего… Творчество есть непрерывный переход от одной неудачи к другой.

Общее состояние творящего – неопределенность, неизвестность». Истина, которой владеет философ в настоящий момент, имеет значение («чего нибудь да стоит»), только если он признает, «что она безусловно не может быть ни для кого обязательной».

Шестов отрицал «оправданность» любого универсализма в истории и был готов ниспровергать идею прогресса под любым обличьем: гегелевского панлогизма, «становления абсолютного всеединства» Вл.С.Соловьева или «творчества богочеловечности» Бердяева. Историческое познание в научно-рационалистическом смысле вообще невозможно. История – «простое повествование».

Отношение к прошлому всегда должно носить личный характер. Открыть истину в истории может «только тот, кто ее ищет для себя, а не для других, кто дал торжественный обет не превращать свои видения в общеобязательные суждения».

Идея веры-свободы в творчестве Шестова оказывается единственно возможным положительным ответом на вопрос о смысле исторического существования человека.

Нельзя метафизически доказать, что «бывшее станет небывшим» и волею Абсурда «железная» логика исторического и природного процессов может быть отменена, но в это можно поверить.

«Для Бога нет ничего невозможного – это самая заветная, самая глубокая, единственная, я готов сказать, мысль Кьеркегора – а вместе с тем она есть то, что коренным образом отличает экзистенциальную философию от умозрительной».

Умер Шестов в Париже 20 ноября 1938.

См. также РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ.

Литература:

Шестов Л. Начала и концы. СПб, 1908
Шестов Л. Великие кануны. СПб, 1910
Шестов Л. Сочинения, тт. 1–6. СПб, 1911
Грифцов Б. Три мыслителя: В.Розанов, Д.Мережковский и Л.Шестов. М., 1911
Баранова – Шестова Н. Жизнь Льва Шестова: По переписке и вопоминаниям современников, тт. 1–2. Париж, 1983
Шестов Л. Сочинения, тт. 1–2. М., 1993

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/SHESTOV_LEV.html

Шестов Лев

Шестов лев исаакович. Лев исаакович шестов (1866–1938)
Skip to main content

ШЕСТО́В Лев (Шварцман Лев Исаакович; 1866, Киев, — 1938, Париж), русский религиозный философ и литератор.

Родился в богатой нерелигиозной, но национально ориентированной еврейской семье. Учился на математическом отделении Московского университета, затем перешел там же на юридический факультет.

Окончил юридический факультет Киевского университета (1889), но не получил диплома, так как в его дипломной работе усмотрели революционный дух. В 1895–1914 гг. жил преимущественно за границей — в Австрии, Германии, Франции и большей частью в Швейцарии. Вернулся в Москву в 1914 г.

; активно участвовал в деятельности Московского психологического общества. В 1918 г. переехал в Киев, читал там курс греческой философии в Народном университете. Был одним из ведущих членов Вольной философской академии в Петрограде. Не принял большевизма, в 1920 г. покинул Россию, жил в Париже.

Преподавал в Парижском институте славянских исследований в Сорбонне. В 1922–36 гг. — профессор литературы в Парижском университете.

Первые литературно-философские публикации Шестова относятся к 1895 г. Ранний период творчества Шестова можно условно назвать литературно-критическим, так как в первую очередь его исследования были посвящены произведениям великих писателей-мыслителей: У. Шекспира, Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Чехова, Г. Ибсена, Ф.

 Ницше («Шекспир и его критик Брандес», СПб., 1898; «Добро в учении гр. Толстого и Ф. Ницше. Философия и проповедь», СПб., 1900; «Достоевский и Ницше. Философия трагедии», СПб., 1903; «Великие кануны», СПб., 1910). Труды Шестова, относящиеся к раннему периоду его творчества, составили его «Собрание сочинений» (в 6-ти т., СПб.

, 1898–1912).

Исходной задачей философии Шестова было противопоставить абстрактной, общеобязательной истине истину личную, субъективную, путь к которой ведет через трагедию и отчаяние. Традиционную ориентацию философии на разум Шестов хочет заменить ориентацией на существование.

Разум с его необходимыми, общеобязательными истинами для Шестова — сила, порабощающая человека, лишающая его свободы творчества. Шестов отвергает и общеобязательные нормы морали как связывающие свободу человека; он прославляет действия, диктуемые верой, которую разум считает абсурдом.

В философии Шестова звучат мотивы, родственные идеям датского религиозного мыслителя С. Кьеркегора (с творчеством которого Шестов познакомился значительно позднее) и предвосхищающие темы европейского экзистенциализма 20 в.

Наиболее последовательным выражением этой ранней негативной философии Шестова стала книга «Апофеоз беспочвенности. Опыт адогматического мышления» (СПб., 1905).

Начиная с 1911 г., когда Шестов приступил к работе над книгой о М. Лютере («Sola fide» — «Только верой»; полностью опубликована в Париже в 1966 г.), творчество Шестова, сохраняя свой субъективистский, иррационалистический характер, обретает положительную опору в своеобразно трактуемой библейской вере. Иррационализм Шестова дополняется безоговорочным фидеизмом.

В этот период Шестов опирается в своих философских исканиях на Библию, в которой черпает аргументы в пользу утверждаемого им тезиса о непримиримости веры и разума. Источник грехопадения человека Шестов усматривает в его капитуляции перед властью отвлеченных истин. Шестов далек от традиционных религиозных способов интерпретации канонических текстов.

Он признает как Ветхий, так и Новый завет, не стремясь занять какую-либо четкую конфессиональную позицию. Вместе с тем он постоянно противопоставляет иудейскую, библейскую традицию с ее опытом религиозной веры традиции эллинской, утверждающей неоспоримый примат разума.

Идея радикальной непримиримости умозрения и откровения (Афины и Иерусалим) становится главной, по существу единственной, темой произведений Шестова. Она перекочевывает из одной его книги в другую. Она звучит в книге «Власть ключей» (Берлин, 1923); «На весах Иова.

Странствования по душам» (Париж, 1929); «Скованный Парменид» (Париж, 1932); «Афины и Иерусалим» (Париж, 1938); «Киркегард и экзистенциальная философия. Глас вопиющего в пустыне» (Париж, 1939); «Умозрение и откровение» (Париж, 1964).

Шестов отвергает всякие попытки примирения веры и разума и поэтому оказывается в оппозиции не только к рационалистической философии Аристотеля или Баруха Спинозы, но и к основному течению русской религиозной философии (В. Соловьев, Н. Бердяев, С. Булгаков).

Философская традиция, к которой причисляет себя Шестов, включает такие имена, как Лютер, Паскаль, Кьеркегор, Ницше, Достоевский, однако никто в мировой философии не был столь радикален в своем отвержении власти разума, как Шестов. К философскому творчеству своих современников (Э. Гуссерль, М.

 Бубер, Л. Леви-Брюль) Шестов обращается не для того, чтобы подвергнуть его объективному анализу, но для того, чтобы высказать собственные мысли по поводу чужих, иногда стилизуемых под свои или близкие своим.

Одна из заветных мыслей Шестова — то, что для Бога нет ничего невозможного и что Бог может сделать бывшее небывшим. Многочисленные попытки причислить творчество Шестова к определенной еврейской традиции (например, отыскать его корни в хасидизме) весьма спорны.

Одинаково далекий как от ортодоксального иудаизма, так и от церковного христианства, Шестов относился весьма избирательно и к тексту Библии; его привлекали герои веры Авраам и Иов.

Шестов никогда не принимал крещения. В его российском паспорте в графе «вероисповедание» значилось: иудей. Он не изменил иудаизму, даже вступив в гражданский брак с православной русской женщиной (1897); этот брак ему приходилось много лет скрывать от отца. Шестов живо интересовался проблемами еврейского мира, восторженно относился к сионизму.

Обращение Шестова к библейским пророкам (см. пророки и пророчество) как главному источнику своей религиозной философии возбудило интерес в кругах Израильского рабочего движения; влияние Шестова способствовало усилению немарксистских тенденций в этом движении. В 1936 г. Шестов посетил Эрец-Исраэль как гость Хистадрута и был принят с почетом.

Шестов не оставил прямых духовных наследников, однако влияние его философии сказалось на творчестве многих мыслителей и писателей (А. Камю, Д. Г. Лоренс, Н. Бердяев и других). Наряду с Н.

 Бердяевым Шестов — самый известный и влиятельный на Западе русский философ. Некоторые исследователи считают Шестова представителем не столько русской, сколько еврейской философии (см.

философия; философия еврейская).

КЕЭ, том: 10. Кол.: 182–184.

Издано: 2001.

Источник: https://eleven.co.il/jews-of-russia/in-culture-science-economy/14809/

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий