Священник алексей плужников иллюзии духовной жизни читать. Отец алексий плужников совершил свой интеллектуальный теракт. Какие-то средства на ваш счет уже поступают

Иллюзия духовной жизни, или «Батюшка-оп-ля»

Священник алексей плужников иллюзии духовной жизни читать. Отец алексий плужников совершил свой интеллектуальный теракт. Какие-то средства на ваш счет уже поступают

Автор разгромных книг «Батюшка-онлайн» и «Иллюзии духовной жизни» волгоградский священник Алексий Плужников подвергся каноническим прещениям и покинул свой приход.

Автор разгромных книг «Батюшка-онлайн» и «Иллюзии духовной жизни» волгоградский священник Алексий Плужников подвергся каноническим прещениям и покинул свой приход.

Восемь лет назад состоялось мое заочное знакомство со священником Алексием Плужниковым из Волгограда. На одном уважаемом Православном сайте появилась странная рецензия на мою книгу о старце схиигумене Иерониме.

Неизвестный священник вдруг взялся цензурировать мою книгу, строго выговаривать, «ставить на вид» к тому времени уже ушедшему в Вечность старцу. Пенять ему на то, что он, дескать, заблуждался в своей оценке ИНН и других духовных явлений. Я удивился такой прыти довольно молодого, еще ничем не проявившего себя батюшки.

И позвонил на тот сайт. Там обещали все взвесить и принять решение. Через день пасквиль был убран с сайта. Я вздохнул с облегчением. Но ненадолго!

Спустя год рецензия эта (а скорее и не рецензия, а обвинительный приговор) появилась уже на другом сайте, в ту пору тоже весьма популярном. И началось…

Священник Алексий Плужников, может, и не хотел такого, но вышло так, что целый год мне пришлось выдерживать «девятый вал» ненависти, хамства, клеветы и прочего. Скажу в скобках, что и я на каком-то этапе дал волю чувствам и вступил в перепалку.

Не надо было этого делать! Как говорится, собака лает, а караван идет… Но и этой простой истине учимся на своих боках. Ну да ладно, страсти давно улеглись. А вот о. Плужников не успокоился.

Кого только не «покусал» он в своем неистовом желании отцензурировать всех и вся! Досталось и Юлии Вознесенской, и протоиерею Николаю Агафонову, и Ольге Ларькиной (за книгу о страшном грехе абортов). Список можно тянуть и тянуть дальше! Ну и обо мне автор разгромных книжек все эти годы не забывал. То и дело покусывал в своих рецензиях.

Однажды произошел не столько забавный, сколько поучительный случай. На Православной выставке в Самаре увидел я на книжном развале книгу все того же о. Плужникова «Иллюзии духовной жизни». Что-то подсказало: вряд ли в книге обошлось без моей скромной персоны.

Прямо там, на лотке, быстренько пролистал ее — и точно! Вновь автор набросился на книгу о старце Иерониме.

Читаю его обидные, недобрые, хлесткие слова — выражений-то наши «цензоры» не выбирают! И вдруг слышу, как у меня за спиной какой-то старичок спрашивает у продавца духовной литературы:

— А у вас, случаем, не осталось книги о старце Иерониме? Давно ее ищу! Мне ее почитать дали. Так понравилось, что теперь вот себе хочу купить.

Утешил Господь!

Собственно отец Алексий не был ни главным, ни самым ярым из моих гонителей. Но он всю эту подгоревшую, с нехорошим душком кашу первым заварил. Ему и расхлебывать!

Я думал, что на Страшном Суде, а оказалось, даже раньше.

Многим, видать, насолил отец Алексий! И ладно бы живым-здравствующим. Таков уж наш удел в земной юдоли — терпеть. В том числе и такие вот рецензии. И таких вот рецензентов. А куда денешься? Но обиделись, видно, и те, кто уже давно «у Христа за пазухой»: старец Иероним, блаженная схимонахиня Антония, может, и кого-то еще из великих «отрецензировал» самоназначенный цензор.

В своем желании досадить редакции «Благовеста» (ну и конечно, высказать свое понимание духовных вопросов — отличное от нашего), не остановило его и то, что пришлось в своем рвении пойти даже против своего Архиерея.

Ведь книгу «Старец Иероним» за несколько лет до скандала высоко оценил и вручил даже грамоту автору его правящий Архиерей. Мы думали, хоть это его остановит. Не станет он «подставлять» своего духовного отца. Куда там!..

Ну так вот, извещаю, нет больше такого цензора. Был да весь вышел.

На ранее возглавляемом им Петропавловском приходе города Волгограда настоятелем уже другой священник. Церковного суда над отцом Алексием еще не было, это, по-видимому, впереди. Но в клире Епархии он, увы, уже не состоит. И канонические прещения наступят несомненно. Ведь он оставил семью и с другой женщиной уехал в другой город. Наверное, нужных книг начитался…

Не он первый, не он последний. Многие гордецы так вот безславно заканчивают свой стремительный взлет. Из цензоров — и вдруг так банально в лужу!

«Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Слишком много гордости в самой идее выстроить по ранжиру всю Православную литературу.

И выкинуть «за борт» все, что не разлиновывается на свой лад (а лад-то слабенький, странненький у отца Алексия — из пресловутого Гарри Поттера в основном).

Как такого остановить? Ведь священный сан прикрывает такого вот горе-критика от любых возражений со стороны мирян.

Есть золотое правило: всяк сверчок знай свой шесток. Следовал бы этому правилу отец Алексий, много доброго бы сделал и на приходе, и даже в литературе. Но нет, — ведь так хочется уважаемого священника, лауреата Патриаршей премии взять да и назвать «графоманом» (как он сделал это с отцом Николаем Агафоновым) — и как себе в этом удовольствии откажешь?

Известная подвижница схимонахиня Антония (Кавешникова) в утешение женщинам, совершившим страшный грех аборта, составила молитвенное правило. Только для келейного чтения, разумеется. Какой подарок для отца Алексия! Он об этом «правиле» чуть ли не целую книгу написал. Камня на камне не оставил…

Если кто-то очень чтит Святого Царя, надо попытаться на таких навесить ярлык «царебожия». Кто-то выступает против ИНН и электронного тотального контроля? Значит, раскольники и сектанты. Так по отцу Алексию Плужникову получается.

Выражений он никогда не выбирал и бил наотмашь, всей пятерней. Когда чувствуешь за собой силу, когда печатают тебя в лучших Православных издательствах, чего жалеть всяких там «графоманов», «землеедов», «мракобесов-долгожителей»…

Но ведь и Бог долго терпит, да больно бьет. И от Его ударов никто защитить не сможет.

И вот вместо цензора — беглый едва ли не бывший священник, запутавшийся в «любовях». Бросивший и семью, и свою паству. Которого по-человечески жаль, конечно. Но которого другим способом было уже, по-видимому, не остановить.

Последняя книга цензора Плужникова называлась знаково: «Батюшка-онлайн». Громко. Ярко. А можно было так назвать: «Батюшка-оп-ля».

Да, печально! Но давайте извлекать уроки.  

На снимке: в этой книге отец Алексий Плужников громит всех, кто в духовной жизни не следует его советам. Но вот оказалось, что его самого духовный путь увел куда-то “налево” — в сторону от пастырского служения…

Добавьте в соц. сети:

Источник: http://xn--80aaaabhgr4cps3ajao.xn--p1ai/-reporter_page_24861

Отец Алексий Плужников совершил свой интеллектуальный теракт

Священник алексей плужников иллюзии духовной жизни читать. Отец алексий плужников совершил свой интеллектуальный теракт. Какие-то средства на ваш счет уже поступают
Отец Алексий Плужников совершил свой интеллектуальный теракт

После скандала с кощунственным «пабликом» ВКонтакте слава Герострата и надругательство над трупами привлекло и модернистский сайт «Православие и мир».

Отец Алексий Плужников

Известный своими провокационными заявлениями волгоградский священник Алексий Плужников как нельзя лучше подошел для этой роли. Он сочинил издевательский текст: издевательский и по отношению к погибшим рядом с ним людям, и по отношению к их близким. Про издевательство над верой мы не упоминаем, как о само собой разумеющемся на самом популярном сайте современного православного модернизма.

Приведем текст полностью, поскольку он является полным саморазоблачением о. Плужникова и сайта, который соучаствовал в надругательстве.

Я хочу стать жертвой теракта.

Потому что тогда сразу всё изменится в нашей стране: меня вдруг начнут все любить и заботиться обо мне. Начальники все уровней (включая международных лидеров) станут обмениваться друг с другом соболезнованиями по поводу моей трагедии, выступать по телевидению, делать мужественные лица и воздевать мужественные кулаки в защиту мира.

Я хочу стать жертвой теракта.

Потому что тогда вокруг меня запрыгают на задних лапках чиновники, депутаты, журналисты, общественники, блогеры, священники, добренькие тётечки и дядечки. Мне будут приносить цветы, шоколадки, телеграммы и похлопывать по плечу.

Меня так окутают любовью, что меня чуточку затошнит, как тошнит родственников погибших в Волгограде. Но это не страшно: тошнота проходит, зато столько замечательных людей смогут написать в отчёте, что они отлюбили жертву теракта на 128 процентов.

Ведь надо думать и о ближних.

Я хочу стать жертвой теракта.

Лучше мёртвый, чем живой. Ведь тогда моим родственникам выделят по миллиону рублей на похороны и поминки, а если я останусь жив и стану инвалидом, то всего лишь по 400 тысяч. Так что лучше вовремя умереть.

Ведь тогда будут громче плакать и возлагать цветы, ставить памятники, кресты и часовни, а если я просто останусь безруким или безногим инвалидом, то меня забудут через неделю, когда эфиры телеканалов вновь заполнятся новостями из мира политики и шоу-бизнеса.

Я не хочу стать жертвой ДТП или одним из шести подорвавшихся псковских десантников – такая смерть не солидна и не сделает меня знаменитым, богатым или хотя бы с шоколадкой от дяденьки в строгом костюме, представляющим администрацию n-ного уровня.

Я хочу стать жертвой теракта.

Тогда в больницах исчезнут тараканы, будут уволены все нерадивые главврачи, и выкрашена вся трава под моим окном.

Но я не хочу стать жертвой рака, гепатита или сломанной из-за отсутствия канализационных люков ноги, ибо тогда тараканы по-прежнему будут моими соседями по палате, и они будут развлекать меня в ожидании сонной угрюмой нянечки или вечно занятого  доктора, потому что у моей мамы не будет денег на отдельную палату и улыбчивых докторов.

Я хочу стать жертвой теракта.

Тогда меня станут охранять омоновцы с суровыми лицами и автоматами наперевес, грозно стоящие на перекрёстках. Ведь я могу тогда быть спокойным, что враги не пройдут, когда начнут прорываться на танках по центральным улицам города. Я могу спать и не беспокоиться за взятки, отмывание денег на беде других. Ведь и дяденькам в погонах нужно кушать и спать спокойно.

Я хочу стать жертвой теракта.

Тогда дети в детских садах будут в безопасности: их перестанут выпускать на прогулку, они будут сидеть в бронированном детсаду, охраняемые воспитательницей Марьей Петровной с базукой. Ведь террористки так и поджидают наших детей именно в палисадничке, они никак не смогут взорвать детский садик, школу или многоэтажку. Слабо им.

Я хочу стать жертвой теракта.

Ибо в мире прибавится так много добра, любви и заботы, что за сверхдолжные заслуги рай будет впоследствии просто переполнен теми, кто принял участие, уронил слезинку, написал статью, сделал фотографию жертв, установил крест или уволил нерадивого главврача. Ещё пару терактов – и Царство Божье воссияет на Святой Руси…

Нет. Я передумал. Я не хочу стать жертвой теракта. Ведь переизбыток слащавого добра ведёт к диабету. А диабет ведёт к облезлой палате в местной больничке и тараканам в супе… Вот такая незадача.

Прекрасной иллюстрацией, деконструирующей этот декадентский дегенеративный текст, служит фото, приложенное редакцией сайта «Православие и мир»:

Цветы на ограждении разделительной полосы неподалеку от места подрыва пассажирского автобуса в Волгограде.

Кощунство ВКонтакте

23 октября депутат Госдумы Михаил Маркелов призвал привлечь к уголовной ответственности одного из создателей соцсети «ВКонтакте» Павла Дурова в связи с размещением одним из сообществ поста о теракте в Волгограде с просьбами о «лайках», передает «Интерфакс».

Надо ставить вопрос открыто: у нас есть фамилия и понимание, кто владеет этим ресурсом — господин Дуров. Необходимо требовать возбуждения уголовного дела. Это экстремизм в чистом виде и вандализм одновременно, — сказал Маркелов в ходе пленарного заседания в Госдуме РФ в среду.

Он отметил, что одно из сообществ «ВКонтакте» разместило пост с фотографией теракта в Волгограде, который сопровождался просьбой поставить «лайки» под постом — таким образом пост распространяется в соцсети. По данным Маркелова, пост набрал более 50 тысяч «лайков».

Город Волгоград потряс страшный теракт, — напомнил парламентарий. — Не сговариваясь, люди шли на донорские пункты и сдавали кровь.

В этот момент на небезызвестном ресурсе «» появляется постер, — продолжил Маркелов, демонстрируя коллегам распечатку. На ней, по его словам, запечатлено явно оскорбительное, даже кощунственное отношение к произошедшему в Волгограде, а также присутствует нецензурная подпись.

Тем временем пресс-секретарь «ВКонтакте» Георгий Лобушкин в эфире радиостанции «Эхо Москвы» выразил сомнение, что публикация о теракте в Волгограде, которую единоросс Михаил Маркелов посчитал экстремистской, является таковой, передает ПОЛИТ.ру.

По его словам, если контент, который вызвал вопросы у депутата, до сих пор не удален с сайта, значит, скорее всего, он не нарушает российские законы. Лобушкин подчеркнул, что все противозаконные материалы оперативно удаляются с сайта, при этом сотрудники соцсети консультируются с юристами.

В.Р.

Еще об о. Алексии Плужникове:

14.04.2011 Иллюзии духовной жизни

Источник: https://antimodern.ru/volgograd-3/

К выходу книги священника алексия плужникова «иллюзии духовной жизни. что мы ищем в вере?»

Священник алексей плужников иллюзии духовной жизни читать. Отец алексий плужников совершил свой интеллектуальный теракт. Какие-то средства на ваш счет уже поступают
Наверное, всякий, пришедший в Церковь в зрелом возрасте, переживал состояние, когда на смену неофитскому порыву, «зилотству» приходит какой-то захватывающий душу кураж, эдакий бунт против всего того, что ещё вчера казалось незыблемым элементом корпоративной нормы.

В числе прочего, одной из их причин бунта является вполне разумное желание отделить веру «от религиозности»[1], т.е. от того, что является внешней подменой её. Начинается ревизия, призванная выявить плевелы «православности», которые подменили Православие[2].

Иногда этому сопутствует искушение втиснуться в тот мир, из которого некогда был совершен побег. Начинаются «попытки сочетать розовый свитер с хождением на исповедь»[3].

И вот укорачиваются бороды и юбки, а на полки возвращаются сартры да ритм-энд-блюзы. Кто-то, подспудно стесняясь подобного куража, пытается преподнести перемены в качестве формы юродства. Кто-то, преодолев классическое искушение, возвращается – пусть и помодневшем платье – к тому душевному настрою, который предшествовал «культурной контрреволюции». А кто-то уходит.

Не последнюю роль в выборе играет царящее умонастроение. Принято считать, что «помогают» людям уйти из Церкви одни лишь бабушки да псевдо православные язычники. Меньше говорят о роли идей, озвучиваемых «продвинутыми отцами». Которые, в общем-то вполне справедливо клеймят «необратимо воцерковлённых».

К признакам «необратимой воцерковлённости» с некоторых пор стали относить не только проявления псевдоцерковного язычества, но и манифестацию определённой общественно-политической позиции.

При этом складывается совершенно анекдотичное противопоставление: «либо ты «нормальный» и любишь Гарри Поттера – либо ты «необратимо воцерковлённый» борец с глобализмом и, вообще, «поедатель освященной земельки»».

И, если бы эта схема употреблялась в качестве полемического хода – это было бы, наверное, полбеды. Но ведь подобные фантомы фабрикуются в текстах, которые могут стать «руководством к действию». Рабочим материалом в процессе выработки обновлённых форм корпоративной нормы.

Норм, которые и должны прийти на смену всему тому, что подвергается осмеянию.

***

К такого рода «руководствам», по-видимому, можно отнести изданную «Даниловским благовестником» книгу священника Алексия Плужникова «Иллюзии духовной жизни. Что мы ищем в вере?»

Во всяком случае, материалы, посвященные презентации, прошедшей 12 апреля в рамках проекта Издательского Совета РПЦ по популяризации чтения православной литературы, также могут свидетельствовать о значимости книжной новинки.

Презентацию открыл своим вступительным словом Председатель Издательского Совета митрополит Калужский и Боровский Климент. В частности, Владыка отметил:

«У нас много священников, но лишь немногие из них пишущие. Книга интересна, актуальна и показывает правильное отношение человека к тому, что совершается в Церкви. Отец Алексий, своей книге наглядно показал те, наиболее частые, заблуждения, которые встречаются у современных православных… Это – очень нужная книга для тех, кто пытается идти по пути веры».

Главный редактор Интернет-издания «Правкнига.ру» Михаил Тюренков сообщил:

Сейчас очень много книг, которые дают представление, что такое Православие.

Каждый автор пытается представить свое видение: «Чем является Православие!» Но очень редко появляются те книги, которые дают понять, чем не является Православие.

А потому очень радует, что подобная книга появилась, и, надеюсь, она укажет людям, которые вступают на путь воцерковления, чем же Православие не является и чего на этом пути стоит опасаться».

Сам автор книги особо подчеркнул:

«Обратите внимание на нашу приходскую жизнь. Что читают наши прихожане? Молитвослов, акафисты, псалтырь по усопшим, «Откровенные рассказы странника», книги о старцах, пророчествах, чудесах, шестерках, конце света… А кто читает о начале света, о просвещении?» (С. 158)

В одной из первых рецензий на книгу Наталья Волкова проговаривает: «Конечно, книга священника Алексия Плужникова неидеальна. «Иллюзии духовной жизни» порой безапелляционна, местами беспощадна к «этим», которые «религиозные» люди…»

***

Вот на «беспощадность к «этим»», мне и хотелось бы обратить внимание как читателей РНЛ, так и самого о.Алексия. Тем более, что он сам в предисловии говорит о готовности к полемике.

Основная мысль этой книги, по словам самого о.Алексия, выражается «словами приснопамятного о.Александра Шмемана из его «Дневников»: «По Евангелию так ясно: Бога любят святые и грешники. Его не любят, и, когда могут, распинают «религиозные» люди»» (С. 3).

Далее, на протяжении всей сатирической книги остроумно выстраивается фантом «религиозных людей», то бишь фарисеев, и этот фантом нагружается рядом отталкивающих черт.

«Из этого ложного посыла духовной жизни начинается и походы в особые «покаянные» крестные ходы, и устроение «молений» о спасении России, о даровании Царя, об абортированных младенцах и проч.

К псевдодуховности можно отнести и борьбу с номерами, с паспортами, с «ересью экуменизма», с масонами…

Именно на этой почве появляются лжедуховные «ревнительские» книги, являющиеся рупором различных еретических идей.

И пока на такие книги есть спрос, пока слишком многие церковные люди некритично относятся к любой активности «на православные темы», верят почти любому печатному слову, которое выглядит внешне «православным» – появления в нашей церковной жизни их не отследит самая мудрая цензура». (С.5)

То, что, по словам автора, «веру в Христа вытесняет вера… «во святой источник»», является проявлением того, что потребительский дух не чужд и людям, почитающим себя церковными. Напомнив о дилемме Фромма: «иметь или быть», о.Алексий очень верно указывает на одну из глубинных причин распространенности псевдоправославного язычества:

«Подавляющее большинство людей относится к религии тоже по принципу «иметь». Соответственно строится сама формулировка вопроса: «Батюшка, у меня есть проблема…» И начинается описание ситуации. Т.е.

человек изначально отделяет себя от проблемы, он как бы стоит в стороне, чтобы священник решил отчуждённую проблему и вернул ему «исправленный» вариант, которым можно будет пользоваться. (С. 10) Человек такого склада, увы, ищет не Бога, а технологию, конкретные методы исцеления с помощью религии». (С.11-12).

«Одно дело – ждать помощи от Бога по молитвам св. Матроны, и совсем другое дело «верить в мощи» как бы сами по себе». (С.13)

Проанализировав причины распространенности подмены духовной жизни «потреблением религиозных услуг», автор приступил к рассмотрению следующей пары противопоставлений.

Речь идёт о тех явлениях, которые автор преподносит в качестве «энтузиазма». «Энтузиазм» противопоставляется аскетике.

Рассуждения о «церковном энтузиазме» предваряются раскрытием смысла указанного понятия, причем предлагается не только «психологическое» определение, данное В.Далем, но и точное этимологическое определение, дающее верную духовную оценку подобным состоянием души. (Синонимы энтузиазма – исступление, экстаз).

Исходя из такого понимания, само собой напрашивается противопоставить энтузиазму (т.е. прелестному состоянию) умиротворение.

Собственно говоря, о. Алексий так и начинает:

«С богословской т.зрения, основа церковного энтузиазма – это идея, прямо противоположная знаменитым словам прп. Серафима Саровского: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи»». (С. 22)

Однако тут же разговор из плоскости духовной переносится совсем в другое русло:

«Напротив, церковный энтузиаст считает, что в первую очередь надо спасать других, а мое спасение заключается в спасении ближних. (С. 22)

И дальше уже вместо ожидаемого противопоставления «энтузиазм-исихазм», автор продолжает рассуждения в плоскости противопоставления «экстенсивное-интенсивное».

Дав верную духовную оценку самому понятию «энтузиазм», автор допускает некорректность, обзывая энтузиастами не тех, кто доводит себя до истерического состояния псевдодуховными медитациями, но…

всех тех, кто занимается внешней деятельностью.

В результате такой манипуляции со смыслами – манипуляции, быть может, не вполне осмысленной – выстраивается картинка, отождествляющая социальную активность («экстенсивное православие») с «энтузиазмом». При этом автор сетует на то, что ««экстенсивное православие» настораживает людей». (С. 24).

«Не могут не пугать нецерковных людей и политические лозунги православных энтузиастов о борьбе с ИНН, экуменизмом, о «восстановлении монархии». Люди видят, в каких болезненных формах это происходит, каким нездоровым огнём горят глаза и речи «православных спасателей России», предлагающих новое «светлое будущее» – мифическую «Православную Империю Русских Людей», «Третий Рим»». (С. 25)

Всё это, конечно же, так.

Однако одно дело говорить о не вполне трезвых формах проявления боли о судьбе Родины. О том, что ложно понятая «православность» может свести духовную жизнь к проявлению «разного рода компенсаций, проекций, самореализаций»[4].

Совсем другое дело – позволять себе не просто снобистский «стёб», но и откровенную манипуляцию, вследствие которой фантом «религиозного человека» нагружается как признаками «потребителя религиозных услуг», так и признаками, присущими «энтузиастам».

При этом очевидную некорректность автор допускает уже в предисловии:

«Так, в интеллигентной среде возникают такие странные мировоззренческие явления, как православная психология, православная педагогика, православная политика, православная литература и подобное. То, что раньше было уделом профессионалов или талантливых личностей, теперь стало измеряться конфессиональной принадлежностью…» (С. 4)

***

Ну, что ж. Молодые и рьяные создают тексты, призванные оттачивать некий «продвинутый» формат «корпоративной нормы».

Помимо очевидных глупостей, присущих околоцерковному сознанию, теперь, по всей вероятности, надобно будет выбросить из головы и многое из того, что совсем недавно казалось нам аксиомами, тем набором аксиом, на базе которых выстраивалась система ценностей. Система, которая и позволяла иметь целостное мировоззрение, которое, однако, можно обозвать «мифологией».

Перезагруженный вариант корпоративной нормы, в числе прочего, по-видимому, должен будет включать непременную любовь к гаррипотеровщине. Эта оккультная попса превращается в нечто, аналогичное т.н. «гей-парадам».

Даёшь добро на проведение «гей-парада» – значит, демократ. Нет – фашист и т.п.

То же самое и тут. Толерантность по отношению к писаниям про юных волшебников должна символизировать некую степень «продвинутости», «трезвости» и т.п.

А что же касается всего того, что может быть позиционировано как бичуемый автором «энтузиазм», то, по всей вероятности, «проявленя экстенсивного православия» будут пресекаться вполне системно. Под самыми благовидными предлогами.

Во всяком случае, учитывая характер послушания о. Алексия, можно предположить, что Волгоградская и Камышинская епархия будет застрахована от литературы, возгревающей в пастве настроения, понимаемые в качестве «церковного энтузиазма».

Учитывая размах презентации, можно предположить, что лабораторный опыт этой епархии может послужить делу выработки конкретных методов коррекции информационных потоков.

[1] Выражение прот. А.Шмемана. См. «Дневники» (М., Русский путь, 2005) [2] Выражение А.Б.Рогозянского. См. «Наш современник в Церкви и в мире» (М, Лепта, 2004) [3] Выражение инокини Ирины (Денисовой). См. док/фильм «Инокиня» (Минск, реж. Г.Адамович, 2010) [4] Выражение А.Б.Рогозянского. См. «Наш современник…»

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2011/05/03/ob_illyuziyah_duhovnoj_zhizni_i_o_bespowadnosti_k_etim

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий