Указ о крепостных в прибалтике. Освобождение крестьян прибалтики

Освобождение крестьян Прибалтики

Указ о крепостных в прибалтике. Освобождение крестьян прибалтики

2. Освобождение крестьян Прибалтики

В начале XIX в. царское правительство неоднократно занималось крестьянским вопросом Прибалтийского края. Результатом этого были несколько новых, утвержденных Александром I законоположений. Одно из них — это крестьянский регулятив 1802 г.

, который признал за крестьянином право собственности на движимое имущество, но так называемый «железный инвентарь» оставался собственностью помещика, хотя использовал его в работе все тот же крестьянин.

Помещик сам определял, что должно входить в этот «железный инвентарь», и помимо сельскохозяйственных орудий часто включал в него скот, зерно и т. д.

Хотя в регулятиве и указывалось, что отныне крестьянин имеет право передавать свое хозяйство по наследству, помещик мог лишить крестьянина земельного участка, переселить его на другие земли и даже продать его. Для этого было достаточно обвинить крестьянина в плохой работе на барщине, в неповиновении Церкви или в недостойном поведении.

В 1804 г. были приняты новые законы, которые запрещали продавать крестьян-дворохозяев и чинить над ними расправу домашним судом. Эти законы в известной мере гарантировали также право наследования, оговаривая его условием исправной выплаты повинностей. Реформа 1804 г.

дала части эстонских крестьян несколько больше возможностей для работы в собственном хозяйстве, но бобылей, дворовую прислугу и другие крестьянские прослойки оставила в прежнем положении. Такие половинчатые меры не могли приостановить волнения среди крестьян. В 1803–1806 гг.

в Эстляндии и Лифляндии беспорядки происходили в 49 имениях, особенно в центральных уездах и в окрестностях Дерпта. Ожесточенные и кровопролитные столкновения произошли в имении Козе-Уусмыйза, где батраками были убиты начальник военного отряда и унтер-офицер, тяжело ранено несколько солдат.

Восставшие также понесли потери: убили шестерых и тяжело ранили семерых крестьян.

Еще на ландтаге Эстляндской губернии в 1811 г. помещики под давлением крестьянских волнений и общественного мненияhttp://www.sedmitza.ru/index.html?sid=128&did=1496 – note_link_1#note_link_1 стали высказываться за освобождение крестьян без земли.

Александр I был доволен их инициативой, но разработке соответствующих законов помешала Отечественная война 1812 г., хотя она непосредственно и не затронула этой территории.

После окончания войны эстляндским дворянством был составлен законопроект, который предусматривал предоставление крестьянам личной свободы, но не наделял их землей и оставлял за помещиком широкие полицейские права.

Таким образом, по отношению к своим крестьянам помещик оказывался в роли государственного чиновника, вершившего суд и расправу. Александр I утвердил законопроект 8 июня 1816г., а с 8 января 1817 г. закон вступил в силу в Эстляндской губернии.

Летом 1818 г. к обсуждению аналогичного законопроекта приступили в Лифляндской губернии, и в 1819 г. Александром I он был утвержден, а с января 1820 г. вступил в силу.

Процедура введения закона в действие на местах была очень сложной, потому что помещики опасались возникновения волнений вследствие освобождения крестьян без земли. Освобождались не все крестьяне сразу, а постепенно, по частям, в разные сроки для разных категорий вплоть до 1832 г.

Например, в первые три года крестьянин получал право передвигаться только в пределах прихода, затем — уезда и только с 1832 г. — в пределах губернии, переселяться же в другие губернии запрещалось.

Права вотчинной полиции, которыми наделялся помещик, давали ему власть над всеми лицами, проживавшими на территории имения.

Он мог арестовать и приговорить к телесному наказанию: мужчин к 15 ударам палкой, женщин — к 30 ударам розгой (в Лифляндской губернии — к 15-ти), передать обвиненного крестьянина высшим полицейским и судебным властям.

Таким образом, участь крестьянина существенным образом не изменилась, они и впредь оставались полностью зависимыми от помещика.

Положение о крестьянах Лифляндской губернии 1819 г. определяло, что до введения личной свободы все повинности крестьян определялись вакенбухами по положению 1804 г., а после освобождения устанавливались посредством «вольного соглашения».

В 1819 г. лифляндское дворянство отказалось от всяких прав, сопряженных с крепостной зависимостью и наследственным подчинением крестьян, но оставило за собою право собственности на землю и неограниченного пользования ею.

Естественным следствием этого нового положения стала отмена нормы барщины. Теперь сам помещик определял размер повинностей.

На практике крестьянин принужден был соглашаться на всякое предложение владельца, лишь бы оно давало ему возможность прокормиться.

Такая свобода, естественно, не могла удовлетворить крестьян, и с первых дней обнародования закона в Эстляндии и Лифляндии не прекращались волнения. К 1823 г. волнениями были охвачены 69 имений.

В распоряжение каждого уездного суда для подавления беспорядков царским правительством было выделено по батальону солдат, однако до вооруженных конфликтов дело не доходило, потому что в волнениях не участвовали батраки и беднота.

Потеряв надежду на обеспечение семьи работой на земле, арендуемой у помещика, они получили право переселяться в города и искать работу в промышленности.

Освобождение крестьян дало толчок капиталистическому пути развития также и на селе. Особенно стало развиваться винокурение. В 1820–1824 гг. в Лифляндии в среднем ежегодно производилось около 1,5 млн. четвертей зерна. Из этого количества более 20% расходовалось на винокурение.

Получило развитие льноводство, выращивание картофеля, откорм скота на отходах винокурения для поставки мяса в Петербург. Среди крестьян во второй четверти XIX столетия начинается процесс социальной дифференциации, появление зажиточных крестьян, корчмарей, мельников и т. п., которых называли «серыми баронами».

В то же время бедные крестьяне все больше оказывались в долговой зависимости у купцов и помещиков.

ликвидации сословного права дворян на землю последняя стала продаваться), быстрее стал развиваться внутренний рынок.

В России строятся новые фабрики и заводы, развиваются Отмена крепостного права в России в 1861 г.

и последовавшие за ней другие реформы явились “перевалом”, “поворотным пунктом” российской истории, сравнимым по своим последствиям с европейскими буржуазными революциями, − …

прекращение временно-обязанных отношений) был установлен Положением о выкупе наделов остающимися еще в обязательных отношениях к помещикам в губерниях, состоящих на Великороссийском и Малороссийском местных положениях 19 февраля 1861 года от 28 декабря 1881 г., а в девяти западных губерниях (Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской, Витебской. Могилевгкой. Киевской, Подольской и Волынской) …

барщинной системы к капиталистической. Кроме того, необходимы были стартовый капитал и опыт ведения предпринимательского хозяйства, т. е. то, чем подавляющее большинство помещиков не располагало. К тому же в первые десятилетия после реформы 1861 г. крестьянское хозяйство еще не вполне было отделено от помещичьего: крестьянские и помещичьи угодья не везде были размежеваны. Малоземелье, отрезки от …

. Он еще больше сократил размеры крестьянских земельных наделов, а повинности увеличил. 17 февраля 1861 г. проект реформы утвердил Государственный совет. 19 февраля его подписал Александр П. Основные принципы и условия отмены крепостного права были сформулированы в Манифесте «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей…» и Положениях.

Манифест и « …

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/157631/1

Положение крестьян Прибалтики в начале XIX столетия. Законы 1804-1805 годов. Безземельное освобождение крестьян в 1816-1819 годах

Указ о крепостных в прибалтике. Освобождение крестьян прибалтики
Детский сад.Ру >> Электронная библиотека >> И. В. Кузнецов, В. И. Лебедев. Пособие для учителей “ИСТОРИЯ СССР. XVIII – середина XIX вв”.Учпедгиз. Москва, 1958 г.

OCR Detskiysad.Ru

Публикуется с небольшими сокращениями

Вернуться в оглавление книги

Крестьянское население Прибалтики – эстонцы и латыши – были зависимыми крестьянами, в то время как представители господствующего класса помещиков там были немцы, бароны, потомки рыцарей, вторгнувшихся в Прибалтику в XII-XIII вв. Царизм учитывал эту особенность исторического развития Прибалтики и в соответствии со своей классовой природой поддерживал баронов – прибалтийских дворян.Царизм допускал в Прибалтике в местном управлении сохранение ряда особенностей. Генерал-губернаторы и губернаторы прибалтийских губерний назначались по преимуществу из числа баронов. Прибалтийские дворяне собирались раз в три года на свои совещания – ландтаги, где обсуждались проекты постановлений, подлежащие утверждению правительством. На ландтагах избиралась коллегия ландратов, ведавшая делами местного управления.С конца XVIII в. немецкие бароны резко усилили эксплуатацию эстонского и латышского крестьянства. В XVIII в. было отменено всякое ограничение размеров барщины и оброка, и помещики получили право продажи крестьян и ссылки их в Сибирь. Барщина делилась на ординарную (постоянную) и экстраординарную, (сгонную). Последняя была особым бичом для крестьян.Близость Прибалтики к морю благоприятствовала развитию внешней торговли через порты Балтики. Это еще больше стимулировало эксплуатацию крестьян баронами.Крестьянство составляло тогда свыше 90 % населения Прибалтики.Крестьянство делилось на две категории: хозяев и работников. И те и другие находились в феодально-крепостной зависимости от помещиков-баронов.Крестьянин-дворохозяин имел землю, но его земля числилась за помещиком. Он выполнял барщину и другие многочисленные повинности. С другой стороны, были безземельные крестьяне – работники, которые отбывали барщину или прямо у помещика или работали у крестьянина-хозяина, отбывавшего барщину вместе с батраками у того же помещика.Развитие товарно-денежных отношений побуждало прибалтийских баронов в погоне за повышением своих доходов расширять барскую запашку, обезземеливать крестьян и непомерно увеличивать барщину и оброк.Крестьянство Прибалтики, таким образом, испытывало тяжелый гнет крепостничества, а также национальный гнет со стороны баронов и царизма. Этот двойной гнет особенно обострял обстановку в Прибалтике, и угнетенное прибалтийское крестьянство поднималось на борьбу. Среди крестьянских волнений в это время особую известность получило восстание 1802 г. в Вольмарском уезде. Крестьяне этого уезда, возмущенные чрезмерной эксплуатацией со стороны баронов, двинулись тысячной толпой к городу Вольмар и вступили там в бой с войсками. Хотя восстание и потерпело поражение, но оно было ярким выражением растущего недовольства крестьян в Прибалтике.Крестьянские волнения в Прибалтике развертывались также в в других местах.Характерным в этом отношении является донесение генерал-губернатора, который сообщил, что в Пильтенском районе «восстание крестьян так распространилось, что мне неизвестна ни одна волость, где все бы обстояло благополучно… Если в некоторых местностях восстание не приняло открытых форм, то крестьяне лишь ждут, когда вспыхнет бунт ярким пламенем. Нападают на судей, начальникам не дают должного почтения, и большая часть крестьян требует освобождения от барщины. Теперь для меня ясно, что никакие правительственные указы здесь помочь не могут. Я принужден буду прибегнуть к строгим репрессиям, как только получу достаточное количество войск».Опасность роста волнений была столь очевидна и велика, что царское правительство решило несколько ограничить размеры эксплуатации прибалтийского крестьянства (эстонцев и латышей) путем некоторого ограничения прав прибалтийского баронства (дворян). Эту задачу царское правительство пыталось разрешить законами, изданными в 1804-1805 гг. и позднее – в 1816-1819 гг. По законам 1804-1805 гг. в Лифляндии, Эстляндии и Курляндии земля, находившаяся в пользовании у крестьян-дворохозяев, закреплялась за ними в пожизненное и наследственное пользование. Отнять землю, находившуюся в пользовании крестьянина, помещик мог только по решению крестьянского суда. По этим же законам крестьяне считали прикрепленными к земле, а не к помещику; помещикам запрещалась продажа крестьян.Крестьяне получали право покупать землю в собственность, приобретать движимое имущество.Была введена регламентация барщины и оброка, размер их вписывался в особые книги – «вакенбухи», помещик имел право наказывать только дворовых и батраков, а крестьяне-домохозяева могли наказываться лишь по приговору крестьянского суда. Хотя закон 1804 г. и ограничивал в некоторой степени права прибалтийских дворян-баронов, тем не менее он не мог удовлетворить крестьян и совсем не касался батраков, положение которых ничуть не изменилось. Поэтому крестьянские волнения продолжались. В связи с этим в 1808-1809 гг. был издан дополнительный указ, по которому более точно регулировались повинности крестьян в отношении помещика, а также устанавливались условия содержания крестьян-работников. Но и эта уступка крестьянству также была незначительной, и крепостничество в Прибалтике сохранялось. Установленная законами 1804 и 1809 гг. регламентация крестьянских повинностей и, главное, ограничение права помещика присоединять к своей пашне землю, находящуюся в наследственном пользовании у крестьян, вызвало недовольство прибалтийского дворянства. Прибалтийское дворянство начало поход против этих законов и добилось в 1816-1819 гг. отмены их.Произошло это под видом так называемого «освобождения» крестьян, которое было проведено в начале в Эстляндии, затем в Лифляндии и Курляндии.Закон 1816 г. устанавливал безземельное освобождение крестьян. Земля объявлялась собственностью помещика. Помещики Прибалтики получили право без всякого суда отбирать землю у крестьян и использовать ее по своему усмотрению. Личная независимость крестьянина от помещика предоставлялась далеко не сразу. Крестьяне делились на три категории, которые освобождались постепенно, в течение четырнадцати лет. В Лифляндии устанавливались несколько другие сроки освобождения крестьян.Лишенные земли крестьяне вынуждены были идти в зависимость к помещикам, заключая с ними сделки об аренде земли на кабальных условиях. Отсюда юридически свободные крестьяне Прибалтики оказывались по-прежнему в зависимом от помещика положении и подвергались жестокой феодальной и полуфеодальной эксплуатации. Недаром крестьянство Прибалтики отвечало на законы об «освобождении» новым усилением волнений. В обзоре деятельности министерства внутренних дел указывалось, что в 1818 и 1819 гг. в Курляндской, Лифляндской и Эстляндской губерниях начались волнения по поводу введения там новых крестьянских положений. В этих губерниях для восстановления «порядка» была пущена в ход военная сила. Широкий размах получило бегство крестьян от баронского гнета в С.-Петербургскую и центральные русские губернии.

Продолжение книги…

.
Приворот является магическим воздействием на человека помимо его воли. Принято различать два вида приворота – любовный и сексуальный. Чем же они отличаются между собой?Читать статью >>
.
По данным статистики, наши соотечественницы ежегодно тратят баснословные суммы денег на экстрасенсов, гадалок. Воистину, вера в силу слова огромна. Но оправдана ли она?Читать статью >>

Источник: http://www.detskiysad.ru/raznlit/istoria048.html

Отмена крепостного права в Прибалтике

Указ о крепостных в прибалтике. Освобождение крестьян прибалтики

С XV в. в России существовала система крепостного права. Со временем крепостнический гнет все больше усиливался, в результате чего крестьяне стали фактической собственностью землевладельца, хотя, изначально они были временно зависимыми работниками на земле помещика.

Своего пика крепостное право достигло при Екатерине II, когда крестьяне стали фактически бесправными, а действия помещика – безнаказанными.

Правление Екатерины II называют «золотым веком российского дворянства», так как в этот период знать получила огромное количество прав и привилегий, что было выражено в «Жалованной грамоте дворянству», вышедшей в 1785 г.

Дворяне приобрели монополию на владение крепостными крестьянами, которых они могли продать, купить, обменять, женить, сослать на каторгу и пр. Крепостное же право было распространено на другие территории Российской Империи – Малороссия, Новороссия, Правобережная Украина.

Замечание 1

Прибалтикой тогда считались Лифляндская, Эстляндская и Курляндская губернии. Первые две были присоединены к России по результатам Северной войны (1700-1721 гг.), а последняя вошла в состав Российской империи после раздела Польши в 1795 г.

  • Курсовая работа 400 руб.
  • Реферат 230 руб.
  • Контрольная работа 250 руб.

Присоединение этих губерний к России оказало положительный эффект на их экономику, поскольку местные поставщики получили большой рынок сбыта, а России, в свою очередь, их портовые города позволили наладить сбыт продукции российских купцов.

Крепостное право в Прибалтике

Замечание 2

Особенностью сословной ситуации в Прибалтике было то, что дворяне, составлявшие 1% от всего населения, были немцами по национальности. Коренное же население- латыши и эсты – были почти поголовно в крестьянском сословии.

Барщина там была поделена на ординарную и экстраординарную. Согласно ординарной крестьянин обязан был отработать на земле помещика со своими орудиями труда определенное количество дней. Больше была распространена экстраординарная барщина, при котором крестьяне должны были работать на помещичьих земля во время проведения сезонных сельскохозяйственных работ.

В этом случае также происходило разделение на вспомогательную барщину и общий сгон. Во втором случае помещик мог согнать на работы все трудоспособное население, при этом обязан был обеспечить их кормление на протяжении срок их работ.

Такая экстраординарная барщина была более всего губительна для хозяйства крестьян, так как у них не оставалось времени работать на своей земле.

В начале XIX в. в Прибалтике широко распространяется батрачество. Батраки представляли собой безземельных крестьян, которые появлялись вследствие захвата помещиками крестьянских земель. Они обычно были вынуждены работать на более зажиточных крестьян.

Крепостной вопрос в политике Александра I

Александр I, воспитанный в духе идей Просвещения, в начале своего правления был настроен проводить либеральные реформы. Он полагал, что из-за крепостного строя страна находилась в состоянии варварства.

При нем у крестьян появилась возможность освобождаться от зависимости с землей за выкуп (1803 г.), торговать, брать векселя (с разрешения помещика), а помещик больше не мог отправлять крестьян на каторгу за маловажные проступки и открыто продавать крепостных.

Несмотря на, возможно, личное желание Александра отменить крепостничество, сделать ему это не удалось из-за яростного противодействия дворянства. Старая екатерининская знать была абсолютно на это не настроена, так как для них это было просто невыгодно.

Александр побоялся идти на решительные шаги, так как боялся потерять поддержку дворянства. Тем не менее, тайные проекты по отмене крепостного права он все равно продолжал поддерживать.

Замечание 3

В начале XIX в. в прибалтийских областях обостряются классовые противоречия, которые были выражены в массовых крестьянских восстаниях и побегах крепостных.

Суть реформы

Правительство боялось повторения революционных событий Франции и Польши, поэтому обратилось к решению проблемы в Прибалтике.

Дворянское собрание Лифляндии было вынуждено было пойти на некоторые уступки и закрепить за крестьянами право пользоваться собственным движимым имуществом.

Однако из-за отказа дворянства идти на другие уступки, недовольство крестьян все больше росло, к тому же они получили поддержку городских низов.

В 1802 г. крестьянские бунты охватили области г. Валмиер, позже распространившись на другие районы. Это масштабное восстание властям через определенное время удалось подавить.

Обстановку было необходимо стабилизировать. В 1804 г. выходит положение «О лифляндских крестьянах», согласно которому:

  • крестьяне прикреплялись к помещику, а не к земле;
  • крестьяне, владеющие земельными наделами, становились их собственниками и получали право наследования;
  • во всех областях формировались волостные суды, которые следили за порядком отбывания барщины и платы оброка крестьянами;
  • размер барщины увеличивался.

Данное положение не удовлетворило почти никого: помещики считали его ущемлением их старинных прав, а батраки не получили никакой выгоды. В результате этого, в 1805 г. начались новые крестьянские волнения.

Для удовлетворения помещиков и крестьян, правительство в 1809 г. выпустило «Дополнительные статьи», согласно которым:

  • помещики имели право сами устанавливать размер барщины, выселять любого домохозяина с его двора и изымать крестьянские земельные участки на основании нерадивого отношения по ведению хозяйства;
  • батракам уменьшили время работы на барщине до 12 часов в сутки, а также был установлен размер оплаты за работу; их было запрещено привлекать на работу ночью без крайней необходимости.

Со временем, идея об отмене крепостного права среди помещиков стала распространяться все больше. Александр I поручил дворянству самому предложить идею по этому вопросу. По предоставленному эстляндским дворянством проекту все крестьяне получали свободу, а вся земля оставалась во владении дворянина. Также, в обязанности помещика входило осуществление полицейского надзора в его землях.

Данный проект получил императорское утверждение в 1816 г. и в 1817 г. он вступил в силу в Эстляндской губернии, а с 1820 г. он стал действовать в Лифляндии.

Проведение данного закона об отмене крепостного права проходило с большими трудностями. В целях предупреждения массового перехода крестьян с насиженных мест, им ограничили возможность передвижения. Разрешение свободных передвижений по всей губернии они получили только в 1832 г.

Итак, основными положениями отмены крепостного права в Прибалтике были:

  • получение крестьянами личной свободы, но потеря прав на землю;
  • земля объявлялась собственностью помещиков;
  • крестьянам разрешалось выкупать землю и движимое имущество;
  • крестьяне могли арендовать землю, но условия аренды законодательно не регламентировались;
  • крестьяне сразу становились членами волостных общин, подчиненных местному помещику.

Результаты крестьянской реформы были неоднозначными. С одной стороны, крестьяне стали лично свободными людьми. С другой стороны, условия их освобождения были выгодны помещикам, за которыми сохранялась земля, которую крестьяне арендовали у них. В итоге реальной свободы крестьяне не получили, продолжая оставаться под властью землевладельцев.

Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/otmena_krepostnogo_prava_v_pribaltike/

Крепостное право в Латвии: как Россия освободила латышей

Указ о крепостных в прибалтике. Освобождение крестьян прибалтики

Националистов в Латвии порой может обидеть даже простое напоминание о том, что в годы правления шведской короны латышские крестьяне окончательно потеряли свободу и были превращены в бесправных и бессловесных исполнителей, тогда как личное освобождение латышей произошло благодаря Российской империи. Русские — освободители, а Скандинавия — оккупант: этот исторический факт не укладывается в голове латышских националистов.

История не терпит сослагательного наклонения и не вычеркнет деяния Класа Окесона Тотта, который в 1668 году разработал полицейские правила для Ливонии и бесправных латышских крестьян. Один из главных пунктов нового кодекса гласил, что крестьянин, который к настоящему моменту пользуется помещичьей землей, закрепощается и переходит в собственность помещика.

Тем не менее в официальной латвийской историографии как минимум со времен диктатуры Карлиса Ульманиса (1934–1940 гг.) фигурирует тезис о «золотых шведских временах».

Изменила порядок вещей Северная война, которая разгорелась за право обладания Прибалтикой. Шведская армия потерпела ряд поражений. А первого российского императора тайно поддерживали немецкие аристократы. Одним из них был Иоганн Рейнгольд Паткуль, который собрал вокруг себя группу единомышленников.

Латышские крестьяне в национальных костюмах, реконструкция

Помещикам, вступившим в секретные переговоры с Петром Великим, очень не нравилось, что все их земли фактически принадлежали шведской короне, а сами они выступали в роли арендаторов.

Вскоре шведские разведчики разоблачили подковерную деятельность Паткуля, сам он был арестован и жестоко казнен в 1707 году по решению короля. Тем не менее  Иоганн Рейнгольд Паткуль был далеко не один — многие немецкие помещики были крайне недовольны корыстолюбивой балтийской политикой шведских властей.

Борис Петрович Шереметьев, взявший Ригу в июле 1710 года

Впрочем, уже очень скоро судьба Прибалтики была решена: в сентябре 1708 года Ригу осадили войска генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметьева. Восемь месяцев рижская крепость держалась, однако в итоге русские войска одержали уверенную победу.

Пока над купеческими особняками свистели ядра, а в башнях рижских церквей тревожно били колокола, в густом лесу в Дрейлингсбуше (современный рижский микрорайон Дрейлини) велись обстоятельные переговоры между российскими дипломатами и военачальниками и рижскими ратманами, которые защищали интересы землевладельцев. 

Именно тогда русская сторона обещала восстановить все феодальные привилегии немцев. И правители Риги окончательно приняли сторону российской короны.

Петр Первый после взятия Риги подписал «Аккордные пункты», отменив все обременительные для немецких феодалов условия подчинения верховной власти.

Аникита Иванович Репнин, первый русский генерал-губернатор Лифляндии

Им была дарована местная автономия, за ними сохранялось право на гражданство и землевладение, за немецким языком был закреплен статус официального, также разрешалось печатать собственные монеты. Представителем российской власти был только лифляндский генерал-губернатор, первым из которых стал талантливый полководец Аникита Иванович Репнин.

Крепостная зависимость латышей оставалось священной коровой, печальным наследием «золотых» шведских времен…

Новые времена для латышских землепашцев наступили ровно через век. Кризис сельского хозяйства, голодовки, крестьянские бунты, иногда и открытые мятежи против немецкой администрации — все эти явления были характерными для Прибалтийского края.

Известно, что немецкие помещики могли вообще не заплатить латышским батракам, а трудовые повинности крестьян не были нигде зафиксированы — все отдавалось на откуп местным землевладельцам, которые, естественно, бесконтрольно злоупотребляли своими феодальными правами.

Латышского крестьянина могли избить палками и плетьми, посадить под замок, лишить имущества, разлучить с детьми, женить по собственному усмотрению. Это было действительно страшное время.

После получения известий о стихийных крестьянских выступлениях в лифляндской глубинке ближнее окружение императора Александра I разработало законопроект о крестьянах Прибалтийского края. Он вступил в силу в 1804 году.

Впервые в истории были составлены списки конкретных повинностей для помещичьих крестьян (вакенбухи).

Латышские крестьяне — хозяева дворов получили ранее невиданное право на наследственное владение земельными участками. Безземельные крестьяне-батраки и дворовые люди могли официально претендовать на минимум обязательного вознаграждения, который был установлен впервые.

Эти меры, принятые русским царем, смягчили условия существования латышских крестьян.

Вскоре сами немецкие дворяне, на которых распространялись прогрессивные веяния, скооперировались с российской администрацией и совместно разработали проект об упразднении крепостного права. Закон вступил в силу в Эстляндии в 1816 году, в Курляндии — в 1817 году, в Лифляндии — в 1819 году.

Крестьяне оказались избавлены от личной зависимости, хотя право собственности на землю было закреплено за прибалтийско-немецкими дворянами.

Александр Первый, отменивший крепостное право в Прибалтийских губерниях

Впрочем, некоторые латышские крестьяне, как мы помним, могли быть владельцами своих участков с 1804 года. Так ликвидировали полное личное бесправие большинства латышей и эстонцев, условия которого были разработаны два-три века назад «просвещенными гуманистами» Давидом Хильхеном и Класом Окесоном Тоттом.

Еще раз отметим, что крестьянская реформа в Прибалтике была подготовлена и принята при русском императоре и при активном участии русских чиновников.

Русским же крестьянам, пусть даже и находившимся в менее тяжелых условиях личной зависимости от помещиков, пришлось ждать освобождения еще полвека.

Напомним, что реформа крепостного права во всей остальной России (и в Латгалии, входившей в состав Витебской губернии) состоялась только в 1861 году, да и то она не была окончательно продумана.

Вот и смотрите, кто в истории отношений России с Прибалтикой был «оккупантом».

Борис Кустодиев. Освобождение крестьян (Чтение манифеста)

Источник: https://www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoriya/24042019-krepostnoe-pravo-v-latvii-kak-rossiya-osvobodila-latyshey/

WikiMedForum.Ru
Добавить комментарий